Разгадка иероглифов Древнего Египта

Первые шаги в разгадке иероглифов помог сделать, как не странно Наполеон. Когда он решил пойти по пути Александра Македонского и завоевать Восток, то на кораблях французской эскадры отправились в Египет не только тридцать восемь тысяч солдат, но и двести художников и ученых.
Но хоть экспедиция провалилась и Азии Наполеон не завоевал, а тайком покинул свои войска и убежал во Францию, где решалось, кто будет править страной, ученые сделали свое дело — Северная Африка перестала быть таинственной страной. Ее исследовали географы, ботаники, физики, геологи... Но одна тайна осталась — тайна пирамид, тайна египетских древностей.
И хоть художники не только зарисовали пирамиды и храмы, но еще и скопировали барельефы и иероглифы в храмах и гробницах, понять, кто и когда написал и нарисовал эти письмена, что означают тщательно изображенные, выбитые на камне фигурки львов и орлов, петли и лопаты, они не смогли.
Правда, среди трофеев французской экспедиции, впоследствии отобранных у них англичанами, была большая плоская плита черного базальта, на которой египетскими иероглифами был изображен текст, под ним тот же текст — неизвестным письмом, а внизу — перевод на греческий. Плиту назвали Розеттским камнем, по месту ее находки. Греческую надпись ученые прочли сразу, и, казалось бы, сделай один шажок, посмотри, как соответствуют иероглифы греческим словам...
Но обнаружилось, что никак не соответствуют! Иероглифы занимали четырнадцать строк, а греческая надпись — пятьдесят четыре строки! Как их сличить?
И тут вспомнили об ученом римского времени, который полторы тысячи лет тому назад изучал египетские иероглифы, беседовал со жрецами и объявил, что каждый рисунок, каждый иероглиф обозначает символ, понятие. Например, если ты видишь нарисованного льва, то и читай — «лев»! А можно истолковать этот символ, как слово «смелый».
Никаких сомнений в правоте древнего ученого, которого звали Гораполлоном, ни у кого не возникало. Ведь даже при беглом взгляде на Розеттский камень становилось ясно — то, что египтяне изображали одним иероглифом, греки записывали словом или даже несколькими словами — вчетверо длиннее.
А дальше каждый, кто хотел, расшифровывал египетские иероглифы в свое удовольствие. Что конечно же не имело ни малейшего отношения к действительности. А наиболее мудрые ученые вообще утверждали, что разгадать иероглифы не удастся никогда.
Но французскому ученому все же удалось сдвинуться с мертвой точки. Жизнь дала Жану Шампольону возможность провести несколько месяцев наедине с египетскими текстами и позволила сделать решительный шаг к разгадке тайны египетской письменности.
Шампольону стало ясно, что по пути, указанному Гораполлоном, с которого до сих пор не сошел ни один исследователь, надо уйти немедленно.
И в этом заключалось основное открытие.
Как только Шампольон сделал первый шаг, дальше все стало просто. То есть для нас с вами просто, потому что мы знаем ход мысли ученого. Шампольону же пришлось двадцать лет изучать языки Востока и решать задачи шифровальщика. И кроме него, никто до такой простой штуки не додумался.
Шампольон предположил: а вдруг иероглифы означали не картинки и не понятия, а были просто буквами?
Как это проверить?
Шампольон обратил внимание на то, что некоторые слова в египетском тексте Розеттского камня обведены овалами. Тщательно высчитав, какие слова могли им соответствовать, он сказал себе: «А что, если это имена фараонов?»
Вернее, царей и цариц Египта, ибо в эллинистические и римские времена правителей этой страны фараонами уже не называли.
«Если я прав, — рассуждал Шампольон, — то возьмем овал, который можно считать именем Птолемея. Будем считать иероглиф буквой. Тогда квадратик будет буквой «п», половинка круга— «т», веревка с петлей— буквой «о», лев — буквой «л» и так далее».
Как проверить свою правоту? Очень просто — взять овал, в котором, судя по греческому переводу, может находиться имя Клеопатры, и посмотреть, не встретятся ли там буквы из слова «Птолемей».
Первая буква Шампольону еще не встречалась. Он решил, что четверть круга — это буква «к». Следующей должна была быть буква «л». А что стояло в овале? Лев! Дальше? Дальше — тесак. А по слову «Птолемей» ученый знал, что он означал букву «е». Дальнее? А дальше уже знакомая петля, которую Шампольон счел буквой «о»... Постойте! Что получилось? «К-л-е-о...»
И вскоре Шампольон не только прочел все имена царей Египта в той надписи, но и получил основу алфавита.
Дальше дело оказалось не таким простым. В овалах имена была показаны буквами, а в других местах надписей эти знаки могли означать слоги, а то и целые слова.
И снова потянулись месяцы и годы труда, прежде чем Шампольон смог уверенно сказать: «Я могу читать любой текст, написанный иероглифами».
У Шампольона было слабое здоровье и он сгорел от чахотки, так и не успев опубликовать свой основной труд «Египетскую грамматику». Ее издали через несколько лет после смерти ученого.
Только не думайте, что после этого все принялись кричать: «Какой гений Шампольон!»
Ничего подобного. Еще лет пятьдесят находилось немало скептиков и завистников, которые считали, что Шампольон ничего не раскрыл. И только после того, как по его методу были прочитаны новые надписи, к великому ученому пришло настоящее признание.

§Фараоны§Пирамиды§Золотая пиктораль§Обелиски§Папирус§