Тайны египетской экспедиции Наполеона

И вдруг – озарение!

21 декабря. Усталый мозг Жана Франсуа пронзает внезапная догадка.

Как легко было впасть в заблуждение, будто каждая из сложных фигурок, выведение которых требует времени и усилий, должна много значить! Почему, сличая надписи на Розеттском камне, он не увидел сразу, что иероглифов в три раза больше, чем слов в греческой версии! Раз этих фигурок так много, следовательно, каждая из них означает достаточно мало! Да это же просто буквы! Мало слов, много букв! И лев – не символ войны, а просто буква «л»! И все эти знаки – буквы, или обозначения слогов!

Он прочел несколько имен и титулов. Чудо чудное, диво дивное – греческий правитель Себастос, римские императоры Тиберий, Домициан, Траян, Германик, полководец Марк Антоний! Он составляет список понятых им знаков.

Кроме копии Розеттского камня в его распоряжении была найденная в 1815 году английским археологом Бенксом двуязычная надпись на острове Филэ, начертанная иероглифами с переводом на греческий язык. В январе 1822 года результаты работы англичанина стали известны Шампольону. Это давало новые «зацепки» и расширяло возможности.

Вновь и вновь рассматривает он надписи на двуязычном обелиске из Фив и розеттскую.

Все расшифрованные письмена относились к греко-римскому периоду. Но, может быть, только имена собственные неегипетского происхождения передавались с помощью букв? А как же фараоны и их времена?

Он изучает надписи ранних периодов. Должно же наступить еще одно просветление разума!

Что за наречие происходит от древнеегипетского языка? Во что он трансформировался?

Спустя несколько месяцев после первого открытия, 14 сентября 1822 года, Шампольон совершает новый прорыв, установив языковое родство иероглифов и известного ему с юных лет коптского языка.

Именно этот язык важен хотя бы потому, что в начале христианской эры применялся для перевода книг Священного Писания. Стало быть, египтяне считали его более подходящим для этих благородных целей, чем греческий. И это несмотря на то, что после двадцать шестой династии фараонов, и уж тем более при Птолемеях, греческий язык получил права гражданства и широкое распространение в Египте.

(Коптский язык! Наполеону пришлась по душе мысль сделать его государственным языком Египта!)

И он прочитывает множество строк, иероглифов и курсивов. Способ мышления, в них воплощенный, для нас порой необычен – то мудрость людей былых эпох.

Розеттский камень. В картуш было выделено имя. Несомненно (по сличению с греческим) – это имя Птолемея.

Надпись в Филэ. По-гречески было прочитано имя «Клеопатра», и найден соответствующий картуш.

Назад | Далее