Тайны египетской экспедиции Наполеона

Между тем, духовенство продолжало антифранцузские проповеди в мечетях. Бонапарт заявил десяти «наиболее преданным» шейхам: «Нужно положить конец этим беспорядкам; мне нужна фетфа…, приказывающая народу принести присягу на верность».

Итак, он решился на то, чтобы потребовать полного и всеобщего повиновения.

Лица шейхов побледнели. Глава улемов Аль-Азхара после продолжительного раздумья заявил: «Вы хотите пользоваться покровительством пророка, он любит вас; вы хотите, чтоб арабы-мусульмане поспешили встать под ваши знамена, вы хотите возродить славу Аравии, вы не идолопоклонник, сделайтесь мусульманином; 100 000 египтян и 100 000 арабов из Аравии, Медины, Мекки сомкнутся вокруг вас. Под вашим водительством и дисциплинированные на ваш манер, они завоюют Восток, и вы восстановите родину пророка во всей ее славе». «В то же мгновение старческие лица осветила улыбка. Все пали ниц, призывая покровительство небес».

Кульминационный момент. Бонапарт должен был достойно ответить на смелый вызов. Но это не тот случай, когда говорят «да, да», «нет, нет».

Есть над чем призадуматься!

Во-первых, всякий человек должен умереть, не изменив своей религии (этого, естественно, он вслух не произнес).

Во-вторых, есть две сложности на этом пути (и здесь он предложил начать обсуждение): солдаты вовсе не готовы пойти на обрезание, а, кроме того, «приучены к вину с детства, я никогда не смогу убедить их отказаться от него».

Дискуссия приняла характер длительный, основательный и неспешный, чего Бонапарт и добивался.

Первый вопрос удалось разрешить к общему удовлетворению. Правила вовсе не строгие: «обрезание представляет собой дополнение… оно не было введено пророком, а лишь рекомендовалось им… можно поэтому быть мусульманином, не будучи обрезанным».

С алкоголем сложнее: «можно пить вино и быть мусульманином, но это значит жить во грехе без надежды на награду, обещанную избранным».

Тут Бонапарт огорчился. Получается, что лучшие в мире солдаты, победители мамелюков, будут отнесены ко второму разряду?

Тогда дипломатичный Аль-Мохди предложил оставить в фетфе лишь первую часть, вторую же сделать предметом новой дискуссии. Не помешает и проконсультироваться у шейхов и шерифов Мекки.

Духовенство и народ живо обсуждали события. Среди слухов был и такой: сам пророк явился султану Кебиру, сказав ему: «Мамелюки правили, следуя только своим капризам; я выдал их тебе. Ты предоставил власть шейхам, улемам; поэтому все тебе удается. Но нужно завершить то, что ты начал. Признай догматы моей веры и следуй им; это вера самого бога. Арабы ждут только этого сигнала; я дам тебе завоевать всю Азию».

Назад | Далее