Тайны египетской экспедиции Наполеона

В ноябре 1800 года обследования продолжатся. Начав с центра канала, группа ученых разделится на две бригады: одна направится к Средиземному морю, другая на Каир.

Виллье дю Терраж описал все тяготы предприятия: «Работы часто прерывались из-за недостатка воды. Однажды мы подумали, что не сможем завершить проект. Трудности тяжелого климата… вызывали необходимость убыстрять некоторые работы и пропускать замеры, которые мы планировали сделать». «… все хорошие инструменты, которые мы привезли с собой из Парижа, были разрушены во время мятежа в Каире». «Когда мы закончили, то вручили все наши тетради Лепэру, который с помощью своего брата (Гратьена) должен был координировать данные».

Из-за неточностей измерения Лепэр определил различие уровней двух морей почти в десять метров, что оказалось неверным. Канал должен был начинаться севернее Суэца и двигаться по прямой линии, пересечь озеро Тимсах и Горькие озера, и выйти к Средиземному морю. Проект предусматривал возведение многочисленных шлюзов. Лепэр рекомендовал строительство второго канала стоимостью в 30 миллионов франков (для этого понадобились бы 10 000 рабочих и четыре года).

Заключения Лепэра были самым авторитетным мнением по данному вопросу в течение пятидесяти лет. И все наброски, чертежи и зарисовки, сделанные учеными под его руководством, полвека спустя будут в целом подтверждены работами Фердинанда Лессепса.

Бонапарт продолжал свой путь. Наступил новый 1799 год, но герой ни слова не говорит о том, что событие было как-то отмечено.

Ночевали в оазисе, среди рощи. Было холодно, выли шакалы, «голос которых напоминает человеческий».

Солдаты поймали курьера, ехавшего верхом на верблюде. Он вез в Верхний Египет депеши от Ибрагим-бея и Джеззар-паши.

Бонапарт прочел сообщения. На сирийской границе началась война. Войско Джеззар-паши пошло в Египет, его авангард занял оазис Аль-Ариш и укреплял форт.

Мирная передышка закончилась. Перед тем, как самому пойти в Сирию, Бонапарт посмотрел вблизи и замерил великие пирамиды. Он провел в этом районе несколько дней и совершил поездки по пустыне в направлении Малого оазиса.

Правда ли то, что он пробыл в подземелье три дня, но они для него пролетели, словно три часа?

«…то, что он спускался в пирамиды – миф, – говорил Гете. – Он спокойно стоял на свежем воздухе и слушал рассказы тех, кто побывал в подземельях».

В пользу этой версии говорит то, что Наполеон очень подробно описал поездку в сторону канала, но лишь коротко упомянул о посещении пирамид. Он любил рассказывать об интересных случаях, и если бы в самом деле спускался в подземелья, то не преминул бы вставить в повествование хотя бы пару фраз об этом.

Трезвый взгляд немецкого мудреца лишает нас занимательных анекдотов.

Назад | Далее