Тайны египетской экспедиции Наполеона

«И почти такой же миф, – продолжает Гете, – что он будто бы носил восточный костюм. Только раз, дома, он появился в этом маскарадном наряде среди своих приближенных, желая посмотреть, как он выглядит в нем. Но тюрбан оказался ему не к лицу, как и всем людям с удлиненной формой головы, и больше уже он никогда его не надевал».

Мамелюк Рустам, бывший в это время слугой шейха Аль-Бакри, впервые видит «султана Кебира»: «Вот первое мое впечатление от него. Весь в пыли, подходит задыхаясь. Голенища сапог подвернуты, белое трико из кашемира, в генеральском мундире. Лицо загорелое, длинные волосы заплетены в косицу. Без бакенбард».

«Еще раз я видел Бонапарта у Аль-Бакри дома, где я вместе с моими друзьями обслуживал их за столом. Мы подносили им куриный суп с рисом, посуда была из китайского фарфора. У Бонапарта была серебряная чаша, его угощали вином из Шамбертона. Турки пили его прямо из бутылок и, передавая из рук в руки, говорили: «Феллах, ваша очередь». Бонапарт и его военачальники сидели как мамелюки, поджав под себя ноги».

Поскольку покоренные территории были спокойны, Бонапарт вновь разрешил созвать Большой Диван, хотя египтян в него больше не допустит.

Карнак, Луксор, Пелузий и Розетта

Слава тебе, Нил, выходящий из этой земли,
Приходящий, чтобы оживить Египет!
Орошающий поля, сотворенный Ра,
Чтобы всех животных оживить.

Если он медлит, то замыкается дыханье,
Уничтожаются жертвы богов,
И миллионы людей гибнут…
Когда же он восходит, земля в ликовании,
И все живое в радости,
Зубы все начинают смеяться,
И каждый зуб обнажен.
Приносящий хлебы, обильный пищей,
Творящий все прекрасное…
Творящий траву для скота,
Заботящийся о жертве богу каждому —
Находящемуся в преисподней, на небе, на земле…
Наполняющий амбары, расширяющий закрома,
Заботящийся о вещах бедняков.
Египет – дар Нила, Нил – начало Египта.

Гимн времен Среднего царства славит реку великую и животворящую. Ночью над ней плывут звезды, а днем ее воды бороздят корабли.

Назад | Далее