Тайны египетской экспедиции Наполеона

Фивы, Коптос, Филэ – сердце молодого генерала трепетало при упоминании названий древних городов. Ему понадобятся долгих пять месяцев (с сентября 1798 года по январь 1799-го), чтобы покорить Верхний Египет. Еще пять месяцев уйдут на подавление восстаний.

С ним генералы Фриан, Бельяр, заместитель командира флотилии Донзело, артиллерийский полковник Ла-Турнери.

Дезе разгромил коварного врага у Седимана, налаживал управление и посылал в Каир суда с рожью, овощами и фуражом, получая взамен боеприпасы и обмундирование.

У него было много больных воспалением глаз, он направлял их в госпиталя. Однажды напали всадники, но храбрый генерал Робэн мобилизовал больных и дал отпор потерявшим бдительность и предавшимся грабежу противникам.

Получив подкрепление под началом Даву, Дезе пошел в прекрасную землю, покрытую апельсиновыми деревьями.

Асьют, Гиза, Минья, Мелауи-аль-Ариш, развалины Гермополиса. Даву усмиряет повстанцев, а Денон рисует развалины.

Мурад-бей бежит, но вскоре получает подкрепление: 2 000 шерифов из Аравии. Он воспрянул духом – теперь у него есть и пехота, и кавалерия! Каждый из шерифов вооружен карабином, парой пистолетов и копьем. Все они считают себя потомками племени пророка и носят зеленые тюрбаны. Этих свирепых воинов обуревала жажда крови и грабежа. Еще две тысячи головорезов собрались в Ямбо, где ожидали судов для переправы через Красное море.

Имея 13—14 тысяч бойцов против пяти тысяч у Дезе, Мурад-бей дал решающее сражение на высоте Самхуда.

Это случилось 22 января 1799 года. Блистательный Дезе построил свой отряд в три каре (два пехотных и одно кавалерийское, поставленное в центре). Пехота и кавалерия мусульман построилась асимметрично.

Исход боя решило превосходство французской пехоты и наличие артиллерии. Полковник Рапп с ротой стрелков и полусотней кавалеристов показал героический пример, опрокинув в овраг тысячу шерифов.

– К чему рассуждать, – воскликнул старый Хасан-бей, впервые столкнувшийся с европейцами, – у кого смелое сердце, тот пусть следует за мной!

Через несколько минут он понял, что одной храбрости мало – французские ядра косят его людей, как колосья.

Вскоре мамелюки и шерифы, преследуемые кавалерией Даву, бежали без оглядки. Обезумевший от ярости Мурад-бей отрубил голову шейх-аль-беледу Фаршута, последнему правителю знаменитого рода князя Хаммана. Когда французы прибыли к этому месту, они сочли своим долгом оказать посмертные почести человеку, обожаемому местными жителями.

Назад | Далее