Тайны египетской экспедиции Наполеона

Каффарелли, ничего не достигший «подземной войной», призадумался. Стены оказались слишком крепкими, мины нейтрализовывались контрминами, а снаряды заканчивались. Бонапарт стал платить премии за каждое ядро противника, принесенное солдатами.

«Парк платил по 5 су за ядро; солдаты принялись за поиски и за несколько дней доставили 300 ядер обоих калибров; когда же они не смогли больше находить их, солдаты измыслили другие способы добычи; они обратились к кипучим страстям английского коммодора и прибегли к различным хитростям, чтобы разжечь их; то они высылали всадников гарцевать на взморье; то они тащили на дюны бочки и фашины, принимались копать землю, словно сооружали батарею; иногда они также ставили на рейде, близ берега, баркас, который доставили из Хайфы. Как только сэр Сидней Смит замечал, что противник предпринимает какие-то действия под дулами его орудий, он снимался с якоря, шел на всех парусах к берегу и выпускал ядра, которые подбирались солдатами. Вскоре парк был снабжен ими в изобилии», – вспоминает Наполеон.

Возникла ситуация «равновесия». Стороны привыкли друг к другу. «Мы часто купались в море, – пишет Бурьенн, – и иногда англичане, вероятно, будучи навеселе, стреляли по нашим головам; сколько мне известно, это ни разу не причинило нам беды и, уверенные в том, что они не могут в нас попасть, мы почти не обращали на них внимания. Это нас даже забавляло».

Новые полчища пехоты и кавалерии прибыли для помощи осажденным. И французы одерживают феерическую победу у горы Табор, одну из наиболее ярких и эффектных за всю историю войн.

Клебер пошел вслед за Жюно, посланным на разведку у Тивериадского озера, и попал в тяжелое положение. Дамасская армия окружила его на незнакомой местности. Бонапарт вовремя узнал об этом и повел дивизию Бона на помощь товарищу.

Зайдя в турецкий тыл, Бонапарт, как никто другой умевший выбрать лучший психологический момент для нападения, пору раз выстрелил из пушек и дополнил эту демонстрацию меткими ружейными залпами из своего каре. Тем самым он обратил азиатские толпы в позорное бегство. Под хохот французов мамелюки Ибрагим-бея, кавалерия и пехота Дамасского паши устремились к реке Иордан. Несколько тысяч воинов утонули.

«Наполеон взошел на эту гору, имеющую вид сахарной головы и господствующую над частью Палестины. Это сюда, если верить некоторым легендам, диавол перенес Иисуса Христа и предложил ему всю страну, которую можно видеть оттуда, если он поклонится ему», – рассказывает Бонапарт.

Несмотря на эту победу, его настроение не улучшилось. Как обычно, он целиком и полностью – в завтрашнем дне. И пока крепость не взята, он – несчастнейший из людей.

Дело принимало серьезный оборот. Он обращается к «Звезде» и умоляет не оставить его в трудную минуту. Что делать? Можно взять Дамаск за пару дней, но следует ли так рисковать, разбрасывая части малой армии на широком пространстве?

18 апреля Наполеон устроился на покой в Назаретском монастыре. Солдаты побывали на месте, где Юдифь отрубила голову Олоферну, и восхищались чудом «в Кане старой». Они присутствовали при органном исполнении «Те Deum». Монахи-францисканцы (испанцы и итальянцы) показали им грот благовещения, где богоматери явился ангел Гавриил. В монастыре разместили раненых, монахи ухаживали за ними. В погребах нашлось хорошее вино.

Назад | Далее