дача графини самойловой в павловске

Дача графини Ю.П. Самойловой

thumb0 297 304617

Дача графини Ю. П. Самойловой

Павловск (Динамо), Павловское шоссе, 10

Пам. арх. (федеральн.) (культурное наследие Российской Федерации, объект № 7810340000)

В комплекс также входят:

Парк с гидросистемой

Церковь великомученицы Екатерины

ранее возле дворца был деревянные театр

thumb 230 236266

thumb 230 236267

Фасад (вероятно советского периода)

thumb 230 236268

Из материалов архива

thumb 230 236269

Гостиная в доме графини
Самойловой в павловском имении.
Неизв.худ.

thumb 230 236270

Гостиная в доме графини
Самойловой в павловском имении.
Неизв.худ.

thumb 230 236273

thumb 353 362386

Фото 1941 г.
с аукциона e-Bay.de

thumb 353 362387

thumb 378 387510

Существует мнение, что тогда на месте посёлка существовало впоследствии сожженное Апраксиным деревянное поселение Карлберг. Карлберг был построен в 1632 г. шведским дворянином королевской крови Карлом Юлленъельмом. Карлберг был центром уезда. Дом был полутораэтажным (включая высокий цоколь без окон — возможно, сделанный таким в целях обороны), с главным фасадом, завершенным крутым щипцом, с подобными же щипцами на торцах. Кровлю венчали две дымовые трубы и три флюгера. В трехстах метрах к северо-востоку от господского дома, также на краю речного обрыва, располагалась кирха-базилика с высокой колокольней.

После захвата Ингрии Петр I в 1708 г. подарил своей жене Екатерине Скавронской шведскую резиденцию Карлберг — Славянскую мызу. Мыза имела несколько деревянных строений, к ней были приписаны восемнадцать деревень и две пустоши.

Став императрицей, Екатерина I подарила Славянскую мызу и титул графа своему брату Карлу Скавронскому. В 1740-е гг. мыза перешла в собственность сына Скавронского Мартына Карловича. В середине XVIII века по его заказу неизвестным архитектором был выстроен каменный дом и разбит парк.

В 1776 г. усадьба переходит в наследство Павлу Мартыновичу Скавронскому, последнему представителю рода. Фактически усадьбой управляла жена Павла Екатерина урожденная Энгельгард. Оставшись вдовой в 1794 году, Екатерина снова вышла замуж за итальянского графа Джулио Литта, который выстроил настоящий замок c залами, декорированными рыцарскими доспехами, щитами и мечами.

Затем усадьбу в 1829 год унаследовала графиня Юлия Павловна Самойлова (Скавронская).

«Ей нет соперниц,
нет подруг,
Красавиц наших
бледный круг
В ее сиянье исчезает. » Эти строки А. С. Пушкин посвятил Ю. П. Самойловой.

В 1830 г. графиня Самойлова обращается с просьбой к А.П. Брюллову молодому архитектору, блестящеокончившему Академию и только что вернувшемуся из Италии: «В качестве друга Вашего брата я решаюсь писать Вам и просить Вас быть архитектором дачи, которую я собираюсь строить в моем имении в Славянке близ Петербурга».

Ездившие осматривать ее имение родители поэта А. С. Пушкина остались от него в восхищении. С. П. Пушкин писал дочери в 1835 г.: «Это сокровище! Невозможно представить себе ничего более элегантного в смысле мебелей и всевозможных украшений. Архитектором и декоратором является Александр Брюллов. Все ходят смотреть это точно в Эрмитаж».

Здание, в котором главным были не помпезность и объем, а его убранство и удобство, представляло собой двухэтажное строение с тщательно продуманным расположением комнат и отделкой всех интерьеров. Александр Павлович отразил новые черты быта – стремление к интимности, уюту, покою.
В здании нет привычных для классицизма парадных просторных гостиных и длинных анфилад, в нем создаются относительно небольшие, замкнутые, уютные комнаты различной конфигурации, с эркерами, открывающими широкий вид на окружающий пейзаж; с нишами для встроенных мягких диванов, с цветниками и увитыми зеленью трельяжами.
Большой зал, расположенный в центре, делит здание на две половины и через лоджию соединяется с садом. С противоположной стороны к нему примыкает вестибюль. Рядом с залом, по обеим его сторонам, разместились гостиные, столовая с буфетной и бильярдная, отделявшие его от личных покоев – спальни, будуара, кабинета и библиотеки.
Верхний этаж отведен под спальни двух приемных дочерей Ю. П. Самойловой. (В действительности отцом одной из этих девочек – Амачилии, и дядей второй девочки – Джованны был композитор Джузеппе Пачини, написавший оперу «Последний день Помпеи», имевшую большой успех).

Весь облик здания имел строгий официальный характер при взгляде на него с дороги. Иное впечатление производил садовый фасад, выполненный А. Брюлловым более свободно и пластично.
А вот как отметили современники внутреннее убранство здания: «Подчеркнуто изящная отделка парадных помещений, удобство и красота мебельных гарнитуров, оригинальность осветительных приборов, малиновые и голубые оконные стекла – едва ли не впервые использованы архитектором не в культовом сооружении, а в жилом доме».
В 1835 году недалеко от дома по проекту Брюллова был построен небольшой деревянный театр в древнерусском стиле.

Громадная библиотека, архив, собрание художественных редкостей, а главное, сама хозяйка – все это привлекало в имение гостей. По соседству с дачей, как сама хозяйка называла свое поместье, располагались цветочная оранжерея и училище для юношей.

Близкие называли Юлию Павловну «графинюшкой», а вечера, проведенные в ее обществе, были наполнены радостью и необычностью. В Графской Славянке танцевали, спорили, говорили о том, что волновало все петербургское общество. «Вечера у тогдашней владелицы дома в чудесном саду пленяют до того всех, что вследствие этого Царской Село пустело», – вспоминал один из гостей графини Ю. П. Самойловой.

Источник

Дача графини Самойловой в городе Павловске была продана на торгах

Наше наследие. Дача «помпейской» красавицы

В соответствии с договором купли-продажи покупатель обязан осуществить реконструкцию здания. Все ремонтно-реставрационные работы по указанному зданию подлежат обязательному согласованию с КГИОП. Попытки восстановить этот замечательный памятник предпринимались неоднократно. Вот что пишет об этом краевед Александр Комиссаров, уже 30 лет не перестающий привлекать внимание общественности и властных структур к бедственному состоянию объекта исторического и культурного наследия.
«В послевоенный период принято 3 постановления Правительства Российской Федерации, касающиеся усадьбы Царская Славянка. В начале фабрика ЛОС «Динамо» установила ограждение и организовала охрану. Затем местный депутат в 1980 году инициировал передачу здания обувной фабрике «Скороход» с организацией проектных работ, устройством бетонного забора, завозом строительных материалов, установкой строительной техники, привлечением курсантов военных училищ и комсомольцев Московского района Ленинграда для разбора завалов. Деньги потрачены, однако, объект не восстановлен.
Далее была предпринята попытка передать усадебный дом для организации межполетного дома отдыха авиакомпании Пан-Америкен, но фирма обанкротилась. С 1992 года финансирование прекратилось, строительные материалы и технику разворовали, здание продолжает разрушаться. В 2007–2008 гг. давались обещания депутата Госдумы «выполнить архивно-документальные, археологические, инженерно-геологические и инженерно-гидрологические исследования для создания обобщенного исторического источника с целью зафиксировать в фундаментальном труде этапы создания и развития национального раритета государственного значения и подыскать инвестора». И вот усадьба Графская Славянка предпложена к продаже частному инвестору для воссоздания».
Будем надеяться, что новая попытка возродить к жизни этот историко-культурный шедевр окажется, наконец, ко всеобщей нашей радости, удачной.

2210

Славянская (Озинская) мыза

В 1829 году после смерти бабушки Е. В. Энгельгардт мыза перешла графине Юлии Павловне Самойловой (урожденной Пален), последней в роде Скавронских.

Озинская мыза – так называлась Графская Славянка в начале ХVIII века – была одной из шести мыз, подаренных Петром I своей жене Екатерине I (урожденная Марта Скавронская) – 31 мая 1708 года. В 1727 году, после смерти мужа, императрица Екатерина I решила придать некоторый блеск фамилии Скавронских, к которой сама принадлежала. По высочайшему указу от 5 января 1727 года два ее брата – Карл и Фридрих (Федор) – получили графские титулы и в придачу земли, названные Малая Графская и Большая Графская мызы. С тех пор местность, называемая Озинской мызой, стала Графской Славянкой и более века принадлежала Скавронским. От Карла Скавронского мыза перешла его сыну Мартыну Карловичу, далее – Павлу Мартыновичу, женатому на Екатерине Энгельгардт (племяннице князя Потемкина).

Графиня Ю. П. Самойлова (Пален)

«Ей нет соперниц,
нет подруг,
Красавиц наших
бледный круг
В ее сиянье исчезает. »
Эти строки А. С. Пушкин посвятил Ю. П. Самойловой.

Графиня Юлия Павловна Пален родилась в простой крестьянской избе, где квартировали ее мать – Мария Скавронская и лихой кавалерийский генерал Павел Петрович Пален. Случилось это в 1803 году (день неизвестен). В то время молодые вынужденно вели кочевой образ жизни, передвигаясь с кавалерийской частью, которой командовал граф Пален.
Юлия рано лишилась материнской заботы, так как через год после ее рождения супруги развелись, и она осталась на попечении своей бабушки Екатерины Васильевны, которая после смерти Скавронского вторично вышла замуж по большой любви за графа Юлия Помпеевича Литту.

22101

Литта родился в Милане в 1763 году и по своему происхождению принадлежал к одному из самых знатных итальянских патрицианских родов (предки – правители Милана). Юлий Помпеевич владел несметным богатством и считался самым приятным и любезным вельможей во всех салонах высшего петербургского общества. После смерти жены в 1825 году Литта удочеряет Юлию, окружив ее отцовской любовью.
Когда Юлия Павловна в 20-х годах переехала жить в Италию, граф писал ей нежные письма, в которых рассказывал о себе и о петербургских новостях. В 1839 году, 26 января, Литта умирает в возрасте 76 лет. Его хоронят в Царском Селе, в католической церкви. Граф завещал Юлии все свое состояние, часть которого отдал ей еще при жизни. Юлия Павловна становится обладательницей огромных богатств. У нее дворцы в Италии, во Франции и в России, доставшиеся ей в наследство от графа Ю. П. Литта и графа П. М. Скавронского, богатейших людей России. Славянка тоже становится ее собственностью.
Юлия Павловна была красива, умна, обворожительна и прелестна. Женщина удивительного ума, отличающаяся своим характером и поступками, она часто пренебрегала условностями света. Художник К. П. Брюллов, в будущем ее самый близкий друг, находил внешность графини воплощением женственности и красоты. Он часто изображал ее на своих портретах.
В 1825 году, будучи еще фрейлиной, юная и весьма привлекательная девушка вступает в брак с капитаном лейб-гвардии Преображенского полка графом Н. А. Самойловым (умер 23 июля 1842 года), который привлекался по делу декабристов, но за недостаточностью улик был отпущен. Он был довольно образованным и прогрессивным для своего времени человеком, почитал искусство, был знаком с Пушкиным, Вяземским, Жуковским. Передовые взгляды Самойлова, безусловно, оказали положительное влияние на формирование характера и мировоззрения его молодой жены.
Юлия Павловна и Николай Александрович не имели детей, брак их был неудачен. Самойлова через год разошлась с мужем и уехала за границу. Вращаясь в самых высших кругах общества, в окружении людей искусства, таких как Ф. Лист, Д. Россини, О. Кипренский, Н. Гоголь, она познакомилась с малоизвестным еще художником Карлом Павловичем Брюлловым (род. в 1799 году). Эта встреча произошла в 1826 году. Юлия Павловна произвела на него огромное впечатление. Их очень многое сближало: обоих привлекало искусство, они ценили независимость. Вместе они часто путешествовали по Италии и ее окрестностям, бродили по развалинам Колизея и Помпеи, после чего у него возникла идея о написании знаменитой работы «Последний день Помпеи», где Брюллов изобразил Юлию в виде матери с дочерьми в левой части картины, а также девушкой с кувшином на голове.
В то время поддержка молодой соотечественницы была неоценима для Брюллова: она помогла ему войти в высшее общество Италии, часто устраивала выставки его картин.

Загородный дом в Графской Славянке

В 1830 году Самойлова решает вернуться в Россию. Тогда возникает проблема, связанная с ее загородным домом в Графской Славянке. Дом находится в плохом состоянии и требует капитального ремонта. Через некоторое время выясняется, что нужна полная перестройка дома. Было необходимо построить что-то новое, соответствующее духу времени, поражающее не своей мощью и большими размерами, а интимностью; то, что не будет умалять природу, но ненавязчиво дополнять ее.

Самойловой не пришлось долго искать архитектора, который претворил бы ее мечты и идеи в реальность, так как брат Карла Павловича Брюллова Александр Павлович был архитектором. Недолго думая, Юлия написала ему письмо в Париж. Александр Брюллов охотно соглашается на предложение стать «архитектором дачи» и, обследовав строения мызы Графской Славянки, в 1830 году разрабатывает проект постройки.
Здание, в котором главным были не помпезность и объем, а его убранство и удобство, представляло собой двухэтажное строение с тщательно продуманным расположением комнат и отделкой всех интерьеров. Александр Павлович отразил новые черты быта – стремление к интимности, уюту, покою.
В здании нет привычных для классицизма парадных просторных гостиных и длинных анфилад, в нем создаются относительно небольшие, замкнутые, уютные комнаты различной конфигурации, с эркерами, открывающими широкий вид на окружающий пейзаж; с нишами для встроенных мягких диванов, с цветниками и увитыми зеленью трельяжами.
Большой зал, расположенный в центре, делит здание на две половины и через лоджию соединяется с садом. С противоположной стороны к нему примыкает вестибюль. Рядом с залом, по обеим его сторонам, разместились гостиные, столовая с буфетной и бильярдная, отделявшие его от личных покоев – спальни, будуара, кабинета и библиотеки.
Верхний этаж отведен под спальни двух приемных дочерей Ю. П. Самойловой. (В действительности отцом одной из этих девочек – Амачилии, и дядей второй девочки – Джованны был композитор Джузеппе Пачини, написавший оперу «Последний день Помпеи», имевшую большой успех).

Весь облик здания имел строгий официальный характер при взгляде на него с дороги. Иное впечатление производил садовый фасад, выполненный А. Брюлловым более свободно и пластично.
А вот как отметили современники внутреннее убранство здания: «Подчеркнуто изящная отделка парадных помещений, удобство и красота мебельных гарнитуров, оригинальность осветительных приборов, малиновые и голубые оконные стекла – едва ли не впервые использованы архитектором не в культовом сооружении, а в жилом доме».
В 1835 году недалеко от дома по проекту Брюллова был построен небольшой деревянный театр в древнерусском стиле. Громадная библиотека, архив, собрание художественных редкостей, а главное, сама хозяйка – все это привлекало в имение гостей. Близкие называли Юлию Павловну «графинюшкой», а вечера, проведенные в ее обществе, были наполнены радостью и необычностью. В Графской Славянке танцевали, спорили, говорили о том, что волновало все петербургское общество. «Вечера у тогдашней владелицы дома в чудесном саду пленяют до того всех, что вследствие этого Царской Село пустело», – вспоминал один из гостей графини Ю. П. Самойловой.

После восстания декабристов (1825 год) Николай I стал тщательно контролировать все действия и развлечения светского общества Петербурга во избежание подобных восстаний, поэтому ему очень не нравилось то, что у Самойловой собиралось так много думающих людей, людей с передовыми взглядами. Юлии Павловне было сделано несколько внушительных выговоров. Вместе с тем поступила просьба о продаже имения, а просьба государя равносильна приказу. Говорят, что графиня в одном из таких малоприятных разговоров будто бы ответила царю так: «Ездили не в Славянку, а к графине Самойловой, и где бы она ни была, будут продолжать к ней ездить». И все же во избежание неприятностей Самойловой пришлось уехать в Италию, откуда она продолжала финансировать Карла Брюллова и покупать его работы. Не раз он писал Юлию, затем выставлял эти работы, с каждым портретом завоевывая себе большую славу, успех и уважение. В 1834 году одна из таких работ была признана на выставке в Италии лучшей.
Со смертью графа Литта (1839 год) графиня вновь возвращается в Россию для оглашения завещания. Здесь она узнает о разводе К. П. Брюллова с женой, о царской немилости и решает доказать всем, что она умеет ценить преданность и дружбу. Самойлова смело берет Карла Павловича под свое покровительство, дает ему возможность прийти в себя и заняться своим любимым делом.
В семье Брюллова сохранилось предание, что Юлия и Карл решили пожениться. Ее письма к «Бришке», как она его ласково называла, проникнуты нежностью, заботой и любовью, что проясняет характер их отношений.

Дальнейшая судьба Юлии Павловны сложилась не столь благополучно. В 1846 году она, путешествуя по Италии, влюбилась в тенора Пери, внешность которого отличалась необычайной красотой, и вышла за него замуж, что лишило ее русского подданства и заставило продать Графскую Славянку. Но есть и другая версия событий, побудивших ее к продаже дачи.
Николай I поручил Л. А. Перовскому (1792-1856 гг.), временно исполнявшему тогда обязанности управляющего Министерства уделов, купить Славянку. Но поверенный графини запросил такую высокую цену, что Перовский счел за лучшее подождать публичных торгов, считая, что другой покупатель не найдется. Между тем о покупке договорились Воронцовы-Дашковы и дали задаток. Узнав об этом, Николай I велел тотчас купить Славянку, тем более что он, как родственник (по Скавронским), имел право выкупа, а Воронцовым вернуть деньги. Так до 1917 года Графская Славянка находилась в личном владении императорского дома и именовалась Царской Славянкой.

(По материалам исторической справки)
Материал «Царскосельской газеты», 18 – 24 октября 2012 года № 36 (9995)

Источник

Дача на Поповой горе

5grafskaya slavyanka2 s

Во второй половине XIX века на дачу, прежде принадлежавшую Самойловой, в летние месяцы приезжали воспитанницы института благородных девиц. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Александр Васильевич, ведущий инженер ЦНИИ имени академика Крылова, родился и вырос в здешних местах.

Что же, пример весьма обнадеживающий. Частный бизнес смог спасти и вернуть к жизни то, от чего государство отступилось. Да и усадеб, от которых остались одни лишь стены, расположенных близ Петербурга, немало. Гостилицы, Лопухинка, Торосово.

18 июля 1943 года во дворце должны были состояться торжества, посвященные седьмой годовщине начала «освободительной войны» против республиканцев в Испании. Разведка Красной армии узнала о готовившемся празднике, и, когда он начался, наша артиллерия открыла огонь. В считанные минуты парк вокруг дворца превратился в бурелом со вспаханным полем. Здание было сильно повреждено. Правда, высшие чины не пострадали: они успели спуститься в подвал.

По словам Комиссарова, тридцать лет, будучи местным депутатом, он обращался во все инстанции, чтобы власти обратили внимание на гибнущую усадьбу. В 1980 году добился-таки, чтобы ее передали обувной фабрике «Скороход» под дом отдыха. Дачу огородили бетонным забором, завезли строительные материалы и технику. Даже привлекли курсантов военных училищ и комсомольцев на субботник. Но дальше дело не тронулось.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 187 (5804) от 07.10.2016.

Источник

Графская Славянка: давным-давно, вчера и сегодня

0 1f46f1 8c3ea51b XL

Но в последний год тут закипело бурное строительство и теперь бывший дворец выглядит так:

0 1f46f4 34fc00e4 XL

Дворец был выстроен в 19 веке по проекту архитектора Александра Брюллова (брата Карла Брюллова, известного художника).

Хозяйкой имения в то время была Юлия Самойлова, признанная красавица с итальянским типом внешности, унаследованной Юлией от неизвестного отца.

0 1f46c2 c9e38c54 XL

Юлия Павловна в молодости служила фрейлиной императрицы и первым браком была венчана с 24-летним графом Николаем Александровичем Самойловым, флигель-адъютантом императора, который приходился ей родственником, троюродным дядей. Хотя оба были богачи и красавчики, брак не был счастливым. Вскоре они развелись.

0 1f46bd abb1c0dd XL

Юлия уехала в Италию и там познакомилась с Карлом Брюлловым, который стал её другом и возлюбленным. Вместе они путешествовали по Италии, в том числе и по Помпее. Брюллов много рисовал Самойлову.

0 1f46be fc217783 XL

В 1829 году умерла бабушка Юлии Павловны графиня Скавронская. Самойлова стала наследницей родовой усадьбы Скавронских Графской Славянки под Петербургом. Она её и перестроила на свой лад.

0 1f46c5 9bfed2a2 XL

Дворец был расписан в масонском стиле – рыцари, черти и т.д.

В Славянке царила весёлая и непринуждённая атмосфера, звучала музыка, стихи, гости говорили и спорили на любые темы, что не нравилось Николаю I. И на балы ехали во дворец к Юлии Павловне, а не к царствующей семье в Царское село.

0 1f46c1 c032b487 orig

Александр Пушкин написал о Самойловой:
«Ей нет соперниц, нет подруг,
Красавиц наших бледный круг
В её сиянье исчезает… «

0 1f46bc 9ac3eed7 XL

В конце концов Николая I это достало и он посоветовал Юлии Павловне удалиться и не появляться больше ни в Москве, ни в Петербурге. Самойлова снова уехала в Италию, а Графскую Славянку продала.

0 1f46f3 225a0950 XL
(на картине Юлия Самойлова изображена в окружении Карла и Александра Брюлловых)

Во время ВОв во дворец въехала испанская голубая дивизия, и, когда испанская элита развлекалась, наши разбомбили их вместе с дворцом.

0 1f46c6 1f37810b XL

Ещё совсем недавно дворец представлял собой романтическую руину, в подвалах которой можно было, например, увидеть вот такой сундук с сокровищами.

0 1f46ef 5dfcc6e7 XL

На самом деле это, конечно, никакой не сундук, а чудом сохранившаяся часть отопительной системы усадьбы.

0 1f46f0 f350cb46 XL

Перед усадьбой был заросший пруд, почти болото, а в нём, по легенде, в зелёной тине лежал немецкий танк. На Викимапии пишут, что при поиске утопленника в 1970 году из пруда выгребли 6 противотанковым мин с помощью бредня с утяжелением. А недавно пруд хорошенько расчистили и берега укрепили. Танка не нашли.

0 1f46bf 70b0e9b1 XL

В 2012 году дача Самойловой за 4 млн. руб. была продана частному лицу для реставрации под гостиницу. Гостиница уже готова, но пока за забором.

0 1f46f5 8c7bb281 XL

Впрочем, охранники разрешают зайти за забор и сделать фото.

0 1f46f8 72b1ad16 XL

Рядом с усадьбой можно увидеть Екатерининскую церковь, перестроенную в стиле эклектики.

0 1f46f7 473e9f9f XL

0 1f46c0 72989c86 XL

В годы войны колокольня и купол храма были взорваны специальной группой НКВД дабы убрать ориентир и высотную точку корректировки огня для немецкой артиллерии. В последние годы церковь восстановлена. Внутри иконы в богатых окладах, немного неожиданно.

0 1f46f6 4a032237 XL

Вот такое место с богатой и нетривиальной историей. Отрадно, что оно хорошеет.

Источник

Adblock
detector