дачи известных людей в сестрорецке

Модерн, который мы (почти) потеряли: дореволюционные дачи Сестрорецка

Сестрорецк стал одной из главных «дачных столиц» к началу XX века: во-первых, потому, что более близкие пригороды (Лесной, Каменный остров, Новая деревня, Парголово) к тому моменту уже были освоены, а во-вторых, в 1890-х город и Курорт соединила железная дорога, что облегчило транспортную доступность этого района. Окрестности Сестрорецка стали стремительно застраиваться дачами, преимущественно в стиле модерн — просто потому, что это был на тот момент самый актуальный архитектурный стиль.

Интересно, что в дачном строительстве черты модерна проявлялись даже ярче и интереснее, чем в городском: за городом у архитекторов было куда больше свободы, им не нужно было вписывать здание в общий ансамбль и можно было ничем не ограничивать фантазию.
Большинство из этих дач, к сожалению, безвозвратно утеряны: только в результате советско-финской и Великой Отечественной войн было разрушено более 500 зданий «старого Сестрорецка», а уж сколько впоследствии — не поддается подсчету. Из еще оставшихся мы выбрали восемь.

Эта когда-то удивительно красивая дача была построена для учительницы дворянского происхождения Валентины Кривдиной архитектором Морозовым (но неизвестно, каким именно — в те годы в Сестрорецке работали сразу два архитектора с такой фамилией).

В советское время дача стала жилым домом для сотрудников пансионата «Сестрорецк». Ее никто не реставрировал, и постепенно дача приходила в аварийное состояние. Сейчас в уже полуразрушенном здании до сих пор живет одна семья: выехать они не соглашаются, потому что собственник здания предлагает неравноценные условия обмена (однокомнатную квартиру взамен трех комнат, в которых они живут сейчас).

Суд уже несколько раз штрафовал собственника, компанию «Норд Отель», за неудовлетворительное состояние дачи (которая считается объектом культурного наследия), и обязывал его реставрировать здание. Но, судя по последним фотографиям дачи, воз и ныне там.

Источник

Спасите наши дачи: как и на что Смольный предложил восстановить исторические постройки Сестрорецка

«Карповка» сопоставила красивые картинки чиновников с реальным состоянием памятников.

О том, что Курортный район — уникальная территория с необычным местоположением и оригинальной архитектурой, в Петербурге вспомнили в 2015 году. Вице-губернатор Михаил Мокрецов обеспокоился состоянием деревянных охраняемых построек и предложил поскорее заняться их восстановлением, пока на месте домов не появился безвкусный новодел. Тогда в Курортном районе объявили мораторий на выкуп исторических дач.

13 171116 d2dd2ed581

Дом Л. Ф. Фертиг (О. О. Грузенберга). В планы Смольного по восстановлению не входит

Спустя полгода городскому правительству представили проект программы сохранения Сестрорецка, с которого комитет охраны памятников решил начать спасение Курортного района. К обсуждению судьбы исторических дач планировали пригласить не только чиновников и экспертов, но и горожан. Готовили несколько конкурсов на предпроектные разработки, а в бюджет 2016 года на реанимирование исторической зоны Сестрорецка заложили 100 млн рублей. Чиновники решили, что перво-наперво траты возьмет на себя город, а затем подключатся девелоперы. Всю программу развития оценили в миллиарды рублей, а Сестрорецк планировали обновить к концу 2018 года. И на два года про программу как будто бы забыли.

Банное дело

Заложенные в бюджет 2016 года деньги не использовали. О сохранении исторических построек стали больше заботиться в комитете имущественных отношений, а не в КГИОП. В феврале 2017 года КИО объявил о создании АО «Авенариум+». Фактически компания существует с 2004 года и ранее называлась ОАО «Балтийские бани». Владелец и учредитель — КИО. Гендиректор — Ирина Кадочникова — управляет еще одной организацией, которая ведает «деятельностью больничных организаций». Новое имя для организации, призванной спасти Курортный район, позаимствовали у Петра Авенириуса — создателя Сестрорецкого курорта в конце XIX века.

13 171116 716d474164

Экс-«банщикам» поручили создать проект развития Сестрорецка и прибрежных поселков Курортного района. Усилиями новой организации город должны освободить от шлагбаумов, историческим зданиям — вернуть их прежний облик, а горожанам пообещали зоны для отдыха, променада и образования. Как рассказали «Карповке» в КИО, под крыло организации попадает не только Сестрорецк, но и Зеленогорск, и поселок Песочный. Однако две последние территории пока что отодвинули. Когда займутся и этими местами, не известно.

Альбом за миллионы

За полгода работы «Авенариум+» создал «презентационный альбом», который представили петербуржцам в сентябре 2017 года. На него из бюджета выделили 35,3 млн рублей. В Смольном рассказали, что на сбор информации для документа потребовалось два года. Чиновники спрашивали местных жителей, гостей Курортного района и экспертов о том, чего не хватает территории. Так появились идеи переделать некоторые аварийные и полуразрушенные исторические дачи под центр отдыха пенсионеров или, например, «избу сказок» для детей.

13 171116 be7e87390f

Страница из альбома «Авенариум+»

Пока что альбом выглядит как набор красивых картинок на 71 странице. Горожанам не объяснили, почему выбрали именно эти здания, не рассказали о точных сроках и способах восстановления, не пояснили, почему именно такой общественный центр необходим Сестрорецку. Отчасти «неполноценность» альбома подтвердили и в КИО. «Карповке» рассказали, что необходимые обмеры и историко-культурные экспертизы проведут позже, только когда объекты будут готовить к реставрации. Для создания презентационного альбома они не потребовались.

Зонирование счастья

В альбом вошли 44 объекта. Это не только заброшенные и неиспользуемые дачи, но и парки, «которые имеют „грустный“ вид», утраченные променады на реке Сестре и на берегу Финского залива, пирс и паркинги. Как уточнили авторы, без парковок «вся концепция вряд ли будет иметь смысл». Город разделили на шесть подцентров с воодушевляющими названиями: «Территория вдохновения», «Территория счастья» или «Территория детства».

13 171116 394194881d

У каждого подцентра своя общая идея, под которую подгоняют имеющиеся на территории объекты. Например, в первой зоне, «Территории досуга», загородный дом Л. А. Змигродского перестроят под досуговый центр для людей старшего возраста. За время простоя здание потеряло изящные рамы и несколько стен, бревна постройки основательно поросли мхом. В 2010 году в доме случился большой пожар, из-за которого кровля частично провалилась на второй этаж. Частью ансамбля считается беседка, построенная на углу дороги. От крена и падения ее заботливо удерживают «плечики» из досок.

13 171116 2d3ba4af43

13 171116 27d08c5523

Беседка возле загородного дома Змигродского

Как именно строители подойдут к реставрации здания и возможна ли она без сноса, не уточняется. Для особо заинтересованных в альбоме представлен карандашный рисунок здания с одного ракурса. Дальше — только рендер, компьютерный проект будущего центра досуга для пенсионеров. Пожилым людям здесь предложат посетить уроки пения и танцев, театральные кружки, секции компьютерной грамотности.

13 171116 831d05c67a

По соседству с центром для пенсионеров разместят апарт-отель. Для него выбрали дачу Н. М. Кочкина 1909 года постройки, региональный памятник. Дом не пустует: на окнах видны занавески, на крыльце оставлены вещи, в дверь просится замерзший кот, а у дачи припаркована машина. Это коммунальная квартира, которую постепенно расселяют уже несколько лет.

13 171116 eafbc527e5

13 171116 6071670b0d

Соседний дом не признан памятником архитектуры или объектом культурного наследия. Рядовая постройка частично заселена, хоть и находится в таком же плачевном состоянии, как и дача Кочкина. По данным авторов концепции, дом стоит в зоне утраченного кафе-ресторана. На месте среднестатистического загородного дома предлагают построить здание с куполами-маковками, в котором разместят элитный общепит.

13 171116 9874cba3c8

Региональный памятник, дачу Е. Ф. Важевской, авторы концепции переделали в «Избу непотерянного времени». Там детей предлагают «воспитывать сказкой». По сравнению со своими «товарищами», постройка неплохо сохранилась: здание законсервировано, его окна и двери заколочены, но где-то кровля уже просела.

13 171116 cb13e44a6d

Пока что приятно смотреть и на дачу доктора И. Ф. Кречева. Она находится уже в другой зоне проекта — на «Территории развития». Дом не признан памятником, но КГИОП считает его объектом культурного наследия. Изначально здание было суровым и бревенчатым, но после ремонта в 80-х годах его обшили вагонкой. В бывшей даче теперь предлагают разместить музейное пространство частных коллекций.

13 171116 587346678c

Соседнее здание — дача В. Е. Кривдиной — теперь похоже на убежище злой ведьмы из сказки. Постройка обитаема, на окнах первого этажа стоят горшки с цветами, а во дворе разбит палисадник. Над жилой частью дома возвышается башня, до сих пор чудом не рухнувшая.

13 171116 a01b6ab192

Даче отведена роль интеллектуального клуба. Центр создадут «для думающей молодежи и всех, кто молод душой и стремится к саморазвитию». Авторы концепции считают, что «умный отдых» «даст толчок для развития, достижения успеха и объединения всех групп населения Курортного района».

Миллиард — детям

Больше всего вопросов у журналистов, депутатов и даже Контрольно-счетной палаты вызвал Детский оздоровительный комплекс «Авенариум» (ДОК). Пространство с открытыми и закрытыми бассейнами, рестораном и концертным залом должно занять место бывшего оздоровительного лагеря «Юный связист» на Парковой улице. В июне «Авенариум+» искал подрядчика для реставрации трех построек за 12,3 млн рублей — загородного дома Ф. Р. Витцеля, дачи Б. Н. Кана и корпуса библиотеки. Конкурс на реставрацию домов выиграла компания «Восстановление». По данным журналистов, проект будет готов только к середине 2018 года. Однако в КИО «Карповке» рассказали, что строительство детского комплекса запланировано на 2018–2019 годы.

13 171116 b9bb626e20

Сейчас проект Детского оздоровительного комплекса готовят показать Госстройэкспертизе. Всего на проектирование лагеря «Авенариум+» в 2017 году получил из бюджета 70,7 млн рублей. В бюджет на 2018–2020 годы власти заложили уже миллиард рублей. Такая сумма не понравилась чиновникам из Контрольно-счетной палаты. Они засомневались, что «Авенариум+» собрался строить именно детский комплекс. Если ДОК получат не дети, а центр окажется «взрослым», значит, миллиард можно считать «нарушением целевого выделения средств». После претензий КСП и критики депутатов деньги «размазали» на три года. Около 500 млн рублей потратят в следующем году, а в 2019 — еще более 440 млн рублей.

13 171116 7d97c29c3d

Проект Детского оздоровительного комплекса «Авенариум»

О том, что альбом за десятки миллионов рублей похож на плохую школьную работу, рассказал краевед Александр Браво. На сайте «Терийоки.СПб» он вместе с коллегами собирает историю Курортного района: фотографии, архивные материалы, сведения о владельцах и обитателях дач не только Сестрорецка, но и Зеленогорска, Ушково, Комарово и Репино. Александр Браво помогает студентам и преподавателям СПбГАСУ, СПбГУ и СПбГХПА подобрать дачи в Курортном районе для практики. Будущие архитекторы обмеряют здания, создают чертежи, отмечают детали и особенности отделки. После этого они предлагают возможные варианты современного использования исторических зданий Курортного района.

«Работы студентов выполнены гораздо качественнее, чем то, что представил „Авенариум+“ на суд местных жителей. Мы неоднократно предлагали администрации Курортного района обратить внимание на их чертежи и предложения, устраивали выставки. Некоторые дачи сохранились только на бумагах студентов — сами постройки сгорели. Но все осталось на уровне разговоров, всерьез за дело никто не взялся», — рассказал краевед.

13 171116 ebc05c6757

Александр Браво отметил, что среди плюсов проекта — внимание к историческим дачам, которые «необходимо спасать и находить им новое использование». Однако краеведу неясен выбор некоторых объектов. Например, почему в список восстановления авторы концепции включили дачу Д. М. Цвета. Постройки не существует уже несколько лет — она сгорела до основания в 2009 году.

«Ничего плохого в воссоздании нет. Однако о таком строительстве стоит говорить тогда, когда уже все постройки восстановили, но есть еще примечательная дача, которую тоже хочется возродить. В районе еще есть памятники, которые необходимо спасать», — рассудил Браво.

Экспертное сообщество отметило, что никакой стратегии по возрождению Курорта «Авенариум+» не представил. Формально концепция имеет отношение к истории, потому что речь идет о возрождении исторических построек и пространств. Но именно форма, в которой это представили, «напоминает аферу», отметил краевед Александр Браво.

Туманное будущее

Чтобы показать, что проект реализуют для людей, его предложили обсуждать в социальных сетях, в специально созданной для дискуссий группе во «ВКонтакте». Там неравнодушные к дачам петербуржцы засыпали администраторов вопросами. Например, как они собираются воссоздавать из руин памятники, которые можно только снести и построить заново. Чаще всего руководители группы дают один ответ — «все законно, следите за обновлениями». Но полезной информации о проекте за несколько месяцев так и не появилось.

13 171116 8191c2fc70

Дом Л. Ф. Фертиг (О. О. Грузенберга). В планы восстановления не включен

Для реализации концепции необходимы изменения в Генплан, ПЗЗ, утвержденные проекты планировки и межевания — об этом рассказывают сами авторы альбома. При этом точных сроков, когда этим начнут заниматься, снова не называют. В КИО рассказали, что на реализацию концепции уйдет три года. «Авенариум+» предлагает восстанавливать по 20 объектов в год и справиться за два года. Здания, не попавшие в альбом, отдадут инвесторам по программе «рубль за квадратный метр». Но вопрос финансирования галантно обходят стороной и Смольный, и авторы проекта. Чиновники «проскочили» и успели попросить у правительства бюджетный миллиард во время чтений бюджета. Но что теперь будет с остальными картинками в альбоме, так и не ясно.

Источник

Как жили дачники Комарова и Репина до революции и что осталось от их домов? Рассказывает исследовательница старых дач

Петербургские дачники начали осваивать северное побережье Финского залива с конца XIX века. Летнюю жизнь там отличали особый быт и досуг: дачники загорали и катались на велосипедах, ходили в гости и на благотворительные концерты.

Как жили дачники Комарова и Репина до революции, как в советские годы деревянные дома сносили ради санаториев, а в 90-е — ради коттеджей и где сейчас найти старинные дачи с печами и башенками: «Бумага» поговорила с Еленой Травиной, исследовательницей дач северного побережья Финского залива.

portrait 1593016412465

Елена Травина

координатор исследовательской группы «Старые дачи», автор книг об истории дачных поселений северного побережья Финского залива

Как берег залива стал местом отдыха петербуржцев и каким был быт дореволюционных дачников

— В 1870 году между Петербургом и Рийхимяки построили Финляндскую железную дорогу, и с этого момента территорию начали облюбовывать петербургские дачники. Эти места пользовались хорошей славой: хотя Великое княжество входило в состав Российской империи, это была почти заграница — здесь были шведский и финский языки, своя валюта, своя полиция, своя культура.

В основном здесь отдыхала верхушка среднего класса. Богатые участки с домами, хозяйственными постройками, дворницкой, ледником могли себе позволить либо купцы первой-второй гильдии, либо расторговавшиеся крестьяне, либо чиновники высших рангов. Здесь также жили артисты, писатели, архитекторы. Если случайно попадал кто-то из низов среднего класса, то, скорее всего, мелкие чиновники, получившие наследство.

terioki

Дачи были в собственности и съемные. Многочисленные строительные артели строили, по сути, типовые дачи. Обычно это был дом с мезонином, верандой. Комнаты — в зависимости от достатка, но, по крайней мере, была спальня, гостиная, детская, кухня. В богатых домах были специальные помещения для прислуги, например комнатки, где летом можно чистить овощи.

Отапливали дачи печами. Причем практически во всех домах были очень красивые изразцовые печи и камины. На территории Финляндии был Ракколаниокский завод, который изготавливал изразцы. Печь можно было выбрать по каталогам: белую либо разноцветную.

Скоропортящиеся продукты хранили в ледниках. В них было два помещения: одно для заморозки, другое — просто холодная комната, где хранили соленья и варенья. Дальнее помещение обычно строилось из тесаных гранитных камней. Туда закладывали лед, который в апреле или начале мая вырезали на Финском заливе — всё это могло не таять до осени. На льду хранили мясо, птицу, рыбу.

На всех участках были колодцы, воду носили в ведрах. Туалеты устраивали не на улицах, а в домах — в специально пристраиваемых кабинках. По сути, это были выгребные ямы.

Водопровод в начале XX века считался роскошью. Его можно было встретить на богатых дачах. Система накачивала воду в специальные емкости и распределяла ее по дому. В таких домах был душ, ванные, ватерклозеты. Если были деньги, всё это спокойно можно было устроить.

repino

Дачники любили загорать у залива — его называли морем. У каждой дачи была своя кабинка для переодевания: они выстраивались в шеренгу, отделяя море от шоссе. Многие жаловались, что это портит вид на пляжную линию. Люди, которые снимали дачу, пользовались кабинкой хозяев дома, но кабинки могли сдавать и отдельно.

В каждой местности были общества благоустройства. Дачники должны были сами заботиться о поселениях: следить за дорогами, фонарями, чистотой на пляже, соблюдением санитарных правил в лавках. Общества устраивали всевозможные вечера, благотворительные концерты, приглашали артистов из Петербурга, которые выступали и вместе с любителями из числа дачников. Были детские кружки, где занимались гимнастикой, пением, танцами, а в конце сезона устраивали большое представление.

Отдыхали в основном на своем участке, принимали гостей и сами ходили в гости, катались на лодках, ездили в соседние селения на праздники. Были очень распространены велосипедные прогулки, ведь начало XX века — время велосипедного бума.

komarovo

Соседи плотно общались. В основном люди были знакомы еще по городу или где-то встречались: жили в одном доме, были прихожанами одной церкви, служили в одном департаменте или были родственниками.

Никто не строил высоких заборов. Судя по фотографиям, это были обычные штакетники с обсадкой деревьями по кромке участка. Идешь сейчас по улице или по лесу и видишь, как где-то в линеечку выстраиваются ели — значит, когда-то здесь была улица.

Приезжали на дачу обычно в мае, уезжали в сентябре. Кто-то оставался на зиму, таких людей называли зимогоры. Некоторым просто нравилось там жить, и они могли ездить на службу с дачи. Для некоторых дача в пригороде оказывалась значительно дешевле, чем квартира в городе.

Что дачники выращивали на участках и что осталось от усадебных парков

— Огороды были только у местных, которые продавали дачникам овощи, яблоки, ягоды садовые и лесные. Дачники любили сады. На участках были клумбы с цветами, кусты сирени, жасмина, спиреи и другие декоративные кустарники. Люди старались облагородить свою территорию.

В больших имениях, которые называли барскими дачами, могли разбить парк. Поэтому сейчас у Приморского шоссе, зайдя глубже в лес, можно обнаружить совершенно не родные для этих мест породы деревьев. Если идешь по лесу и видишь какой-нибудь одичавший шиповник, то сразу понимаешь, что здесь надо искать и остатки фундамента.

Например, совершенно потрясающий парк принадлежал поставщику двора его императорского величества Герману-Фридриху Эйлерсу. У него была большая усадьба за Терийоки, сейчас это Ушково. На участке он построил несколько дач для себя и своих детей и устроил ландшафтный парк. Но сейчас от него практически ничего не осталось.

Можно также вспомнить виллу Рено, которая до революции принадлежала оружейнику Ивану Чижову. Он устроил парк с дорожками и фонтанами. Сейчас на месте верхней части парка частное владение, а внизу — особо охраняемая территория «Комаровский берег» с экотропой. В другой части Келломяки был пансионат «Тихий уголок». Там протекала речка, были пруды, вокруг которых шли дорожки для прогулок.

ekotropa

Как деревянные дачи разрушались в войну, 90-е и нулевые

— На Карельском перешейке вокруг Финляндской железной дороги до революции было около 5 тысяч дач. После 1917 года кто-то из дачников остался в своих домах и впоследствии принял гражданство Финляндии, кто-то оказался в Петрограде и уже не мог вернуться — их дачи ветшали.

В середине 1920-х годов финляндское правительство начало продавать пустующие дома: либо для проживания, либо для перевоза в центральную часть Финляндии, если они были в хорошем состоянии, либо на дрова. Что-то было разрушено в Зимнюю войну, что-то в Великую Отечественную. Тем не менее осталось достаточно большое число дач.

После того как Карельский перешеек вошел в состав Советского Союза, на его территории решили устроить курортную зону. В Куоккале (после 1948 года — Репино) задумали сделать санатории различных ленинградских предприятий и профсоюзов. На месте старых дач выросли колоссальные современные корпуса. Поэтому сейчас говорить о старой Куоккале-Репино мы практически не можем. Есть «Пенаты», восстановленные после войны. Сохранилась также дача Крючкова, которая сейчас вроде бы будет реставрироваться. Мы долго этого добивались, и, наконец, она была внесена в список охраны.

penaty 1

penaty 2

В Келломяки (Комарово) была другая ситуация. Этот поселок полностью отдали под детский дачный отдых: там были выездные детские сады, которые принадлежали либо районам города, либо министерству обороны. Видимо, посчитали, что для детей специально строить что-то не надо, поэтому решили использовать старые дачи.

Вплоть до 1990-х годов дачи в Комарово стояли. Их могли перестраивать, убирать изразцовые печи, чтобы выделить дополнительный квадратный метр пространства, но тем не менее они были. В 1990-е все оставшиеся изразцовые печи были украдены, начались поджоги, и в конце концов участки начали продавать. Это лишило нас нескольких очень интересных дач, которые могли бы быть музеем дачной культуры Петербурга под открытым небом, но на их местах строятся коттеджи — сейчас Комарово славится очень высокими заборами.

Самым разрушительным временем для дач оказались нулевые годы. Если взять число дач, которые сохранились примерно на 1995 год, то сейчас от них мы имеем, наверное, процентов десять. Например, утрачены дачи Лоховой, Духновского и Андреева. Это были великолепнейшие дома, принадлежавшие трем родственным семьям, стоявшие друг рядом с другом, там была полностью сохранена вся инфраструктура дачной постройки начала ХХ века: беседки, ледники, колодцы. Но [по экспертизе] получилось, что они не представляли интереса.

Какие дачи отреставрированы

— Есть всего несколько случаев, когда была проведена реставрация. Например, две дачи на Морской улице в Комарово: вилла Рено и дача Юхневича, причем очень квалифицированно отреставрированы. Еще дача Сандина на улице Лейтенантов (об этом доме подробно рассказывало издание «Собака.ru»).

villa reno

В основном это частные дома. И всё зависит от человека, который [такой дом] покупает. Чтобы дача сохранилась, должны соединиться две почти невозможные вещи: очень большие деньги и понимание, что покупаешь уникальную вещь.

Например, дачу Новикова в Зеленогорске купило частное лицо, и мы очень боялись, что дом погибнет. Но оказалось, человек взялся за это дело, и дача будет жить дальше. Отель «Скандинавия» в Сестрорецке тоже отреставрировал две дачи.

У некоторых домов нет охранного статуса. Но даже если он есть, экспертиза может показать, например, что дача вся поедена грибком, наполовину сгнила. Дом сносят, строят такой же из бетона и обшивают деревом. Поди потом докажи, надо ли было ее разрушать полностью. С другой стороны, моя точка зрения — уж лучше пусть будет новодел под старину, чем простая бетонная коробка.

Как появился сайт terijoki.spb.ru

— Сайт был создан в 2000 году двумя программистами, братьями Александром и Михаилом Браво, и краеведом Владимиром Котляром. Они путешествовали по Карельскому перешейку и рассказывали о своих находках. Посетители сайта дополняли эти истории своими наблюдениями, и таким образом сформировалась краеведческая направленность сайта.

В 2010 году в проект пришло довольно много людей, которые начали заниматься именно дачными местностями. Кто-то фотографировал, кто-то сидел в архивах, кто-то предоставил старые открытки из своей коллекции. В целом получился полный цикл исследовательской работы от находки до статьи, книги или доклада на научной конференции.

Исследователей и посетителей сайта, дополняющих информацию на многочисленных форумах, довольно много, а вот человек, который повседневно занимается сайтом — причем не только сам является исследователем, но и вообще всё держит в голове, — один-единственный, это Александр Евгеньевич Браво. Он, по сути, является двигателем и душой всего проекта.

dacha yuhnevich 1

dacha yuhnevich 2

Сайт волонтерский, ни от кого никогда не получал ни грантов, ни пожертвований. Всё делается на общественных началах. Вся информация, которая ставится на сайт, проверяется и перепроверяется: мы работаем только с архивами и только с проверенной информацией. Иногда даже держим информацию некоторое время, пока не получим подтверждение.

Я начала заниматься сайтом в 2010 году. Тогда мы с подругой очень много фотографировали Комарово и пришли к Александру Евгеньевичу с предложением вывесить все эти фотографии на сайте и попытаться разобраться, что там было. Но исследования по Комарово, естественно, велись и до нас. Например, большая работа проводилась в Комаровской библиотеке ее заведующей Еленой Аркадьевной Цветковой и директором общественного краеведческого музея Ириной Александровной Снеговой. И очень помогали муниципальные депутаты, что, вообще-то, редкость.

Когда сайт начал разворачиваться, дали о себе знать потомки дачников, которые делились своими семейными архивами. Кроме Петербурга пишут из разных городов России, из Финляндии, Австралии, Канады.

Можно сказать, что сейчас начался своеобразный бум краеведения — очень популярны экскурсии, как горячие пирожки расходятся книги, люди самостоятельно изучают места, где отдыхают. А потому востребована вся та информация, которая размещается на страницах сайта.

Пять сохранившихся дореволюционных дач

Дача фон Дорна

fon dorna

Под Зеленогорском есть очень интересный дом, который в советское время тоже принадлежал одному из детских садиков, а до революции — человеку по фамилии фон Дорн. Это объект регионального значения, но разрушается практически на глазах.

Когда Борис Акунин узнал о даче фон Дорна и обстоятельствах биографии этого человека, оказалось, что каким-то совершенно мистическим образом они совпали с историей персонажа Фандорина. Кто-то мог бы купить эту дачу и устроить тут, например, отель с таким литературным бэкграундом.

Дача Мюзера

dacha myuzera

Дача Мюзера в Зеленогорске в советское время была ЗАГСом. Там совершенно сказочные камины, на которые заглядывались специалисты из Эрмитажа, печи с какими-то пряничными, разноцветными изразцами. Дача принадлежит частному лицу, и оно зашифровано так, что мы даже не знаем, кому. Владелец должен был еще до 2014 года привести эту дачу в порядок, но у нас складывается ощущение, что он просто ждет, пока она сама рухнет. И тогда мы лишимся самой прекрасной на настоящий момент дачи на Карельском перешейке.

Дача Захарова

На Красноармейской находится дача лесопромышленника Захарова, единственная оставшаяся из шести. Мы пытались ее заявить в качестве объекта культурного наследия, но ничего не получилось. Это совершенно уникальный объект, потому что при даче находились остатки дореволюционного парникового хозяйства с водопроводом, трубами.

Дача Габерцетель

dacha gabbecelya

Дача петербургского архитектора Виктора Габерцеттеля под охраной, вроде бы там сейчас сидит сторож, но какие планы насчет нее, неизвестно. Поэтому в какой-то момент мы можем приехать на место после зимы и выяснить, что там всё снесли.

Вилла «Айнола»

photo 2020 06 24 16 24 47

Вилла «Айнола» принадлежала петербургскому архитектору [Николаю Салько]. Он выстроил себе дачу в стиле дворянского гнезда — с прудом, фонтаном, беседкой и небольшим парком. Сейчас здание используется в качестве общежития для работников ведомственной охраны. Совершенно уникальная дача, вилл в этом стиле на Карельском перешейке больше нет. Мы бы хотели сделать в ней музей Дачной культуры Петербурга.

Источник

Adblock
detector