два монаха на куликовом поле

Правда о схватке Пересвета и Челубея

То, что не написано в житиях

Недавно на собеседовании у Святейшего Патриарха я обратил внимание на картину, висящую в его приемной. Это был подлинник картины Павла Рыженко «Победа Пересвета». На полотне изображена знаменитая схватка непобедимого татаро-монгольского богатыря Челубея и нашего Александра Пересвета — монаха, который по особому благословению преподобного Сергия Радонежского вышел со своим собратом Андреем Ослябей на бой на Куликовом поле.

215490.p

Великая мудрость и прозорливость замечательного русского святого, преподобного Сергия, проявилась в самой сути этой схватки. Это была битва сил света и сил тьмы. И это вовсе не образное выражение, а самое существо событий, произошедших 8 сентября 1380 года.

Когда мы стояли перед этой картиной, один из игуменов Троице-Сергиевой лавры рассказал нам такую историю. В лавре есть монах, который во времена своей юности, как и многие тогда, был увлечен восточными духовными традициями и боевыми искусствами. Когда началась перестройка, он с друзьями решил поехать в Тибет, дабы поступить в какой-нибудь буддийский монастырь. С 1984 года, когда монастыри Тибета открыли для доступа, правда, по ограниченным квотам, туда стало приезжать множество иностранцев. И надо прямо сказать, что к чужеземцам отношение в монастырях было крайне скверное: все-таки это тибетская национальная духовность. Наш будущий монах и его друзья были разочарованы: они так стремились к этому возвышенному учению, к этому братству, духовным подвигам, мантрам и молитвам. Такое отношение продолжалось до тех пор, пока тибетцы не узнали, что перед ними русские. Они стали переговариваться между собой, и в разговоре прозвучало слово «Пересвет». Стали выяснять, и оказалось, что имя этого русского монаха записано в особой святой книге, где фиксируются их важнейшие духов¬ные события. Победа Пересвета занесена туда как событие, которое выпало из привычного хода вещей.

Считалось, что такой монах-воин практически непобедим. Количество таких, избранных духами, воинов-тибетцев всегда было крайне невелико, они считались особым явлением в духовной практике Тибета. Поэтому-то Челубей и был выставлен на единоборство с Пересветом — чтобы еще до начала сражения духовно сломить русских.

И по сей день служители духов тьмы, мастера восточных единоборств, хранят память о том, что есть некие «русские», у которых есть свой Бог, сила которого неодолима. И этот русский Бог выше всех их богов, и воины этого Бога — непобедимы.

Источник

Пересвет, Ослябя и Челубей – битва за правду?

Сразу, с места в карьер, предупрежу всех читающих, особенно читающих, как это сейчас принято, через абзац. Данное исследование – всего-навсего попытка осмыслить происшедшее в те стародавние времена и с исторической, и с логической точки зрения.

Совершенно не хотел бы задеть чьи-то патриотические чувства, тем более, что вывод будет хоть и неожиданным, но вполне закономерным.

1613941670 poedinok peresveta0098

Вообще, ознакомившись с несколькими материалами (Рыбакова и Азбелева) сразу пришел к выводу, что патриотическая пропаганда – это штука древняя и незыблемая. И – эффективная. Но об этом в самом конце будет.

К битве на Куликовском поле вообще вопросов много до сих пор, начиная от места и заканчивая результатами. Но – нас интересует самое ее начало. Поединок богатырей.

То, что он мог иметь место быть – тут спорить не стану, еще с античных времен пошла мода на поединки перед сражением. И суть у этих поединков была вполне внятная: надо было выяснить, на чьей стороне боги. Потому и жертвы приносились, и жрецы пахали, как проклятые, и поединщика готовили от души. Сандалии новые ему, а то вдруг споткнется, если старый ремешок лопнет и проиграет, например.

Милость богов в те времена – это была вещь, с которой приходилось считаться. И остались в истории горы свидетельств, когда все происходило так, как предвещали жрецы. Например, в битве при Каннах, где римлянам не светило. Так оно и получилось, хотя военный гений Ганнибала со счетов мы тоже, естественно, не сбрасываем. Как и амбициозную тупость Варрона.

1613941903 history06 03

Итак, схватка. Какое она могла произвести воздействие? Теоретически, вообще могла. Однако, в древние времена командиры думали точно так же, как и в наши времена. То есть, пока солдат не думает – все нормально. А вот как начал – как говорится, сливай воду.

Потому, думаю, татары атаковали первыми. Увидели, что Челубею конец пришел, и тут же, пока до всех не дошло (а из-задних рядов особо не высмотришь, как там и что), дали сигнал к атаке. И размышлений в солдатской башке на тему за боги или против ровно до момента первой сшибки с врагом. А дальше совсем другие мысли, совершенно не божественного толка. Ибо кто в бою о боге размышляет, тот, что характерно, долго не живет.

И вот у нас съехались два поединщика. Челубей, вроде как печенег (неточно) по происхождению, и Пересвет. Насчет обоих вопросов просто тьма, поскольку «перед всеми доблестью похваляясь, видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его и трех сажен ширина его».

Даже если взять размеры самой маленькой сажени, это малая сажень, 142 см, делайте выводы. Годзилла бы подумала, прежде чем на такого монстра рыпнуться. О мелочи типа Терминатора даже говорить смешно. Стоит ли тогда верить исследователям типа Ахмада ибн Фадлана, который описал печенегов как людей низкорослых, не знаю.

Наш Пересвет… наш Пересвет был не меньше. Потому как в летописях сохранились его слова о том, что «Этот человек ищет подобного себе, я хочу с ним переведаться!».

И переведались. Так, что даже русские летописи расходятся во мнениях. Литературный памятник 15 века, «Сказание о Мамаевом побоище» говорит, что поединщики поразили друг друга копьями, выбили из седел и скончались на месте.

Редкий, но нормальный исход поединка. Особенно если противники одного класса. Челубей по свидетельствам, был знатным поединщиком. Пересвет тоже не совсем слуга божий, поскольку из бояр и военнообязанных. То есть – умел.

Но в нашей современной истории почему-то муссируется предание, вышедшее из стен Кирилло-Белозерского монастыря. Там был составлен летописный Список, в котором эта история выглядит несколько иначе.

Здесь, конечно, возникает вопрос о том, насколько в монастыре, располагавшемся в Вологодской области были осведомлены о подробностях, происходивших достаточно далеко.

И вот монахи Белозерского монастыря дали такую картину боя: Пересвет увидел, что у Челубея копье очень длинное и тяжелое, больше обычного копья того времени. Ну да, детина семи метров роста мог позволить себе любую оглоблю… Вообще за Челубеем шла слава крутого поединщика, вообще не терпевшего поражений. Возможно, в том числе и по причине копья.

Понятно, что среди воинов мало летописцев, а среди летописцев мало воинов. И написан в Списке лютый бред, причем, с какой стороны его не рассматривай, с военной или медицинской.

Несколько непонятно, правда, сработал ли план Пересвета насчет проехать телом по копью. Думаю, нет, потому что пронзенный такой оглоблей он вряд смог бы такое сделать.

И вот тут начинаются вопросы.

Снять доспех – это как? Да, есть много сайтов и каналов реконструкторов, которые смогут все это объяснить намного лучше меня. Но вообще отдает таким мазохизмом. Такие подарки делать противнику…

Выглядит более чем странно, тем более, что Челубей так поступать не собирался. Один в доспехе, второй без – сразу понятно, на кого начали бы принимать ставки букмекеры.

Вообще задумка Пересвета выглядит не то что нелогично, я бы сказал – очень странно. С медицинской точки зрения. Вот нашел картинку, как это должно было бы выглядеть. Да, Пересвет тут аккурат без щита, доспеха, шлема. Очень героически, но странно.

И вот тут как раз второй вопрос. Ладно, опустим, как пронзенный таким копьем Пересвет вообще куда-то смог уехать, это нереально. Вообще как бы конный копейный бой предусматривает именно такую штуку – после удара копьем, в случае, если оно куда-то попадает (конь, тело, щит противника), его надо срочно бросать. Физику никто не отменял, тем более, для двух поединщиков, несущихся друг на друга на двух конях. Напомню, если кто забыл. P=m*V, где к массе всадника непременно надо добавить и массу его коня.

Если этого не сделать, то вы сами окажетесь на земле, выброшенные из седла. Или еще чего хуже, перспектива налететь на собственное копье не самая радужная.
Ну и последнее в этом вопросе.

Копье входит в тело, незащищенное броней. Рвутся ткани, ломаются кости, дробятся на мелкие осколки, лопаются различные органы, оказавшиеся на пути наконечника. Смотря куда войдет копье. Ладно в грудь, а если в бок? В живот?

Причем, все это на импульсе от скорости двух коняшек, каждая, скажем, до 30 км/ч взяла разгон…

Понятно, что сразу не умрешь. Пару-тройку секунд, конечно, проживешь. Пока первичный болевой шок свое не возьмет, или пока весь организм лапки к верху не поднимет, как это обычно и происходило в таких случаях.

И рассказывать о силе духа, молитве чудесной и прочих фантастических вещах не стоит. Не смотрится реально идея будучи пронзенным деревянным дрыном со стальным наконечником нанесение хоть какого-то удара. Просто потому, что мозг обычно отключается при таких поражениях.

Как мне кажется, неслужилые монахи это для красочности придумали. Не особенно задумываясь над тем, насколько это правдоподобно будет выглядеть потом.

Да, если кто-то хочет, может проверить, но есть еще один литературный аналог, который вышел лет через 100 после Куликова сражения. Некто Томас Мэлори написал цикл о короле Артуре. Очень был популярен цикл в Европе, зачитывались им.

Мэлори ничего такого не выдумал, просто взяли и сварил варево из романтической рыцарской литературы Франции все, до чего мог дотянуться. Дотянуться мог не до многого, он вообще в тюрьме писательством увлекся. Но у бывшего рыцаря получилось, все-таки не профан…

Так вот, помните, как погиб Артур? Он схватился с племянником/сыном Мордредом, который узурпировал корону. И пронзил его в схватке копьем. Мордред тоже проскользил по копью всей тушкой и в итоге разрубил Артуру голову. В общем, оба умерли.

1613941677 800px boys king arthur n c wyeth p306

Эти рыцарские легенды ходили по всему миру пачками, как я понимаю. От Британии до Индии. Вообще во Франции был создан огромный массив этих рыцарских романов, грех не воспользоваться было.

Могли ли знать на Руси? Да запросто. Вообще в фольклоре многих народов есть истории, как в схватке двух непобедимых дотоле богатырей погибали оба.

И вот в этом свете поединок Пересвета и Челубея – просто очень хорошо сработанный пропагандистский миф. Красивый и героический, хотя и несколько нелепо выглядящий в глазах людей, знающих толк в военном деле.

Реально, такая картина вполне могла быть. Поединщики помчались навстречу друг другу, ударили копьями и оба упали замертво.

Как могло быть. Поединок состоялся. Ратоборцы помчались друг на друга с копьями наперевес. Сшиблись — и оба упали замертво. Эффектно, трагично, безупречно красиво. Морально и эстетически — безупречно.

Однако, не все так просто. И эта история – ну совсем не пропаганда. Ну может так. немного. Чуть-чуть.

И вот тут надо посмотреть внимательно на Пересвета. Это же не просто интересный персонаж, там вопрос на вопросе сидит и непоняткой погоняет.

Инок, иначе чернец Пересвет. Если собрать все, что есть про него в летописях, а есть там очень немного, если серьезно, то получается вот такой расклад. Родом из Брянска. Из бояр. Ратник, участвовал в походах. Судя по всему, после одного из таких походов и решил удалиться от мира, поскольку сделал это аж в Ростове. В Борисоглебском монастыре. Замечу, что от Ростова до Брянска более полутысячи километров. Скажем так, хорошо погулял боярин Александр, хорошо.

И в стенах Борисоглебского монастыря бывший воитель стал иноком. Инок – это первая ступень монашества. Так скажем, вступительная, до пострижения в «малую схиму», то есть, до принятия первого пакета обетов и отречений. Потому и имя у Пересвета осталось мирское, инокам не положено духовного.

В качестве примера приведу 1671 год, апрель месяц, когда некий Фрол Тимофеевич Разин, не сумев взять городишко Коротояк, решил остановиться в Дивногорсокм монастыре. Еда, казна и все такое. И получил такую оплеуху от монахов, прекрасно владевших «огненным боем» и затащившим пушки на звонницу, что в итоге попал в плен и был казнен чуть позже своего старшего брата.

Так вот, согласно «Житию преподобного Сергия Радонежского», перед Куликовской битвой князь Дмитрий отправился к Сергию в монастырь за благословением. Сергий Радонежский был, так скажем, «в тренде» и молва о нем гремела по всей Руси, если не дальше. Благословение такого праведника и чудотворца должно было воодушевить всех русичей на борьбу с татарами.

Более позднее «Сказание о Мамаевом побоище» Сергий благословил Дмитрия и отправил с ним двух бывших военных, Александра Пересвета и Андрея Ослябю.

1613942156 12

С благословением Дмитрия и сейчас идут споры, поскольку столько раз переписанная беседа, на которой кроме Сергия и Дмитрия присутствовал биограф Сергия Епифаний, что от первоначального текста уже ничего и не осталось.

Но вот отряжение Пересвета и Осляби в распоряжение Дмитрия – это реально нонсенс. Иноки не имели права так поступать под угрозой самой страшной кары – отлучения от церкви. Но, тем не менее, поступили. Очень странно, но факт.

Кстати, в самом первом сказании от 1380 года «О побоище иже на Дону» об участии Сергия Радонежского и его благословлении не сказано ни слова. И это тоже интересно, поскольку в те времена церковь играла все-таки огромную роль в жизни людей. Некоторые исследователи вообще считают, что этот эпизод был придуман позже, теми, кто писал летописи…

Есть вообще мнение, что те, кто писал этот эпизод после битвы, неплохо был знаком с историей Крестовых походов. А вот там рыцарей-монахов было предостаточно, военных орденов хоть отбавляй. Было в целом, у кого взять образец для подражания.

Ведь в отличие от Ватикана, который фактически руководил Крестовыми походами, русская церковь была изрядно миролюбивее.

С Челубеем все еще более непросто. Столько вариантов имени, происхождения, должности – за голову схватишься поневоле. И знатный мурза, и ханских кровей, и наемник-поединщик… Монгол, татарин, печенег и даже наш, русич-перебежчик. За семь веков чего только не насочиняли.

Вот только с той стороны не осталось вообще никаких свидетельств существования такого хана-мурзы-наемника-перебежчика. А как утверждали русские летописи – очень известный боец был.

Но точно не хан. Понятно, что не хан, хану не пристало впереди войска поединничать. Не ханское это дело было.

Получается интересно. Очень странный инок-воин на одной стороне, очень странный поединщик на другой… И оба погибли. Или не погибли, потому что в одном из текстов «Задонщины» инок Пересвет очень даже жив во время боя и продолжает сражаться «когда иные уже посечены».

И Ослябя, второй инок, с ним тоже все не просто. То он прячет за срубленной березой «ошеломленного», то есть, контуженного князя Дмитрия и прикрывая его, погибает, то наоборот, если верить другим документам очень даже переживает битву и потом ездит с посольствами, окруженный почетом и уважением.

Какой напрашивается итог?

А итог весьма интересный. Скорее всего, никакого поединка не было. А если и был, то в исполнении совсем других личностей, не Пересвета и Челубея.

Мы же имеем дело с первым в русской истории случаем литературного творения пропагандистского характера. В жанре героико-патриотическом, но никак не историческом.

Красивое и логичное.

С Челубеем все понятно. Это олицетворение всех сил, стоящих против Руси. А вот Пересвет и Ослябя – это интереснее.

Пересвет – все понятно, это символ единения Руси. Воин и монах одновременно. Светская и церковная сила, объединенная против общего врага. Русская Идея и Вера, слитые воедино. Сильный боец и мудрый инок. Готовый положить жизнь свою на алтарь служения Руси.

Красивый и сильный символ.

А Ослябя? А Андрей Ослябя тоже символ! Не менее значимый, чем Александр Пересвет. Ослябя показывает, что Пересвет не одинок, что за ним придут (в случае смерти Александра) другие, не менее сильные и смелые бойцы.

Ибо «Велика земля Русская и обильна людьми и Верой», как было написано в той же «Задонщине». То есть, Пересвет и Ослябя – это символы борьбы Руси до победного конца.

Красивая сказка была написана монахами в далеком монастыре. Красивая и умная, поскольку семь следующих столетий показали, что меняются времена, меняются персоналии, но суть Пересвета, выходящего на бой с противником и Осляби, стоящим у него за спиной, они фактически вечны в наших реалиях.

Суворов и Кутузов, Ушаков и Нахимов, Самсонов и Брусилов, Матросов и Гастелло, Жуков и Рокоссовский, Романов и Рохлин, и список этот можно продолжать до бесконечности.

Сегодня практически не важно, были ли в действительности Пересвет и Ослябя. Важен заложенный неизвестными в своем большинстве монахами принцип. Который сегодня было бы неплохо взять на вооружение тем, кто пишет учебники истории и определяет в какую сторону пойдет развитие общества дальше.

Все-таки даже стыдно становится, когда видишь, что потуги государственных мужей современности на базе духовно-патриотического воспитания ничто по сравнению с тем, что делали церковнослужители 640 лет тому назад.

Источник

Поединок Пересвета с Челубеем

Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле — самая известная картина советского художника Михаила Авилова. Публика впервые увидела её в 1943 году. На полотне изображён бой русского богатыря Пересвета с татарским воином Челубеем, предшествовавший Куликовской битве. Эта картина стала классикой батально-исторического жанра в русской живописи.

Монументальное историческое полотно было написано Авиловым в годы Великой Отечественной войны, в период событий, связанных с обороной Сталинграда и сражениями на Курской дуге. Идея сюжета у художника появилась задолго до этого. Ещё в 1917 году Авилов выставлял на суд зрителя свою картину «Выезд татарина Чели-Бея на единоборство с Пересветом». Однако тогда художник остался не удовлетворён своей работой.

По сложившимся ещё в древности законам, битва сильнейших воинов перед боем назначалась только при возникновении сложной или неопределённой ситуации. Древние легенды указывают, что сражение двух воинов в поле зрения противников могло заменить молномасштабное сражение войск. Проигравшая сторона отступала. Возможно, это лишь легенда и в реальности битва начиналась независимо от исхода схватки. Но в любом случае она имела очень важное психологическое значение для бойцов.

Это был своего рода жребий для выбора атакующей стороны. Известно, что войско, первым начинающее бой, всегда несёт большие потери. Поэтому поединок мог иметь решающее значение для развития событий.

Как же сложилась ситуация в соотношении противоборствующих сил перед Куликовским сражением? Оказывается, русское и татарское войска были примерно равными по силе, имели почти одинаковое количество воинов. Это было известно обоим армиям и не вызывало у них желания атаковать первыми, рискуя быстро потерять значительную часть своего войска. Поэтому боевые полки стояли друг против друга, ожидая действия противоположной стороны.

У татар была ещё одна причина для затягивания начала сражения. Они ждали войско литовского князя Ягайло. Русские по этой же причине были заинтересованы в скорейшем начале боя, пока не произошло объединения сил татар с литовцами. Для разрешения этой ситуации противостояния и был начат поединок.

От татарского войска выехал великан-печенег Мурза Челубей, воин огромной силы. В верховых сражениях он использовал копьё на метр длиннее обычного, что позволяло убивать противника ещё до столкновения. Источники указывают, что Челубей был непобедимым воином-поединщиком и ранее он уже более 300 раз побеждал соперников в поединках на копьях. Люди Мамая наняли его специально для подобных поединков.

В результате человек впускает в себя «силу зверя» или, проще говоря, превращается в единое с демоном существо, некий симбиоз человека и беса, становясь бесноватым. Платой за такую услугу является бессмертная душа человека, которая и после смерти тела не сможет освободиться от посмертных объятий сил тьмы.

Согласно древним источникам, Челубей отошёл от войска на белом коне, облачённый в серые одежды.

Дата рождения Александра Пересвета доподлинно неизвестна. Ряд источников свидетельствует о его боярском происхождении, то есть принадлежности к высшему сословию. Бояре занимали руководящие посты и владели землями. А вот место рождения известно — это Брянск. Предположительно, Александр Пересвет не раз участвовал в походах и войнах.

Правда, проблема в том, что древние писатели часто прибегали к аллегориям и возвышениям, приписывая знаменитым личностям подвиги и качества, которыми те в действительности не обладали. Известно, что в 1380 году Пересвет постригся в монахи, став иноком Троице-Сергиевского монастыря. Сражался он вместе с другим монахом-схимником Родионом (в монашестве Андреем) Ослябей, который как и он был учеником и постриженником Преподобного Сергия Радонежского.

В летописях говорится, что по велению Сергия Радонежского, в поход с князем Дмитрием Ивановичем отправились двое иноков — Пересвет и Ослябя. Им было приказано «вместо золочёных шлемов возлагать на себя схиму с нашитым крестом». Считается, что братьям предстояла нератная служба — молитвой и праведным словом воодушевлять русское войско.

Но поскольку авторитетных источников, которые могли бы достоверно сообщить о тех или иных событиях практически нет, историки по сей день ведут дискуссию относительно биографии Пересвета.

По благославению Сергия Радонежского

Согласно житию преподобного Сергия Радонежского, перед Куликовской битвой князь Дмитрий в поисках духовной поддержки отправился к нему в монастырь за благословением. Татары в то время считались непобедимыми. Имя преподобного Сергия, как праведника и чудотворца, было прославлено по всей Руси и благословение такого человека должно было вселить надежды в воинов.

Преподобный Сергий благословил не только князя, но и добровольно пожелавших отправиться с ним двух иноков боярского рода, хорошо знающих военное искусство. Этими иноками были, как мы знаем, Александр Пересвет и Андрей Ослябя, которых преподобный Сергий перед этим постриг в Великую схиму.

По преданию, перед битвой Пересвет молился в келье отшельника при часовне святого воина великомученика IV века Димитрия Солунского. Там впоследствии был основан мужской Димитриевский Ряжский монастырь. Помолясь, Пересвет ушёл, оставив свой яблоневый посох. Теперь это — исторический экспонат, который хранится в кладовой Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника. К слову, это скорее костыль для раненого человека, нежели дорожный посох ходока.

Если это действительно так, то Пересвет на самом деле мог не погибнуть в поединке. Был тяжело ранен и некоторое время опирался на яблоневую палку. Хоть такое предположение маловероятно, оно остается одной из неразгаданных исторических загадок. Пересвета похоронили в старом Симоновом монастыре в Москве.

По версии, изложенной в учебниках истории СССР, после первого же столкновения копья поединщиков переломались, после чего оба рухнули на землю и скончались. Существует и другая версия поединка, единственная, существовавшая в дореволюционной России.

В «Сказании о Мамаевом побоище. Основная редакция» так описывается поединок Пересвета с Челубеем: «…Выехал злой печенег из большого войска татарского, видом подобен древнему Голиафу: пяти сажен высота его и трех сажен ширина его. И увидел его Александр Пересвет, монах, который был в полку Владимира Всеволодовича, и, выступив из рядов, сказал: «Этот человек ищет подобного себе, я хочу с ним переведаться. И был на голове его шлем, как у архангела, вооружен же он был схимою по велению игумена Сергия… Печенег устремился навстречу ему… И ударились крепко копьями, едва земля не проломилась под ними, и свалились оба с коней на землю и скончались».

Однако в более ранней «Задонщине» Пересвет всё-таки вернулся к своим. Согласно этой версии, он был тяжело ранен.

Сразу после схватки поединщиков началась сама битва — конница Мамая атаковала передовой полк русских войск.

Воины Пересвет и Ослябя

После битвы тело Пересвета вместе с телом Осляби, также погибшем в бою, было доставлено в Москву и погребено рядом с храмом Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове (тогда ещё деревянном) в «каменной палатке». Но по другим сведениям, Ослябя в Куликовской битве не погиб, и упоминания о нём встречаются в летописи за значительно более поздние годы.

По одной из версий, саркофаги Пересвета и Осляби были обнаружены в XVIII веке при разборе старой колокольни храма. При проведении работ строители наткнулись на кирпичный склеп, пол которого сплошь покрывали надгробные камни без надписей (захоронения монахов или воинов). Сняв их, строители увидели саркофаги Пересвета и Осляби. При строительстве новой трапезной храма усыпальницу закрыли, а камни из неё были уложены в северо-западный угол трапезной храма. Позднее над этим местом было сооружено чугунное надгробие с сенью, уничтоженное в 1920-х годах.

Однако, по ряду данных, тела Пересвета и Осляби никогда не были найдены и ныне покоятся в трапезной храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове «под спудом», то есть точное местоположение захоронения не идентифицировано. Сейчас на предполагаемом месте захоронения Пересвета и Осляби в трапезной храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове установлено деревянное надгробие, копирующее по форме первое чугунное. Могила открыта для посещения. Пересвет и Ослябя причислены Русской православной церковью к лику святых.

Источник

Adblock
detector