эрорассказ с сестрой в бане

Эрорассказ с сестрой в бане

Лет до пяти я ходил в баню с мамой. Обидно, брат, на год старше, меня уже ходил с отцом в мужское отделение, а я – с мамой в женское. В обще то он тоже, до недавнего времени с нами сюда ходил. Мы, это две сестры, мама и я. Сеструхи чаще всего меня и мыли, по очереди, мама только командовала: там потри, здесь потри.

В перерывах между банями, мы мылись по очереди в кладовке, так называлась ванная комната, потому, что в ней хранилось все, банные принадлежности, и всякий домашний скарб. Нам то, пацанам, особенно летом, мыться нужно было каждый день, иначе цыпками ноги и руки покроются. Да и сестры наши мылись часто, что бы ни завшиветь, на головах то косы были. Старшим братьям доставалось воды потаскать с уличной колонки – на второй этаж.

Обычно кипятили на печке, летом на дровах, а зимой на угле, ведро воды на двоих – для нас и по ведру – сестрам. В связи с нехваткой тазов, мылись по очереди. Сначала купали меня, а потом брата и наоборот – сначала мылась старшая, а потом младшая сестра. Ей на работу вставать раньше, а младшая еще в школе училась. Уже потом, когда все выросли, братья в армию ушли, сестры – замуж вышли, к нам в дом провели водопровод и канализацию. Первым делом, отец установил ванну в «кладовке» и титан на дровах. Жизнь стала цивильной, а до этого оставалась БАНЯ.

У нас на районе не было своей бани, наверное, рассчитывали на перспективу, провести в дома воду и даже газ. Поэтому мы ходили в две бани, на выбор: первую городскую или ведомственную маслозаводскую. Обе, они почти одинаково были удалены от нашего дома. Когда я был маленький, казалось, ужасно далеко. Иногда даже «на ручки» к кому-нибудь из старших просился. Потом, когда подрос, оказалось что все рядом…

В пять лет я стал интересоваться половыми различиями, да и не только я. Мои подружки по предбаннику, где мы вместе дожидались родителей, тоже с нескрываемым интересом наблюдали за фиговинкой, которая у меня болталась среди ног. А когда я спросил у мамы, почему и неё и сестер там ничего нет. Она отправила меня мыться с отцом и братьями.

Вначале это был триумф, но вскоре мне ужасно не понравилось, как папка трет меня вихоткой, так почему, то называлась мочалка. А когда я «подглядел», как дяденька онанирует в углу помывочного отделения и спросил об этом папу, он и вовсе отругал меня. А я еще долго не догадывался, что этот дядька выделывал со своим членом. Но на всякий случай, я было запросился назад, к маме в отделение. Но было уже поздно. Началась взрослая жизнь.

Вскоре мы с братом научились тереться сами, только спины друг другу терли. Он иногда, на правах старшего, контролировал, как я помылся, но сильно меня не беспокоил. Мы с удовольствием плескались в тазах, и выгнать нас из мойки было нелегко, даже когда старшие – папа и братья уже обтерлись и ждали, что бы промокнуть полотенцами наши тельца.

Была в бане еще одна забава – ПАРИЛКА. Мы сначала не понимали, чего это все дядьки, так любят туда заходить? А располагалась дверь в неё посередине моечного отделения и всегда была закрыта. Углядеть там было невозможно ничего, потому что клубы пара так и валили от туда, если кто заходил или выходил. И потом, от выходящего, пар валил, как дым от головешки, хотя вокруг было тепло и сыро.

Однажды, старшего брата отец взял с собой в парилку. Через несколько минут он выскочил оттуда распаренный, красный, как рак, но довольный. И стал, как «большой», заходить туда в следующие посещения бани. Отец учил, нужно сначала попариться, а потом уже мыться. Так он и делал. Я тоже попробовал однажды…

Накануне простояли часа два в очереди в баню, народу в этот день, что то много было. Нам то, как минимум, два шкафчика рядом нужно было, барахла то много на пятерых. В один никак не поместится. В общем, долго мы стояли, наши женщины уже домой ушли. В женское отделение не было такой очереди.

Я решился впервые с папой и братьями зайти в парилку. Зашел. Как ни странно, внутри пару не было, но жара стояла адская. Так мне показалось. Брат смеется:
— Не бойся, лезь сюда.
И на полог, на самую верхотуру, шмыг. Я было за ним, но чую, что-то не то. Остепенился, присел на средней полке. Тут и батя подоспел, а меня уже тошнит, голова кружится от жару… Ели откачали меня тогда. Я так до армии в парику и не ходил больше, боялся.

После бани, обычно мы с отцом заходили в пивную. Хорошо, что там продавали не только разливное, бочковое пиво, но и лимонад в бутылках, дорого – 12 копеек, без бутылки. Он нам, обычно, по стакану сока покупал – дешевле выходило. А себе обычно кружку пива брал. Мы все садились на лавки вдоль стены, отдыхали после бани и пили, смакуя, каждый – свое.

Да, БАНЯ. Это сейчас она для развлечения, а тогда – жизненная необходимость была. Русский человек не может без бани.

Источник

Тетрадку с несколькими от руки написанными рассказами я нашел случайно под сидением пригородного автобуса. Один из них привожу здесь.

Первыми париться пошли мальчишки, а мы остались сидеть в предбаннике. Нам с сестрой стало скучно, и мы пошли в банную — там есть окошко, которое выходит на парилку. Мы хотели напугать мальчишек. Потихоньку прошли в баню, подошли к окошку, а там облом. Они повесили полотенце на окно. Обломали нас, одним словом. Ну, мы тогда с сестрой пошли в предбанник и стали задумывать новый план посмеяться над ними.

Я вышла из парилки как ни в чём не бывало, наши мальчики вышли из банной, оба злые. И сказали:
— Ну держитесь, мы вам отомстим за такую шутку…
Хм, нам отомстить не получится. Мы с сестрой в полотенцах пошли в банную, а мальчики остались в предбаннике сидеть, дверь предбанника я заставила ящиком. Ну уж, чтобы точно с нами такого не проделали. Зайдя в баню, я повесила на окно полотенце.

И мы стали мыться, спокойно прислушиваясь к каждому шороху. Как вдруг дверь в баню открывается. При этом мы не слышали, как они отодвинули ящик от своей двери. Оля (сестра моя) хватает тазик и прикрывается им, ей повезло, а тазик оказался маленьким. А она полненькая у меня. А я стояла за печкой. В руке у меня был только ковшик, так как я в этот момент наливала горячую воду. А они, заразы, стояли и смотрели, как мы прикрываемся, и смеялись над нами, мы сами со смеху чуть не загнулись.

Они ушли и сказали:
— Мойтесь спокойно…
Ну да, с ними спокойно вымоешься, мы с сестрой поставили палку в дверь, чтобы не открыли. Но за дверью нам слышится грохот, что они что-то там двигают. Ну, мы плюнули на них и стали мыться спокойно. Решили, что потом откроем дверь. А они нам кричат:
— Вы не выйдете из банной и в предбанник не попадете.

Мы не приняли всерьез их слова. Мы домылись и стали открывать дверь, обе обернулись в полотенца, Оля с разбегу хотела открыть дверь, а оказалось, что у двери ничего не было — она вылетела из банной, как пробка из-под шампанского. Из предбанника мы только слышали смех, сестра сама уже смеялась, у меня не было сил даже держать полотенце. Мы зашли благополучно в предбанник и пытались выгнать мальчишек, чтобы одеться. Одеться нам не давали, и мы тогда взяли вещи и пошли одеваться в парилку. Сестра держала дверь,а я одевалась, а потом наоборот. Ну, тут мы решили над ними тоже посмеяться. Так как они оба дергали дверь, мы с сестрой на раз, два, три… отпустим дверь.

Источник

» Голубятник» в бане или Бедная Маша

Эта темная криминальная история приключилась в одной из глухих уральских деревушек Оренской губернии в светлые дни Рождества Христова. 34-летний Михаил Барков,недавно отведавший все прелести жизни в зоне,куда попал за кражу пары мешков пшеницы с полей сельхозпредприятия, поздним вечером возвращался домой на гужевой повозке.Вообще-то дом принадлежал его сожительнице,согласившейся пустить бывшего зэка в свою усадьбу и уже не знавшей, как вытурить его прочь за необузданный нрав, проявляющийся после регулярного употребления самогонного зелья. Вот и сейчас, владелица дома, залечивала синяки да шишки в больнице райцентра, которыми наградил ее» милый друг» после очередного скандала. Все эти дни,оставшись в доме «главным» Михаил гулеванил от души, на широкую ногу.

Там уже сидели,но не скучали его кореша Николай и Сергей.Они дружно уговаривали очередную бутылку «бормотухи». Озябшей Маше сунули в руки замызганный стакан с алкогольным пойлом и настойчиво потребовали выпить за именины Бога и наступающий старый Новый год. Мария не устояла перед дружным напором. Выпила.

О чем болтала пьяная компания за столом-неведомо, да и какая разница:реконструировать застольные дебаты, в которых, как правило, перемежаются пьяное бахвальство с руганью начальства и сокрушенные реплики о малом количестве спиртного,- занятие отнюдь не благодарное. Барков был уже изрядно навеселе, его дружки также осоловели,но компания, несмотря на то что пробил третий час ночи, расходится по домам не спешила. Михаил предложил Марии слазить с ним на чердак и с гордостью продемонстрировал 20-летней девушке стаю прирученных им самолично голубе-сизарей и турманов,бил себя в грудь и горячо утверждал,что лучше чем он, голубятника и во всей Вселенной не сыскать.Когда пьяный «орнитолог» и женщина спустились с чердака,дружки-собутыльники стали почему-то срочно собираться по домам и, наскоро распростившись с хозяином, нырнули в зимнюю стужу. Мария замешкалась-искала в это время свои сапожки. Торопясь,необутая выскочила во двор и крикнула удалявшимся шаткой походкой мужикам,чтобы ее подождали. В ответ-тишина.

Вышел на крыльцо Михаил,стал успокаивать встревоженную девушку, говорил, что сам довезет ее до дома до хаты-вот и лошадка еще не распряженная стоит, к чему такая паника. У молодой женщины заныло сердце от тягостного предчувствия.Ей захотелось немедленно бежать с территории усадьбы,но ноги стали как ватные, а с губ не могло сорваться ни единого словечка.

Тут в Баркова словно бес вселился.Он схватил женщину за руку, дернул на себя и, как куклу, волоком потащил по грязному снегу в промерзшую баню.Женщина попробовала дать отпор насильнику,но добилась обратного эффекта:озверевший мужик зажал ей рот потной ладонью,а другой рукой несколько раз ударил по лицу и голове.

Но не будем бросать в обиженную женщину камень, глухой ночью пившей и лазавшей по чердакам с «орнитологом-натуралистом». Это на всю жизнь, наверняка» станет ей суровым уроком. Бедная Маша.

Источник

Истории закоренелого банщика 6

Ещё немного про Риту – юную работницу бани.

В мужском отделении работала неприметная женщина, аккуратная и добросовестная. Работу свою выполняла, не придерёшся, вот, только не смелая. Ни как не могла отпроваживать незваных гостей в виде гардеробщицы, уборщицы с женского отделения, их подружек и прочих «проверяющих». Не хотела и не могла ни с кем ругаться.

Была у неё дочка – девчонка лет одиннадцати-двенадцати. Она часто захаживала к маме, особенно по будним дням. У них был один ключ на двоих. Жили они скромно. На новый замок средств не хватало. Так и менялись ключом. Баня работала с десяти часов и мама уходила позже дочки, отправившейся в школу. А Рита, идя со школы, заходила к ней и забирала ключ. Она была как неприметная мышка. Зайдёт не заметно, возьмёт ключ и на выход. Иногда задерживалась попить чайку и перекусить чего ни будь. Никаких нареканий, её поведение не вызывало. Завсегдатаи даже привыкли и спрашивали, у Ирины Александровны, так звали маму Риты, что с дочкой случилось, не захаживает.

Позже, когда Рита подросла, она стала помогать маме в уборке раздевалки. А работы было много. Особенно в осенне-весенний период, когда дожди и распутица. Естественно, за обувью, тянулась грязь и отделение приходилось часто мыть. Рита носила маме Ире воду и выливала грязную. Да и сама, бывало, швабру тягала. На выходных помогала маме мыть окна и шкафы. А потом сама ими занималась. Конечно приходилось постоянно ходить и работать рядом с мужчинами, но у последних, это обстоятельство, не вызывало ни протеста, ни нареканий.

В бане всегда было тепло, даже жарковато. Поэтому ни Рита, ни её мама, брюк и колгот не носили. На Рите был короткий приталенный халатик и, она, в нём, смело приседала, наклонялась и даже поднималась на подоконник, когда мыла окна или шкафы. На ней были строгие, без глубоких вырезов, серые, а чаще чёрные, трусики. Надо сказать, что, при таком ритме работы, какой соблюдала Рита, они мелькали постоянно, но ни кто не видел в этом, ничего соблазнительного и не порядочного, до того всё было буднично и естественно. Но, наверное, кто-то на это обратил внимание и, возможно, сделал замечание либо ей, либо маме и Рита, начала носить шорты. Было видно, что ей не совсем удобно в них. Жарковато. Она часто вытирала лоб и махала ладошкой вместо веера. Мужики заметили изменения и предложили плюнуть на пустые замечания и ходить, как ей нравится. Это приободрило Риту и она расширила свой, рабочий, гардероб. Появился короткий, лёгкий, светлый халатик и белые трусики, которые симпатично так, просвечивались сквозь токую материю. Впрочем, отношение к ней не изменилось. Ни кто, не видел в ней, больше, чем девчонку, помогающую маме, в поддержке чистоты и порядка, в помещении.

Проявилась и другая способность Риты. Как-то она мыла шкафы, а рядом вытирался, полотенцем, мужчина и то ли, ногу не правильно повернул, то ли ещё что, но мышцы, выше колена свело и он зашипел от боли. Рита бросила тряпку и начала, уверенно, массировать отвердевшие мышцы, стараясь не задевать член, хотя это и не всегда получалось. Она умело работала руками, разминая, так же, ягодицы и поясницу. Посетители, с интересом наблюдали за процедурой, признавая ловкость и умение девчонки. Вскоре судорга отступила и мужик рассыпался в благодарностях. На вопрос, где она так научилась, так ловко делать массаж, Рита ответила, что у бабушки, часто, подобное случалось и она помогала, ей, снять боль. Авторитет Риты, ещё более укрепился, а в следующее посещение «больным» бани, Риту порадовал замечательный тортик, от него.

Бывали и смешные случаи с участием Риты. Как-то она сильно спешила куда-то, а дело было осенью и помещение приходилось часто убирать. Рита быстро водила шваброй, умело варьируя между лавками и без конца извиняясь. Но тут, из моечной, вышел вальяжный гражданин и пошёл к, своему, шкафчику. А Рита как раз, убирала там. Он отвлёкся и получил, концом швабры точно между ног. Мужик, как пылесос, втянул, в себя. воздух и с ещё большим шумом выпустил его:

— Прямо по яйцам, ёкарный бабай!

Рита перепугалась и залепетала не внятно:

— Ой-йой. Извините пожалуйста. Я Вам, холодненького приложу … Ой, предложу.

Все вокруг грохнули от смеха, а мужику, даже легче стало. Он, тоже улыбнулся:

— Да если бы и приложила, то и не отказался бы.

Конфликт был улажен, так и не успев разгореться. Зато потом, когда Рита, даже спокойно и не спеша, мыла пол, к ней, сзади, ни кто не подходил. Осторожничали.

А ещё, Рита, показала себя остроумной и весёлой девушкой. Как-то убирала она, между лавками и один парняга, решил сострить, приподняв пальцем, её, халатик. Рита оглянулась и строго посмотрела на него. Но шутник повторил свою выходку, когда она возвращались. Рита остановилась, поставила швабру и строго посмотрела на хулигана. Все думали, что она отвесит хорошего тумака, нахалу, но Рита поддёрнула халатик и заправила его в трусики:

— Смотри, пока глаза не по-вылазят.

Мужики начали стыдить, поддёргивать шутника и успокаивать Риту, но она одёрнула халат, только после того, как окончила уборку вокруг обидчика.

Парняга долго извинялся и Ирина Александровна, попросила Риту простить его. А на следующее, своё, посещение бани, нарушитель спокойствия, принёс пирожное, в красивой упаковке, на что Рита сказала, что бы сладким, её, не угощали — фигуру бережёт. Она и тут показала, своё, благородство. Обидчик, ставший на путь исправления, отведал содержимого коробки, с вкусным чайком, который поднесла, ему, Рита.

А вот ещё случай поднявший авторитет Риты, на необъятную высоту.

Рита тогда уже училась в техникуме, но продолжала помогать маме. Тем более на улице была весенняя распутица и полы приходилось мыть постоянно. Дело было на выходных и к вечеру, посетителей заметно поубавилось. Никто не хотел мочить ноги, а утренний морозец сошёл на нет и всё поплыло. В самый разгар уборки заглянула женщина из гардероба и позвала маму Риты, к телефону. Через пару минут она пришла и сообщила, что позвонили соседи и сказали — приходили из техникума, от тренера по волейболу, спросили, где найти Риту и что кто-то там, выбыл из состава команды и надо срочно ехать на соревнования, в другой город. Ирина Александровна показала Рите бумагу с номером телефона, который оставили соседям:

— Я сама – и Рита, взяв записку, побежала в гардероб, где висел телефон.

Пришла озабоченная, но решительная. Оказывается, одна участница, волейбольной команды, получила травму, но скрыла от всех, надеясь на обезболивающие. Но при более тщательном обследовании, всё обнаружилось и девушку пришлось даже госпитализировать. Тут тренер и вспомнил за Риту, которая сразу попала в резерв команды за отличную игру. Это все заметили, с первых занятий физкультуры. Короче:

— Выручай Рита – кричал в трубку тренер – Из резерва ты самая лучшая. И учти. Некоторые полтора-два года ждут основного состава, а ты сразу, с первого курса залетаешь.

А потом, немного сбросив пар, добавил:

— Да ты намного лучше некоторых из основы. Только на тебя и надежда.

Конечно, отказа не последовало.

Рита всё объяснила маме:

— Через два часа надо быть или возле техникума, где будет автобус или бегом сразу к поезду, на вокзал. Вокзал ближе. Если не буду успевать к автобусу, побегу сразу туда. Тренеру от соседей позвоню. Турнир на пять дней, без дороги. Всё оплачено и жильё и питание.

Рита была вся мокрая от пота, со смешно так, сбитыми волосами на голове.

— Так. Быстро в моечную. Некогда в женскую или отдельный номер, который кстати ещё и закрыт. Тебе ещё домой забежать, сумку собрать надо. Раздевайся, а я с мужчинами поговорю.

Она прошлась по раздевалке и моечной и объяснив кратко ситуацию, попросила разрешить дочке быстро ополоснуться, а то на поезд опоздает. Естественно отказа не было.

Рита, завернувшись в полотенце, пошла к свободной кабинке и извинившись принялась тщательно вымываться. Ясное дело, что даже те мужички, что уже обсыхали, собираясь домой, вдруг решили ещё раз помыться. Мылась Рита долго, постоянно поворачиваясь под душем и подымая руки, смывая мыло. В процессе мытья, она объяснила свою поспешность, а так как среди посетителей оказались любители волейбола, получился интересный разговор.

Обратно Рита шла, уже не прикрываясь. А зачем? И так все всё увидели.

А её, потом, ещё долго поздравляли, так как команда заняла третье место, в столь представительном турнире. А тренер, в местной газете, расхвалил столь удачную замену.

— Теперь всё волейболисты, в эту баню ходить будут – подтрунивали над Ритой мужики. А она только улыбалась.

Кстати. Рита приходилось иногда, мыться при мужчинах, но это только когда сильно спешила куда-то. А так, они, с мамой, всегда ждали конца работы и спокойно расслаблялись в парной и под душем.

Источник

Детство в деревне. История первая. Баня.

Я на тот момент учился в классе шестом. Зима. Пора крещенских морозов. Жил я тогда в деревне с очень непонятным названием, которое озвучивать не стану. Моя мама уехала на операцию в Пермь, а оставить меня одного дома она не могла, ибо опасалась, что приведу друзей, и от дома оставим лишь пепелище, вот поэтому мне пришлось пожить некоторое время у сестры, благо, она тогда жила через дорогу, так что приглядывать за маминым скотом (корова, козы, овцы) и топить время от времени печь, чтоб дом не промерз, не составило труда.

И вот наступила суббота – банный день, праздник березового веника и обжигающего пара. А поскольку баня сестры мне не очень нравилась, уровень жара не соответствовал моим прихотливым требованиям, то я решил затопить свою баню.

Ведь там стоит адская печь, чтоб вы понимали, она давала столько жара, что им можно выжигать джунгли с вьетконговцами. А сама баня маленькой площади, что в совокупности с такой печью, образовывала грандиозный жар, не каждый металлург выдержит.

Натаскал дров, заполнил все кадки и бочки водой, чиркнул спичкой… Спустя время баня готова – извольте париться.

И вот я в обители мыла и горячего шампуня. С трепетом набираю ковш горячей водой…

Небольшое отступление: у меня печь такой конструкции, что дым проходит напрямую через камни, и первый пар нужно выпускать на улицу, чтоб ушли накопившийся на камнях пепел и остатки дыма.

Так вот, в этот раз я решил этого не делать – мне стало жалко жара и на эту заповедь я наплевал – это было моей второй фатальной ошибкой (про первую чуть позже).

Сижу на полке, с трудом вдыхаю горячий воздух, настолько жарко, что начал ощущать лжехолод, кожа покрылась муражками – одним словом кайфую.

Первый жар спал, и я решительно поддал еще раз. Продолжаю сидеть и потеть – париться пока не хочется. И тут я почувствовал характерный хлопок по затылку, и последующий за ним приход – угарный газ пожаловал. По всему телу хлынула слабость вперемешку с расслаблением.

Трясущейся рукой взял кусок мыла, непонятной геометрической формы, намылил мочалку и ей начал тереть другую руку. Меня постепенно накрывало все сильней и сильней – времени все-таки мало, нужно выбираться! Но сперва нужно одеться, а это оказалось не таким простым занятием…

Трусы! На них уже нет времени! Каждая секунда дорога, я кое-как натянул растянутые временем гамаши. С титаническим трудом снял дубленку с крючка, попытался достать шапку из рукава – не получилось, тогда я пожалел об этой привычке, к черту шапку – так пойду. Валенки. Первый надел по ГОСТу, на второй сил не хватило – накинул как тапочек. Собрался. Иду, нет, ковыляю к двери и… ее заклинило. Тут я вспомнил, про первую фатальную ошибку, а именно: Когда я топил баню, я заметил, что дверь плохо работает, но под правильным углом и некоторым усилием она открывается – и я твердо положил болт на это…

Вот этого усилия мне и не хватило. Мозг сразу сгенерировал десяток матерных выражений, с одинаковой смысловой нагрузкой. Среди этого потока мыслей нашлась одна стоящая, а именно угол, под которым дверь открылась. Я вышел – привет новый приход! От свежего воздуха я рухнул на месте. Ноги, руки, тело послали меня в пешее эротическое.

Что ж… Нужно выбираться! Я не умру девственником, лежа на промерзлой земле в кое-как надетых гамашах с разодранным середышем! Собрался с силами – встал, сделал пару шагов, упал. Снова встал, сделал пару шагов, упал… Таким образом я, собрав все сугробы, добрался до ворот ограды своего двора. До дома сестры метров 50. Я снова поорал, мне снова ответил пес.

Принял волевое решение – ползти на четвереньках. Я чувствовал, как намокшие от пота гамаши постепенно застывали. Пальцы немели. Я полз. Зачесалась голова, потрогал ладонью – волосы покрылись ледяной коркой, пальцы тоже застыли.

В общем, добрался до сестры – забыл в какую сторону открывается дверь. Начал неистово, как мне казалось, стучать. Выбежала сестра, завела меня в дом, дала шерстяных вещей, отпоила чаем. После чего с непонятной дрожью в мышцах уснул.

На утро проснулся хорошо, боялся, что заболею, но нет, все прошло гладко: пальцы на месте, температуры и кашля нет.

Спустя два часа, как проснулся, пошел чинить дверь.

После этого раза я стал ходить в баню осторожнее.

1612588844232368140

Истории из жизни

23.7K постов 58.4K подписчиков

Правила сообщества

1. История должна основываться на реальных событиях, но требовать доказательств мы не будем. Вранье категорически не приветствуется.

4. Администрация имеет право решать, насколько текст соответствует пункту 3.

так, ждём рассказ с точки зрения сестры, собаки и бани.

Тоже есть история про угарный газ и баню. Также дело в деревне, также в Пермском крае; 31 декабря, решили, как в кино, сходить в баню. Бани своей в то время не было, только переехали в новый дом. Решили истопить у тети, она в командировке в то время была, да и дом ее стоял не так далеко. Истопили, баня не своя, не знаем как и что. Пошли с батей к тетке, благо хоть в двоем. Т.к. ходим в баню по одиночке, Папа ушел в баню, через минут 15 слышу шум на улице, выхожу, иду к бане, а там Батя на половину в дверном проеме баня-предбанник лежит, почти без сознания. дотащил еле как до дома, положил на кровать, там он и отключился, страшно жуть, бил по щекам, слушал пульс. Через минут 5 очухался. но лежал еще долго.

Самое странное, я тоже решил сходить в баню, за 10 мнут проведенные в бане, чуть там и не отключился, благо понимал, что долго проводить там не имеет смысла. голова болела весь новый год.

неплохой сценарий для сериала, впредкушаем продолжение в тридцати шести частях

m3544485 2051856382

163490624138128846

Опустевшее гнездо (холст, масло, 45*45)

1629724811199036599

Но, это просто такой говорящий кусочек натуры. За кадром остались наши старания по поддержанию жизненных сил домика. Крыльцо развалилось, двери покрасили, супруг переложить боров печи, начал забор делать. И никаких тебе «Уголок сада» с буйством красок и уютом.

1629725017153694032

162972501714027304

m3544485 2051856382

163490624138128846

Старики (яблоня и банька), 2017г, масло, холст, 21*30

1625223307137872878

m232549

1581062224266340568

Зимний пейзаж

1611070689197823261

Nikon D7100, Tokina 116

m3394696 989854028

1612588844232368140

Негородские новости. Банька

Ступив в парную, я вдохнул полной грудью, до предела заполнив легкие целебным духом. Хорошо! Ноги по горячим ароматным травам на полу ступают мягко, возвращая в жаркое лето. Этими травами, заботливо собранными в июльский травостой и высушенными в теньке на легком ветерке, Санькина жена Оксана каждый раз выстилает пол парной, предварительно подержав их в мягкой теплой воде. Чудесный банный дух!

Я сидел на полке и наслаждался покоем и медленно пробирающимся в каждую клеточку тела жаром, вбирал его в себя, чувствуя, как наполняюсь молодой задорной энергией.

Прогревшись как следует, я выскочил в предбанник и макнул голову в кадку с теплой водой. Санька, выйдя следом, приподнял меня и со смехом окунул в кадку целиком, а сам заскочил в соседнюю, с ледяной водой, ухнул довольно, присел пару раз и выскочил, расплескивая воду на струганые доски пола. Я выбрался из воды и уселся на скамейку, переводя дыхание. Посидел немного и снова в парную. На этот раз я вытянулся на полке, накрыв голову ледяной пихтовой лапой. Приготовился, значит, к пару. Парит Санек знатно, долго и обстоятельно, прохлопывая веником каждый сантиметр тела.

Как следует прогрев березовыми вениками, Саня обдал меня ледяной водой из ведра, заставляя вздрогнуть от неожиданности. Волна восторга окатила меня с ног до головы, захотелось кричать что-то бесшабашное! Как же здорово! Я выскочил из парной и с размаху окунулся в ледяную воду, посидел в ней немного и перебрался в теплую. Красота.

Но расслабляться не стоит. Сейчас Саня чуть отдохнет, и пойдем на второй круг, дубовый. Вот где жара! У дубового веника лист широкий, он жара захватывает больше и вгоняет его в размятое березой тело до самых печенок.

Источник

Adblock
detector