эссе вирджинии вульф своя комната

СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ РЕГИОНОВЕДЕНИЕ

Центр по изучению взаимодействия культур

Женский модернизм Вирджинии Вулф и его региональные черты на примере эссе «Своя комната»

Магистрант I года обучения,
факультет иностранных языков и регионоведения
МГУ имени М.В.Ломоносова

Женский модернизм Вирджинии Вулф и его региональные черты на примере эссе «Своя комната»

Ключевые слова: модернизм, региональная специфика, Великобритания, литература.

The article is devoted to analyzing the role of women in the early XX century literature and outlining specific regional characteristics in the development of British female modernism. The analysis of Virginia Woolf’s essay ‘A Room of One’s Own’ demonstrates the interconnection between the gender issues and philosophical questions of that time. The possibility of women’s self-expression as authors is studied. By analyzing Woolf’s work the regional aspects of British female modernism are singled out, which proves that even innovative and sensational works are heavily influenced by the region they were created in.

Keywords: modernism, regional aspects, Great Britain, literature.

Эпоха модернизма стала тем самым периодом в истории, когда второстепенная роль женщины как в обществе, так и в искусстве была поставлена под сомнение. За довольно короткий промежуток времени появились работы по социологии, психологии, философии, которые исследовали этот вопрос и приходили к похожим выводам: женская второстепенность — это миф. Многие из исследователей сами были женщинами (Дора Марсден, Мэри Робертс Кулидж), что уже является красноречивым показателем изменений положения женщины. «В прошлом мужской порядок вещей затмил бы, вытеснил, заставил бы её [женщину-автора] замолчать. Теперь она, хотя и не лишенная чувства вины, осознавала, что может, что должна говорить». [In the past, the masculine order would have eclipsed, marginalized, or muted her. Now she felt, though at times quite guiltily, that she could speak, she must speak] [6].
Перемены начала XX века дали женщинам возможность работать вне дома и понять, что они способны на многое. Начал формироваться новый тип женщины, который окончательно сложился между двумя мировыми войнами, — женщины свободной, независимой (как финансово, так и интеллектуально). Женщины стремились к самореализации, искали применение своим талантам и способностям.

Начало этой трансформации ознаменовалось появлением важных работ не только в научной и философской, но и непосредственно в литературной сфере. Квинтэссенцией осмысления роли женщины как автора можно считать эссе Вирджинии Вулф «Своя комната», в котором она проводит читателя по пути своего исследования исторической и культурной перспективы возможностей женщины в создании литературных произведений. Оно основано на лекциях, прочитанных Вулф в 1928 году студенткам английских колледжей (сам факт проведения подобных мероприятий тоже говорит о значительных переменах в общественном мнении относительно женщин, их способностей и места в социуме).

Ценность эссе Вулф в том, что она не просто обращается к описанию роли женщины в литературе как исследователь или философ, стоящий на некотором расстоянии от проблемы, но и интегрирует себя в исследование, ассоциирует себя с той самой женщиной в литературе, писателем, пытающимся выступать не только от имени своей эпохи и страны, но и от лица женщин в целом.

Есть в тексте и следы характерного для модернизма потока сознания — мысли уносят рассказчицу в другие эпохи и места, позволяя проводить неожиданные аналогии и рассматривать с исторической точки зрения проблемы, с которыми сталкивались женщины. Основная, если учесть цель и направленность этого эссе (изначально — лекций) — это недоступность образования для женщин. В воображении Вирджинии Вулф сестра Шекспира, литературно одаренная так же, как и её брат, оканчивает жизнь самоубийством, не найдя себе места на литературном поприще за неимением необходимого образования и невозможностью преодолеть исключительность и ограниченность своей роли как женщины. Также Вулф сопоставляет некие вымышленные мужской и женский колледжи: первый с богатой историей, красотой и роскошью архитектуры, ценнейшими рукописями в библиотеке, а второй — скромный, построенный на деньги, с трудом собранные немногочисленными сторонниками образования для женщин, начавший развиваться только в 1860 году.

Можно согласиться с Вирджинией Вулф в том, что в начале XX века человеческий характер определенно поменялся. Модернизм, неотъемлемой частью которого были авторы-женщины, развивался параллельно с женским движением, изучал, поддерживал и делал его достоянием читающей публики, тем самым влияя на общество. Он постепенно размывал сложившиеся столетия назад границы гендерных ролей. Вирджиния Вулф в «Своей комнате» предсказала рождение писателя-женщины, и она (а точнее, они) действительно появилась, обеспечив себе литературное бессмертие своими произведениями.

Отношения же между людьми, о переменах в которых также упоминает в приведённом нами в начале работы высказывании о событиях 1910 года Вулф, вполне могут быть интерпретированы как отношения между мужчинами и женщинами, и тогда писательница снова оказывается права: миф о подчиненности женщины мужчине начинает развеиваться, и наступает эпоха «новой», независимой, мыслящей, творческой женщины.

«Женскость» модернизма — один из главных его компонентов, та глава в развитии литературного движения, без которой оно не было бы таким, каким мы знаем его сегодня. Темы, поднятые Вирджинией Вулф и её современницами в их произведениях, актуальны до сих пор, как по-прежнему актуально и женское движение, и поиск самоидентификации.

Модернизм действительно разрушил многие привычные представления о литературе, породил новые формы, поднял ранее замалчиваемые проблемы. Однако если проанализировать «Свою комнату» с регионоведческой точки зрения, можно увидеть, что даже в таком новаторском и по стилю, и по проблематике произведении заметно проявляется влияние региона Англии. Отражение английских национальных черт в тексте, где-то бессознательное, где-то осознанное, позволяет предположить, что на вопрос «Вы рады, что вы англичанка?», который оставляет без ответа одна из героинь Вулф в произведении «По морю прочь», сама писательница ответила бы утвердительно.

Источник

Рецензии на книгу «Своя комната» Вирджиния Вулф

«. Даже в бедности и безвестности надо не прекращать трудиться»

Мой пробел в библиографии любимой писательницы! Даже немного стыдно, но я всегда хотела пополнить «Своей комнатой» коллекцию бумажных книг Вулф и на Московской международной книжной ярмарке наконец нашла свежее издание знаменитого эссе.

Китсу, Флоберу и прочим гениям приходилось сражаться с равнодушием целого мира, но женщина имела дело не с равнодушием, а с враждебностью. Им общество говорило: пиши, если желаешь, мне это безразлично. Женщину оно осыпало насмешками: писать вздумала? Да кто ты такая?

Но все меняется, утверждает писательница. Пора брать судьбы в собственные руки. В общем, это очень вдохновляющая книжка! Для нас с вами тоже. Все еще.

Но вовсе не это изображение является препятствием на пути женщины к литературной или иной художественной карьере. Им становится постоянное одергивание со стороны: не женщины открыли Америку или закон «всемирного тяготения», не женщина расписывала Сикстинскую капеллу и писала «Короля Лира», а раз во времена дремучего бесправия женщины не создали ничего великого, то и сейчас у них не получится. Со временем у сторонников позиции «счета по головам» появилось еще больше претензий: мол, теперь-то у вас есть и права, и свободы, так где же ваши великие произведения? И тут можно привести два аргумента:

— во-первых, не каждая женщина, даже очень одаренная, добровольно отдаст себя на растерзание общественному мнению. Одна будет уверена, что ни на что не способна, другая не захочет отказываться от претензий на счастье, а третья будет бесконечно злиться из-за колкостей в ее сторону. Лишь немногие, наименее чувствительные или наиболее эксцентричные, способны пойти наперекор обществу, которое отдает пальму первенства всему «мужскому», используя это слово как похвалу.

Именно против постоянной конкуренции и войны между полами Вулф и протестует. Но, формулируя основание для своего протеста, она скатывается в метафизику, постулируя архитипическое различие «женского» и «мужского» и необходимость объединения того и другого в идеальном для писателя андрогине. В какой-то степени это действительно верно: вряд ли писателю стоит помнить о всех социальных ограничениях, которые накладывает на него биологический пол, когда он пишет о чем-то, связанном с вечностью. Но, с другой стороны, в позиции Вулф еще много наивности в вопросах гендера, и многое из того, что относится к социализации, она приписывает напрямую полу.

Источник

Своя комната

volume mid

44035971 virdzhiniya vulf svoya komnata

44558068 virdzhiniya vulf svoya komnata 44558068

label

Перейти к аудиокниге

Посоветуйте книгу друзьям! Друзьям – скидка 10%, вам – рубли

z

Эта и ещё 2 книги за 299 ₽

В этом эссе, датируемом 1929 годом, известная британская писательница рассуждает о женщинах и литературе.

Вирджиния Вульф высказывает нетривиальную точку зрения о писательницах, которые начали творить задолго до борьбы за равенство. И быстро приходит к выводу: для свободного творчества каждой женщине нужно не так уж много. Своя комната, чтобы уединяться. И финансовая независимость, чтобы не думать о хлебе насущном. Но подобной роскоши не могла себе позволить ни одна из великих предшественниц автора этого эссе…

Также в произведении есть размышления о том, что написано женщинами вообще и о женщинах в частности. И что написано мужчинами о женщинах… А еще автор фантазирует: смогла бы добиться успеха талантливая сестра Шекспира, живя в шестнадцатом-семнадцатом веках.

После оформления покупки на сайте ЛитРес вы сможете сразу же прочесть онлайн или скачать в удобном формате это запоминающееся эссе!

В этом эссе Вирджиния Вулф анализирует тему женщин и литературы. И приходит к выводу о том, что для писательского труда женщинам необходимы собственные средства и уединенная комната. Появившееся в 1929 году, это эссе стало важным феминистским высказыванием и остается таковым и сегодня.

Вирджиния Вулф – британская писательница и литературный критик. Ведущая фигура модернистской литературы первой половины XX века. Ее работы переведены более чем на пятьдесят языков.

44558068 virdzhiniya vulf svoya komnata 44558068

Окажись под рукой пепельница, не пришлось бы стряхивать пепел в окно, а значит, я и не заметила бы во дворе бесхвостую кошку. Наблюдая за тем, как крадется это кургузое животное, я вдруг ощутила, что настроение мое меняется. Будто на все вокруг легла тень. Возможно, действие превосходного рейнвейна стало ослабевать. Глядя, как мэнская кошка1 остановилась посреди газона, словно тоже вдруг усомнившись в окружающем мире, я почувствовала – что-то изменилось, чего-то не хватает. Но что же изменилось и что исчезло, спрашивала я себя, прислушиваясь к разговорам. Чтобы ответить на этот вопрос, пришлось перенестись из этой комнаты в прошлое, в довоенную эпоху, и вспомнить еще один обед, который устроили в очень похожих интерьерах – но все же других. Все было другим. Гости меж тем продолжали беседовать, их было много, все были молоды, кто-то одного пола, кто-то – другого; беседа текла неспешно, привольно, благожелательно. Слушая, я мысленно сравнивала ее с той, другой беседой, и понимала, что она – законная наследница первой. Все осталось прежним, ничего не изменилось, и все же в этот раз я прислушивалась даже не к словам, а к журчанию, плеску за ними. Все верно, перемена крылась именно здесь. До войны на подобном обеде люди говорили бы о том же, но их речи звучали бы иначе, поскольку в те дни им сопутствовал своеобразный музыкальный призвук, волшебно преображавший сказанное, словно кто-то мурлыкал под нос мелодию некой песни. Можно ли выразить этот призвук словами? Возможно, если обратиться к поэзии…

Окажись под рукой пепельница, не пришлось бы стряхивать пепел в окно, а значит, я и не заметила бы во дворе бесхвостую кошку. Наблюдая за тем, как крадется это кургузое животное, я вдруг ощутила, что настроение мое меняется. Будто на все вокруг легла тень. Возможно, действие превосходного рейнвейна стало ослабевать. Глядя, как мэнская кошка1 остановилась посреди газона, словно тоже вдруг усомнившись в окружающем мире, я почувствовала – что-то изменилось, чего-то не хватает. Но что же изменилось и что исчезло, спрашивала я себя, прислушиваясь к разговорам. Чтобы ответить на этот вопрос, пришлось перенестись из этой комнаты в прошлое, в довоенную эпоху, и вспомнить еще один обед, который устроили в очень похожих интерьерах – но все же других. Все было другим. Гости меж тем продолжали беседовать, их было много, все были молоды, кто-то одного пола, кто-то – другого; беседа текла неспешно, привольно, благожелательно. Слушая, я мысленно сравнивала ее с той, другой беседой, и понимала, что она – законная наследница первой. Все осталось прежним, ничего не изменилось, и все же в этот раз я прислушивалась даже не к словам, а к журчанию, плеску за ними. Все верно, перемена крылась именно здесь. До войны на подобном обеде люди говорили бы о том же, но их речи звучали бы иначе, поскольку в те дни им сопутствовал своеобразный музыкальный призвук, волшебно преображавший сказанное, словно кто-то мурлыкал под нос мелодию некой песни. Можно ли выразить этот призвук словами? Возможно, если обратиться к поэзии…

Источник

Отзывы на книгу « Своя комната »

Затем вы можете возразить, что я слишком преувеличила значение материальных условий. Даже со скидкой на символы — что пятьсот фунтов в год — это способность думать, а замок на двери — самостоятельность мыслей — все равно, скажете вы, человеческий ум должен быть выше всего материального.

Писательница отмечает некоторый прогресс, произошедший в начале XX века, и верит, что примерно через 100 лет ситуация изменится и женщины не только будут вносить свой вклад в самые разные области, но и смогут с удовлетворением оглядываться на успехи своих предшественниц. Таким образом у них будет возможность солидаризироваться с женщинами прошлого; будет история, которую они будут развивать и постепенно трансформировать.
Из XXI века мы можем констатировать, что, в общем-то, так оно и вышло. При этом мир по-прежнему не свободен от многих пережитков патриархата.
Об этом порой лучше говорит статистика (при всех её несовершенствах), тогда как наш личный опыт может казаться обманчиво оптимистичным. Тот факт, что нас окружают люди, не страдающие гендерным предрассудками, не означает, что процент таких людей сегодня незначителен.
Мир цифровых технологий и растущей ценности человеческого капитала не может похвастаться эгалитарностью в гендерных вопросах. В качестве примера приведём недавние данные Юнеско касательно грамотности: «Из 773 миллионов неграмотных взрослых большинство (две трети) составляют женщины».

Вулф также развенчивает лирический миф о «бедном художнике», напоминая нам, что большинство реализовавшихся творцов прошлого не были стеснены в средствах.

Назовем крупнейших английских поэтов последнего столетия: Колридж, Вордсворт, Байрон, Шелли, Лэндор, Китс, Теннисон, Браунинг, Арнольд, Россетти, Суинберн — пожалуй, достаточно. Из них все, кроме Китса, Браунинга и Россетти, имели университетское образование, а из этих троих один Китс не был состоятельным человеком — Китс, который умер молодым в самом расцвете!

Другое критическое замечание может вызвать мотив изолированности в работе Вулф. Так, она отмечает, что женщине, которая желает попробовать себя в литературе, следует проводить значительное количество времени одной в своей комнате. Все это прекрасно, но как быть с познаванием мира во всём его разнообразии и сложности?
Вулф не имеет ничего против открытости миру. Эссеистка говорит о том, как важно для женщины иметь возможность путешествовать, открывать новые культуры и общаться с разными людьми. Сейчас это звучит банально, как констатация очевидного, но это не было так тривиально во времена писательницы.

В заключение скажу, что, несмотря на некоторые утратившие актуальность моменты, с эссе Вулф стоит ознакомиться и сегодня.

Но вовсе не это изображение является препятствием на пути женщины к литературной или иной художественной карьере. Им становится постоянное одергивание со стороны: не женщины открыли Америку или закон «всемирного тяготения», не женщина расписывала Сикстинскую капеллу и писала «Короля Лира», а раз во времена дремучего бесправия женщины не создали ничего великого, то и сейчас у них не получится. Со временем у сторонников позиции «счета по головам» появилось еще больше претензий: мол, теперь-то у вас есть и права, и свободы, так где же ваши великие произведения? И тут можно привести два аргумента:

— во-первых, не каждая женщина, даже очень одаренная, добровольно отдаст себя на растерзание общественному мнению. Одна будет уверена, что ни на что не способна, другая не захочет отказываться от претензий на счастье, а третья будет бесконечно злиться из-за колкостей в ее сторону. Лишь немногие, наименее чувствительные или наиболее эксцентричные, способны пойти наперекор обществу, которое отдает пальму первенства всему «мужскому», используя это слово как похвалу.

Именно против постоянной конкуренции и войны между полами Вулф и протестует. Но, формулируя основание для своего протеста, она скатывается в метафизику, постулируя архитипическое различие «женского» и «мужского» и необходимость объединения того и другого в идеальном для писателя андрогине. В какой-то степени это действительно верно: вряд ли писателю стоит помнить о всех социальных ограничениях, которые накладывает на него биологический пол, когда он пишет о чем-то, связанном с вечностью. Но, с другой стороны, в позиции Вулф еще много наивности в вопросах гендера, и многое из того, что относится к социализации, она приписывает напрямую полу.

Источник

Вирджиния Вулф. Своя комната

small

500 фунтов в год и своя комната — это главное, что нужно женщине для творчества, по мнению Вирджинии Вулф.
«Своя комната» — знаменитое эссе, основанное на лекциях, которые Вулф прочитала в Ньюнхэм-колледже и Гёртон-колледже — двух женских колледжах Кембриджского университета — в октябре 1928 года. В нем она обращается ко всем женщинам, занимающимся литературой, и вспоминает своих великих предшественниц — Джейн Остен, Шарлотту Бронте, Джордж Элиот, — вынужденных писать в общей гостиной, прятать рукописи подальше от посторонних глаз и все время сталкиваться с мнением, что писательский труд — недостойное занятие для женщины.
Эссе, несмотря на публицистический формат, не теряет красоты и меткости слога, присущей творчеству Вирджинии Вулф, и полно тонкого юмора и самоиронии.

А может, в человеческом сознании тоже есть два пола и им тоже необходимо соединиться для полного удовлетворения и счастья? И я схематично представила себе, как в человеческой душе уживаются два начала, мужское и женское; в мужском сознании тон задает мужчина, а в женском женщина. Нормальное, спокойное состояние приходит, лишь когда эти двое живут в гармонии, духовно сотрудничая. Пусть ты мужчина, все равно женская половина твоего сознания должна иметь голос; так и женщина должна прислушиваться к своему напарнику. Не это ли имел в виду Колридж, когда говорил, что великий ум — всегда андрогин? Только при полном слиянии мужской и женской половин сознание зацветает и раскрывается во всех своих способностях. Видимо, чисто мужское сознание не способно к творческой деятельности, как, впрочем, и чисто женское.

Источник

Adblock
detector