хожу в баню с папой

Встреча в бане ч-1

Мы женаты уже 5 лет. Я безумно люблю, и даже в чем-то боготворю свою Аню. Умница, прекрасная хозяйка, да к тому же очень сексуальная женщина. Ане 28 лет. Она младше меня на два года. Невысокого роста — 160 см с практически идеальной фигурой. Даже после родов она сумела сохранить упругий плоский животик и великолепную грудь второго размера с нежно-розовыми сосочками. Это может прозвучать странно, но за пять лет наши сексуальные отношения ничуть не охладели, а даже стали еще более яркими. Может быть, поэтому у меня никогда не возникало мысли об измене. Аня тоже была мне верна, в этом не могло быть сомнений. Иногда мы развлекались с ней, играя в различные ролевые игры. Аня у меня фантазер и всегда умудряется выдумать что-то новенькое.

Мы живем в небольшом частном домике на окраине города, который достался Ане от бабушки. Первое время мы подумывали было продать его и, взяв кредит, купить квартиру. Но чем больше жили, тем больше приходило понимание, что жить в своем доме, пусть небольшом и старом, нам все же больше подходит, чем в квартирной коробке. Я сделал небольшой ремонт, поменял крышу, обновил фасад. Аня обставила домик с таким вкусом, что мог бы позавидовать любой дизайнер. Возле дома был небольшой сад, который мы превратили в некий парк для семейного отдыха с детской площадкой для дочки. Кроме того у нас была своя баня. Мы с женой очень любим париться, да и многие наши друзья частенько заглядывают к нам в гости по этому поводу.

И вот, в очередную пятницу мне позвонил мой хороший друг Стас. Мы поговорили о том, что редко видимся и надо бы как-нибудь собраться.

— Нет ничего проще — сказал я ему, — приходи завтра в баню. С меня пар, с тебя пиво.

— Слушай, а может мы с Катей придем? — спросил он, — а то она ругается, когда я ее бросаю одну по субботам.

Катя — это жена Стаса.

— Хорошо, приходите вдвоем. Я Аню предупрежу. Она тоже будет рада.

Анька очень обрадовалась. Они с Катей подружились сразу же, как только познакомились.

Хохотали вместе часами. В общем, у нас была дружная компания.

На следующий день я убирался в бане. Поменял воду в небольшом бассейне, растопил печь и мы стали ждать гостей.

— Ну что? Где же Стасик с Катей? — в баню заглянула Аня, завернутая в полотенце.

— Наверное, скоро подъедут. Договаривались на шесть, а уже двадцать минут седьмого.

— Ну, тогда. может пока их нет. — сказала Аня с лукавой улыбкой, распахивая полотенце и открывая моему взору прекрасное тело в одних тонких трусиках.

— Анька, не хулигань — сказал я, — а если они сейчас придут?

— Если, да кабы. — прошептала Аня и подошла ко мне вплотную, подставляя возбужденные соски к моему лицу. Я не удержался и обхватил губами ее нежный сосочек. Аня с шумом вздохнула, усаживаясь мне на колени. Она опустила руку мне на пах и сильно сжала дружка сквозь ткань трусов. Прибор начал медленно пульсировать, наливаясь.

— Этот запах дубовых веников меня так в..збуждает — прошептала мне на ушко Аня, — Я уже вся влажная.

— Эй, хозяева! — раздался громогласный голос Стаса на улице.

— Вот, блин! — вскрикнул я и поднялся.

Анька тут же запахнула полотенце и посмотрела на меня с ужасом и весельем.

— Быстро беги в парилку — прошептала она, глазами указывая на выпирающий из трусов прибор.

Я только успел нырнул в парную и закрыл дверь, как в баню зашел Стас с Катей. Я слышал только их голоса и звуки поцелуев.

— Привет, Анютка! Чмок.

— Привет, Стас. Привет, Катюха. Чмок. чмок..

— А где Саня? — спросил Стас.

— Я тут — крикнул я из парной, — не дождался вас и решил погреться.

— Да, извини, пришлось немного задержаться — оправдывался Стас, — мне нужно срочно съездить документы отвезти на работу. Так что вы пока без меня начинайте, а я мигом.

— Лады — сказал я, — только быстрее.

Возбуждение понемногу прошло и я, ополоснувшись водой для убедительности, вышел из парилки.

— Здравствуй, Саня. Ты уж извини. У нас всегда что-нибудь случается — с улыбкой сказала

— Да ладно — отмахнулся я, — Стас надолго?

— Я не знаю. Может быть и нет. Все зависит от начальника.

Катя все еще стояла в легкой куртке и брюках, в окружении оставленных Стасом пакетов с пивом и закуской. Она была очень симпатичной девушкой, ростом немного пониже Ани и пожалуй чуть пополнее. Обычно мы парились поочередно, сначала мы со Стасом, потом Аня с Катей. Но теперь вот решили вместе посидеть.

— Да ты раздевайся и проходи, что ты стоишь как бедная родственница? — воскликнула Аня и принялась снимать с Кати куртку. Я тем временем доставал из пакетов еду и раскладывал на столе.

— А я вам специальное мыло принесла банное, — сказала Катя, освобождаясь от брюк. У Кати это вроде хобби. Покупает различные ароматические масла и делает мыло, скрабы и прочую ерунду. Я это не особо понимаю, я и обычным хозяйственным мылом могу помыться, но супруге ее продукция очень нравиться.

— О! Спасибо! — воскликнула Аня, — А что за запах?

— Нуууу, там очень много всего намешано, — сказала Катя с загадочным видом, — но я думаю, вам понравится.

— Прошу к столу — развел я руками, давая девушкам обозреть ожидающие нас яства.

Я разлил по глубоким стаканам холодное пиво.

— Ммммм — протянула Аня, — какая вкуснотища.

Мы сели за стол и подняли бокалы. Аня, раздевшись, осталась в одном легком коротком халатике и трусиках. Когда она села напротив меня на лавку, то я увидел белую полоску трусиков, проглядывающую между ее великолепных бедер. Кроме того, она была без лифчика и ее полные груди размера не меньше третьего очень вызывающе упирались сосками в шелк халатика. Я никогда не видел Катю почти без одежды и всегда считал, что она толстовата. Я не знал, что у нее такое прекрасное упругое тело. Пока я осушал бокал, то поймал себя на мысли, что мой взгляд жадно следит за каждым колыханием ее груди. Неожиданно, как бы проснувшись ото сна, я перевел взгляд на жену и покраснел. Аня смотрела на меня с укоризной и какой-то легкой иронией. Мне стало не по себе еще и от того, что в трусах снова начал движение мой дружок. Катя посмотрела на меня внимательно, потом перевела взгляд на Аню и засмеялась.

— Чего мы сидим как на светском приеме? Давайте еще по бокалу и в парную! А то я уже замерзла. Мы выпили и девчонки встали.

— Я после вас пойду — сказал я, — попью еще пивка. Может, Стаса дождусь.

Анька поправила полотенце и нырнула в приоткрытую дверь парилки.

— А. — Катя недоуменно уставилась на меня, — а что вы в нижнем белье паритесь?

— Когда как — уклонился я ответа.

— Ну, ладно. — она провернулась ко мне спиной, скинула халатик на пол и обернулась полотенцем. Я успел поглазеть на ее упругую, манящую попку в тонких трусиках.

— Ну, я пошла. — сказала она, игриво подмигнув мне.

Из парилки послышался женских хохот и шипение пара.

Вот я влип. Не надо было соглашаться париться вместе с ними. Вдруг опять встанет? Еще и Аня заметила мой интерес, теперь обижаться будет. Девчонки парились минут пятнадцать. Я как раз успел выпить бокал пива. Уже третий. В голове началось приятное кружение и я расслабился. В конце концов, все свои. Чего стесняться? Ну посмотрел на красивое тело. Что ж тут плохого.

Хуита с намеком на тройничок или групповуху для прыщавых школьников.

@moderator очередная порция эротических рассказов подкатила

@moderator, раскрутка яндекс дзена.

Ещё и вторая часть есть

точно дзенит. зарабатывает.

m3229416 1875766261

Задачка по арифметике

Муж спрашивает жену-блондинку:

— Если 4 яйца варятся 4 минуты, то сколько будут вариться 8 яиц?

— Это по какой логике?

— По кастрюльной. В нашу кастрюльку для яиц больше 4 штук за раз не влезает.

163545199131111301

Обзор на Грету

1636832969198543157

Когда сломала скрипт

16368779561450364

Алиса, это как понимать

У младшей дочери сегодня день рождения, 7 лет. Подарили ей с утра мини колонку от Яндекса с Алисой. Всё утро она её донимала, то вопросами, то песни, то викторины. Днём собираемся в детское кафе. Доча с игривым настроением спрашивает: Алиса, угадай куда мы сейчас пойдем?! Алиса: Ха, в детский дом?!

Гости наши.

Копипаста с местного пабликах ВК.

Доколе.
Кучино. Жуковского 13
В ночь с 12 на 13 ноября 2021 года молодая семья возвращалась домой. Возле своего подъезда глава семьи увидел мужчину, справляющего нужду на дверь подъезда и сделал ему замечание.
В ответ на замечание, мужчина на ломаном русском нецензурно послал отца семейства и завязался конфликт, в ходе которого, на выручку к писающему дяде прибежал ещё пятеро его земляков. Жену, с грудным ребёнком в люльке, мужчина поспешил отправить домой, когда она зашла в свой подъезд, держа в руках переноску с грудным младенцем, в спину её толкала нерусская женщина со словами «иди, с*ка, вызывай ментов, нам ничего не будет!»
Полицию вызывали и всех участников конфликта отвезли в отделение. У парня, защищающго свою семью, пробита голова. В отделе полиции он написал заявление на 5 гостей нашего города, они, в свою очередь, написали заявление на него. Прибывший участковый, на предложение парня подняться в квартиру и взять показания супруги, ответил, что они ему «на*ер не нужны». После того, как парня и его обидчиков отпустили из отдела полиции, он приехал домой, возле подъезда его уже поджидала группы поддержка гостей города, с бутылками и ножом.

1636872714143687875

Жонглер

Спасибо алгоритмам Ютуба за это видео

163545199131111301

А доктор что говорит?

1636830884172579914

1636670614314310732

Просто хочу выговориться…

Источник

До достижения какого возраста ребенка можно брать в баню с родителями?

В последние годы в России царит какая-то нездоровая педо истерия. Поэтому хочу подстраховаться и уточнить.

Мы с гражданской женой регулярно паримся в русской бане у себя на даче. Без какой либо одежды. Нашему сыну три годика. У нас появилась дочь. Оба ребенка рождены в гражданском браке. Я их законный отец. По мере взросления хотим париться и мыться в бане все вместе. Естественно без одежды. В т. ч. и для того что бы у детей не возникало комплексов и вопросов по мере взросления и нездорового интереса к половым органам противоположного пола.

До какого возраста детей, отец и мать могут ходить со своими детьми противоположного пола в русскую баню и париться голыми, т. е. дочь или сын может естественным образом видеть половые органы их родителей? А родители противоположного пола могут мыть и парить своих родных детей? До 5-ти—7—ми лет или до момента полового созревания. При устном согласии детей?

Или по Законам РФ, родителям находиться голыми при детях противоположного пола категорически запрещено? И в случае если кто-то об этом узнает и сообщит в полицию, то это будет расценено Судом как действия развратного характера в отношении несовершеннолетних?

Здравствуйте Михаил! Развратными являются действия, направленные на удовлетворение половой страсти виновного лица или на возбуждение у несовершеннолетнего нездорового полового влечения, не связанные с совершением полового акта, мужеложства, лесбиянства или иных действий сексуального характера. Характеризуются такие действия тем, что они пробуждают нездоровый сексуальный интерес у несовершеннолетних, оказывают отрицательное, развращающее влияние на их развитие, воспитание, формируя правила непристойного, безнравственного поведения в отношениях между полами, и т.д.Развратные действия могут быть как физическими, так и интеллектуальными. Типичными физическими развратными действиями являются обнажение половых органов виновного или потерпевшего лица, прикосновения к ним, ощупывание, принятие непристойных форм, совершение непристойных жестов, полового акта, иных действий сексуального характера в присутствии несовершеннолетнего, склонение к занятию онанизмом, мастурбацией и т.п. Типичными развратными действиями интеллектуального характера являются демонстрация порнографических материалов, предметов, аудио-, кино- или видеозаписей, изображений порнографического характера, чтение порнографической литературы, ведение бесед, разговоров, рассказов на сексуальные темы циничного характера и т.д.

Таким образом Ваш вопрос переходит в область психологии. Если Ваше поведение будет оказывать воздействие на психику ребенка, то такие действия будут криминальными. Полагаю у любого ребенка с возрастом будет проявляться интерес к половым органам, увиденным в бане и будут возникать вопросы. Не известно, что ребенок об этом и как скажет в садике, школе. В любом случае «бдительные граждане» могут подать заявление и иннициировать проверку. Результат данной проверки не обязательно будет связан с привлечением Вас к ответственности, но в любом случае будет малоприятен. В законе нет четкого возраста за исключением понятий «несовершеннолетний» (до 18 лет), малолетний (до 14 лет), но степень полового созревания или интереса к противоположному полу может возникать и ранее. Полагаю пока дети ни чего не понимают и не интересуются затронутой Вами темой Ваши действия допустимы, далее все зависит от последствий Вашего поведения, которые будут отражаться на их психике или нет.

Источник

Хожу в баню с папой

Лет до пяти я ходил в баню с мамой. Обидно, брат, на год старше, меня уже ходил с отцом в мужское отделение, а я – с мамой в женское. В обще то он тоже, до недавнего времени с нами сюда ходил. Мы, это две сестры, мама и я. Сеструхи чаще всего меня и мыли, по очереди, мама только командовала: там потри, здесь потри.

В перерывах между банями, мы мылись по очереди в кладовке, так называлась ванная комната, потому, что в ней хранилось все, банные принадлежности, и всякий домашний скарб. Нам то, пацанам, особенно летом, мыться нужно было каждый день, иначе цыпками ноги и руки покроются. Да и сестры наши мылись часто, что бы ни завшиветь, на головах то косы были. Старшим братьям доставалось воды потаскать с уличной колонки – на второй этаж.

Обычно кипятили на печке, летом на дровах, а зимой на угле, ведро воды на двоих – для нас и по ведру – сестрам. В связи с нехваткой тазов, мылись по очереди. Сначала купали меня, а потом брата и наоборот – сначала мылась старшая, а потом младшая сестра. Ей на работу вставать раньше, а младшая еще в школе училась. Уже потом, когда все выросли, братья в армию ушли, сестры – замуж вышли, к нам в дом провели водопровод и канализацию. Первым делом, отец установил ванну в «кладовке» и титан на дровах. Жизнь стала цивильной, а до этого оставалась БАНЯ.

У нас на районе не было своей бани, наверное, рассчитывали на перспективу, провести в дома воду и даже газ. Поэтому мы ходили в две бани, на выбор: первую городскую или ведомственную маслозаводскую. Обе, они почти одинаково были удалены от нашего дома. Когда я был маленький, казалось, ужасно далеко. Иногда даже «на ручки» к кому-нибудь из старших просился. Потом, когда подрос, оказалось что все рядом…

В пять лет я стал интересоваться половыми различиями, да и не только я. Мои подружки по предбаннику, где мы вместе дожидались родителей, тоже с нескрываемым интересом наблюдали за фиговинкой, которая у меня болталась среди ног. А когда я спросил у мамы, почему и неё и сестер там ничего нет. Она отправила меня мыться с отцом и братьями.

Вначале это был триумф, но вскоре мне ужасно не понравилось, как папка трет меня вихоткой, так почему, то называлась мочалка. А когда я «подглядел», как дяденька онанирует в углу помывочного отделения и спросил об этом папу, он и вовсе отругал меня. А я еще долго не догадывался, что этот дядька выделывал со своим членом. Но на всякий случай, я было запросился назад, к маме в отделение. Но было уже поздно. Началась взрослая жизнь.

Вскоре мы с братом научились тереться сами, только спины друг другу терли. Он иногда, на правах старшего, контролировал, как я помылся, но сильно меня не беспокоил. Мы с удовольствием плескались в тазах, и выгнать нас из мойки было нелегко, даже когда старшие – папа и братья уже обтерлись и ждали, что бы промокнуть полотенцами наши тельца.

Была в бане еще одна забава – ПАРИЛКА. Мы сначала не понимали, чего это все дядьки, так любят туда заходить? А располагалась дверь в неё посередине моечного отделения и всегда была закрыта. Углядеть там было невозможно ничего, потому что клубы пара так и валили от туда, если кто заходил или выходил. И потом, от выходящего, пар валил, как дым от головешки, хотя вокруг было тепло и сыро.

Однажды, старшего брата отец взял с собой в парилку. Через несколько минут он выскочил оттуда распаренный, красный, как рак, но довольный. И стал, как «большой», заходить туда в следующие посещения бани. Отец учил, нужно сначала попариться, а потом уже мыться. Так он и делал. Я тоже попробовал однажды…

Накануне простояли часа два в очереди в баню, народу в этот день, что то много было. Нам то, как минимум, два шкафчика рядом нужно было, барахла то много на пятерых. В один никак не поместится. В общем, долго мы стояли, наши женщины уже домой ушли. В женское отделение не было такой очереди.

Я решился впервые с папой и братьями зайти в парилку. Зашел. Как ни странно, внутри пару не было, но жара стояла адская. Так мне показалось. Брат смеется:
— Не бойся, лезь сюда.
И на полог, на самую верхотуру, шмыг. Я было за ним, но чую, что-то не то. Остепенился, присел на средней полке. Тут и батя подоспел, а меня уже тошнит, голова кружится от жару… Ели откачали меня тогда. Я так до армии в парику и не ходил больше, боялся.

После бани, обычно мы с отцом заходили в пивную. Хорошо, что там продавали не только разливное, бочковое пиво, но и лимонад в бутылках, дорого – 12 копеек, без бутылки. Он нам, обычно, по стакану сока покупал – дешевле выходило. А себе обычно кружку пива брал. Мы все садились на лавки вдоль стены, отдыхали после бани и пили, смакуя, каждый – свое.

Да, БАНЯ. Это сейчас она для развлечения, а тогда – жизненная необходимость была. Русский человек не может без бани.

Источник

Хожу в баню с папой

В постели она была не лучше и не хуже десятков других ей подобных существ, удостоившихся принять на себя тяжесть моего избалованного тела. Но с ней дело не ограничилось одним разом. Вскоре я обнаружил себя у нее в гостях, столкнулся со светлокудрой Галочкой, напряженно и испытующе разглядывавшей меня, с замирающим сердцем пытаясь предугадать, радость или горе несет этот гость ее матери.

Таня с дочкой жили в одной комнате и ванную и туалет делили с соседями, большой семьей, занимавшей две другие комнаты этой квартиры. Я остался ночевать, раздевшись при погашенном свете и косясь на диванчик в углу, где затаилась Галочка.

Когда подо мной загудели пружины и Таня в темноте жадно обхватила меня руками, из угла донесся тоненький голос Галочки, явно пытавшейся нас подбодрить:

Я стал ночевать у Тани все чаще, а потом приходил туда, как к себе домой, и там в ванной прочно обосновались мои туалетные принадлежности, а в Танином шкафу лежали стопкой мои рубашки, выстиранные и отглаженные заботливыми руками.

Таня боготворила и, чуть ли не молилась на меня. Норовила предупредить любое желание. И, боясь потревожить внезапное мамино счастье, маленькая Галочка старалась изо всех сил услужить мне, и смотрела, вопросительно и тревожно улыбаясь, чтобы, не дай Бог, ненароком не вызвать моего неудовольствия.

Две женщины, большая и маленькая, служили мне с какой-то неистовой радостью и самоотверженностью. Таня, как маленького ребенка, купала меня в ванне, намыливала, нежно терла мочалкой и споласкивала струей из душа, получая от этого еще больше удовольствия, чем получал я, нежась в теплой мыльной воде. А Галочка мчалась из комнаты в ванную и обратно, целомудренно не поднимая на меня глаз из-за маминой спины и передавая ей то махровое полотенце, то специально купленные для меня тапочки большого размера.

Теперь уже все мои фельетоны печатала не редакционная машинистка, а Таня. И делала это с благоговением, упиваясь каждой, даже самой банальной моей фразой и не допуская ни одной опечатки и даже помарки. А Галочка бережно вырезала из газеты мои напечатанные опусы и наклеивала их на листы блокнота, превращая это в самодельную книгу, разрисованную и раскрашенную ее ручкой.

Авторское самолюбие провинциального журналиста, как вы можете догадаться, было тронуто, и великий небожитель, каким я выглядел в их глазах, соизволял отпускать им милостивую улыбку и даже собственноручно потрепать детскую головку по кудрям, от чего девочка совсем замирала и смотрела на маму, стараясь прочесть в ее глазах похвалу и удовлетворение.

И хоть я был эгоистом отчаянным и занимался только собственной персоной, благо, обе мои няньки сами меня таким делали, все же иногда я слушал Танину робкую исповедь, и из ее рассказов мне стало ясней вырисовываться ее прошлое и обстоятельства, при каких Галочка появилась на свет. Без отца. Даже ни разу не услышав его имени.

Танина история, должен признаться, открыла мне, скоту, не достойному ее мизинца, какое душевное богатство таится в русской женщине, какая пропасть самоотверженности и терпения в ней, какая бездна тепла, готового согреть любого, переполняет ее любвеобильное сердце. И хоть платят ей за это чаще всего черной неблагодарностью, она не озлобляется и по-прежнему смотрит на мир добрыми глазами и ищет того, кто нуждается в тепле и ласке, и готова без остатка отдать себя ему.

Во время войны Таня была партизанкой, и в доказательство того, что она там не пустяками занималась, а воевала наравне с мужчинами, в тумбочке у кровати валялись боевые медали «За победу над Германией», партизанская медаль и орден Красной Звезды. Таня их не носила, стыдясь, как бы это не выглядело бахвальством, и медали и орден перешли во владение к Галочке, и она одевала их на кукол, пока не подросла и не забросила и медали и кукол.

Тане еще не исполнилось шестнадцати лет, когда началась война и немцы подошли к Волхову, где она училась в медицинском училище, готовясь стать сестрой милосердия. По случаю того, что враг подошел к городу, студентов распустили по домам, и Таня пешком побрела в свою деревню. Деревни она не нашла, сгорела во время боев, и вся местность вокруг была занята немцами. Уцелевшие жители прятались в окрестных лесах. Таня отправилась туда, в надежде разыскать родителей, но и их она тоже не нашла. Осталась девчонка одна-одинешенька. Жила по чужим углам. То картошки поможет крестьянке накопать, то окажет медицинскую помощь — как-никак два года не зря просидела в медицинском училище, — тем и перебивалась.

Потом объявились в лесах партизаны. Немцы усилили гарнизоны в деревнях, на лесных дорогах поставили посты, передвигаться с места на место стало опасно. Попадешь в облаву и — поминай, как звали. Как рабочий скот угоняли оккупанты молодых парней и девчат в Германию.

Таня решила найти партизан и стать у них санитаркой. Долго искала и нашла. Задержал ее на лесной тропке партизанский дозор и препроводил под конвоем к начальству, схороненному в потайном бункере в лесной чаще.

Таня пошла в партизаны не спасения ради, а чтоб исполнить свой патриотический долг и быть полезной Родине в столь трудный для нее час. Ведь она — обученная санитарка, а партизаны остро нуждались в таких людях. Она не ожидала торжественного приема и фанфар, но то, что партизаны с радостью встретят ее, в этом она не сомневалась.

И была жестоко наказана за свою наивность. Партизанский командир, человек грубый и несентиментальный, в каждом пришельце видел подосланного врагом лазутчика и, дыша в лицо Тане спиртным перегаром, спросил в упор:

— Признайся, когда тебя завербовали и с каким заданием послали?

У Тани от обиды из глаз брызнули слезы. Она стала торопливо, сбиваясь и всхлипывая, объяснять, кто она такая и почему искала партизан.

— Москва слезам не верит, — отрезал командир. — Не сознаешься — поставим к стенке и расстреляем, как собаку.

Таня зарыдала еще горше.

— В расход! — приказал командир, и два молодых партизана в крестьянской одежде и в трофейных немецких сапогах повели ее, плачущую, из бункера в лес, поставили к шершавому стволу старой сосны, отошли на пять шагов и навели на нее дула винтовок.

Как сквозь сон доносились до нее слова, произносимые партизанами медленно, с расстановкой:

— Отставить, — добродушно сказал партизан. — От, чертова девка, пули не боится. Ну, сейчас, полагаю, язык развяжешь.

Ее отвели обратно в землянку, и тот же командир повторил свой вопрос:

Еще два раза водили Таню к старой сосне, зачитывали приговор и отдавали команду:

И не стреляли, а тащили ее, уже не способную ходить, на очередной допрос в бункер.

После третьего раза командир партизан рассмеялся и, удовлетворенно потирая ладони, сказал:

— Молодец, девка! Выдержала экзамен. Добро по жаловать в партизанскую семью! Нам санитарки нужны позарез.

Так началась ее жизнь в партизанах, и оказалась девка к месту: много добрых дел сделала, не одного раненого партизана выходила, вернула в строй. Ее в отряде ценили и по случаю ее несовершеннолетия берегли от недоброго мужского глаза. Одна среди сотни отчаянных бесшабашных мужчин, Таня оставалась невинной, и никто не отважился приударить за ней. Хоть спали они порой вместе, вповалку, согревая друг друга теплом своих тел. Все бы шло хорошо, не случись одно событие, перевернувшее впоследствии всю ее жизнь.

Источник

Adblock
detector