основной инстинкт пола верховена

«Основной инстинкт» Пола Верховена

Культовым фильм стал благодаря эстетски поставленным эротическим сценам, которые переснимались десятки раз, а также особой нагнетающей атмосфере.

Об эстетичности фильма говорит многое: красивые пейзажные планы Сан-Франциско с высоты птичьего полета, использование Хичкоковских приемов, например, финал с открытым концом или элементы саспенса в лучших традициях классического триллера. Сцены, изобилующие жестокостью и эротикой, лишь усиливают это ощущение, как будто перед зрителем картина без рамок и ограничений. Главный герой фильма детектив Ник Каррэн (Майкл Дуглас) это подтверждает, он легко срывается с катушек, поддавшись страстям и внутренним демонам, и зритель видит всю животную сущность человека, которому достаточно нажать на несколько «болевых» точек.

В данном случае это сделала хладнокровная Кэтрин Трамелл (Шэрон Стоун), мастерски опутав умы практически всех задействованных в картине персонажей. Эта роль для Шэрон Стоун стала одной из самых главных в ее поистине звездной карьере. Попадание в образ получился стопроцентным, режиссер разглядел потенциал актрисы и мастерски раскрыл его. Несмотря на то, что на эту роль претендовали такие звездные актрисы, как Ким Бейсингер, Джулия Робертс, Мег Райан, Мишель Пфайффер и другие, он выбрал именно Стоун — красивую, расчетливую, умную и жестокую. К тому же большинство актрис отказались от съемок из-за чрезмерно откровенных сцен, без которых фильм сложно себе представить.

424d7d021f12f8dd51721600c3c67246

Вообще, довольно любопытно разбирать психологический портрет героини Кэтрин Трамелл. Казалось бы, все лежит на поверхности, у зрителя складывается неопровержимое чувство вины главного персонажа. Но режиссер каждый раз ловко уводит героиню от правосудия. Она сама становится главным режиссером в мире «Основного инстинкта», наделяя себя властными полномочиями. Театрализация жизни выходит на передний план: герои словно пешки, от которых Кэтрин избавляется по ходу сценария, для того, чтобы не проиграть всю партию. Ее не волнуют человеческие судьбы, важнейшим действом становится театрализация своей и чужой жизни, манипулирование людьми.

Влечение к смерти (Эрос и Танатос) — концепция введенная Зигмундом Фрейдом, стремление человека к первичному не живому состоянию, которое противопоставляется влечению к жизни. Главная героиня, как мы знаем, по образованию психолог и с работами Зигмунда Фрейда наверняка была знакома, что неявно прослеживаются в мотивах ее поступков. Можно как угодно относиться к Шэрон Стоун, но эта роль умной, красивой и циничной писательницы действительно для нее то же самое, что и Терминатор — для Арнольда Шварцнеггера, ее партнера по «Вспомнить все».

1d1ecc2e56b55bbfd02c8b74ef467e8b

Бедняга Ник сам до конца не понимает, что попал в водоворот событий, режиссируемых Кэтрин Трамелл. Она вовлекает и использует некогда добропорядочного детектива в своей постановке, где ему отведена роль главной жертвы, оставляя ему право на импровизацию с открытым финалом. Он теряет голову от чар Кэтрин и фактически выполняет ее поручения. Все это больше напоминает безумную игру, цель которой опять же моральное и физическое удовлетворение главной героини. В этой «игре» четко распределены роли, а у актеров нет шансов на выживание.

1e8b61a15d7a437407e4679117824b6d

Стоит отметить и отличный саундтрек Голдсмита, идеально вписанный в материю фильма, как и прекрасную операторскую работу Яна Де Бонта. Чего только стоит его работа с крупными планами! Ну и, конечно же, железная рука самого Пола Верховена, который выжимает из актеров максимум отведенного им таланта — это видно по сценам, доведенных режиссером до эмоционального предела и педантичного совершенства. Кино в понимании Пола Верховена — это командная игра с четким руководством к действию.

Может быть потому главная роль досталась Шэрон Стоун — звезде далеко не первой величины. Для этой роли ему была необходима актриса, способная на время съемок отречься от своих принципов, не выставляя напоказ свою «звездность». Запредельная самоотдача и даже самопожертвование — вот причины успеха этой картины. Вероятно, именно это и раздражало критиков, намекавших на перекройку сюжета. Но режиссер остался непоколебим, и «Основной инстинкт» вышел таким, каким и задумывался изначально — жестким и неудобным.

Цитаты из фильма:
— Кто-то должен умереть.
— Почему?
— Кто-то всегда умирает.

— Здесь нельзя курить, мисс Траммел.
— Вы подадите на меня за это в суд?


Трейлер фильма

Источник

Сомнительная изнанка «Основного инстинкта»: как создавался один из самых популярных фильмов 90-х

Тридцать лет назад жанр эротического триллера пребывал в зените своей блистательной, хоть и, как показало время, непродолжительной золотой эпохи. С каждой неделей полки все громче скрипели под тяжестью очередных новинок формата direct-to-video с пикантными названиями, выдаваемых на-гора низкопробными киностудиями в попытке нажиться на популярности «клубнички», пока она не надоела зрителям. Такие фильмы снимались якобы для женатых пар, желающих добавить перцу своим субботним вечерам, но на деле их брали напрокат сплошь озабоченные тинейджеры со спермотоксикозом типа меня — мы-то и являлись их основной целевой аудиторией. Главную женскую роль чаще всего исполняли такие бессменные примадонны жанра, как Шеннон Уирри, Шеннон Твид и Таня Робертс, а альфа-самцов почему-то обязательно играл Эндрю Стивенс. Но давайте отложим погружение в теневую киновселенную с рейтингом 18+ до лучших времен. Сейчас меня больше интересует тот факт, что жанр эротического триллера не существовал бы — или, по крайней мере, не обрел бы такой популярности, — если бы двадцать девять лет назад на экраны не вышел фильм Пола Верховена «Основной инстинкт».

«Основной инстинкт» достоин внимания уже потому, что благодаря ему эротические триллеры начали плодиться, как кролики. Но, по правде говоря, история создания этого фривольного неонуара слишком интересна, чтобы удостоиться лишь беглого упоминания. Фильм ознаменовал собой вершину успеха пробных сценариев (его сценарий был выкуплен за семизначную сумму), стал последним реальным триумфом расточительной, помешанной на прибыли студии Carolco, вознес к славе актрису, блестяще сыгравшую главную героиню… а также, как выяснилось, объективировал ее, обманом задействовав в откровенных сценах, и вызвал негодование квир-сообществ, предвосхитившее скандалы, разгорающиеся в наше время.

Благодаря шикарным каннским вечеринкам продюсерского дуэта, угодничанью перед звездами и готовности расщедриться на более высокие гонорары, чем те, что могли предложить прижимистые голливудские студии (не говоря уже о том, что контракты на дистрибуцию за рубежом делали картины этой парочки прибыльными еще до начала съемок), кинокомпания Carolco превратилась в неудержимого джаггернаута индустрии — а заодно и в экзистенциальную угрозу. По крайней мере до тех пор, пока не стало очевидно, что ее бизнес-модель построена на зыбучих песках заемных средств.

Однако, пока этого не случилось, никто не мог сравниться в щедрости с Вайной и Кассаром. Поэтому, когда Эстерхаз озаботился продажей своего сценария, вопрос стоял не в том, кто предложит самую высокую цену, а лишь в том, сколько нулей окажется в чеке. В результате сценарист наварил три миллиона долларов на «Основном инстинкте», сценарий которого написал за тринадцать дней. В те времена никто и глазом не моргнул. В конце концов, стояло начало девяностых и рынок пробных сценариев был на взлете. Сценаристы вроде Эстерхаза и Шейна Блэка, написавшего «Смертельное оружие», запросто загребали семизначные суммы за полусырые идейки, накаляканные на барной салфетке Spago [сеть мишленовских ресторанов калифорнийской кухни — Esquire].

На главную роль Вайна и Кассар взяли Майкла Дугласа — ему предстояло сыграть импульсивного полицейского детектива Ника Каррэна из Сан-Франциско, который борется с алко- и наркозависимостью разом. Дуглас, недавно засветившийся в хитах «Роман с камнем», «Роковое влечение» и «Война Роузов» и взявший «Оскар» за «Уолл-стрит», был гарантом кассового успеха, и Carolco охотно раскошелилась на высоченный гонорар. Роль Кэтрин Трамэлл — смертельно соблазнительной детективщицы, которая становится главной подозреваемой после того, как ее любовника-рокера превращают в подушечку для иголок прямо во время оргазма, — поочередно предлагали чуть ли не всем кинозвездам того времени — Ким Бейсингер, Мег Райан, Мишель Пфайффер, Джине Дэвис, Эллен Баркин и далее по списку. Все они, как сообщают, отказались. Тогда Верховен обратился к актрисе, которая незадолго до этого очаровала его небольшой, но ключевой ролью двуличной (или нет?) жены Арнольда Шварценеггера в боевике «Вспомнить все», — Шэрон Стоун.

К моменту, когда подвернулся «Основной инстинкт», карьера Стоун забуксовала. Вот как она вспоминает тот период в своих еще неопубликованных мемуарах The Beauty of Living Twice («Вторая жизнь — это прекрасно»), отрывок из которых недавно опубликовал журнал Vanity Fair:

«Основной инстинкт» стал моим восемнадцатым фильмом. Годами меня бросало между паршивыми фильмами-однодневками и посредственными сериалами, а телевидение в те времена было далеко не на пике успеха. Когда я получила эту роль, мне было тридцать два. Я сказала своему агенту: «Протащи меня на пробы, роль будет за мной». Я знала, что это мой последний шанс: возраст выталкивал меня из индустрии, в которой я еще не успела пробиться. Мне был необходим прорыв».

Приведу еще одну цитату из ее мемуаров:

«После съемок «Основного инстинкта» меня пригласили на просмотр. Причем не один на один с режиссером, чего, казалось бы, следовало ожидать в виду, скажем так, щекотливости ситуации, а в присутствии толпы агентов и юристов, многие из которых не имели к проекту никакого отношения. Так я впервые увидела кадры собственной вагины — много позже того, как мне сказали: «Нам ничего не видно. Сними-ка трусики, а то белый отражает свет и мы понимаем, что ты в белье». Да, на эту историю можно смотреть с разных ракурсов, но, раз уж речь идет именно о моей вагине, позвольте сказать: любые другие ракурсы — брехня».

Верховен не согласен с версией событий в том виде, в каком их представила Стоун, однако ей сложно не поверить. Звучит все в точности так, как было принято на голливудских съемочных площадках в 1992 году. И в 2002-м. И в 2012-м. Больше того, спорная сцена с закидыванием ноги на ногу — не единственная пороховая бочка, к которой поднес спичку «Основной инстинкт». Когда в Сан-Франциско шли съемки фильма, сценарий заполучили несколько квир-сообществ. Вскоре сотни демонстрантов, возмущенных тем, что бисексуалку Трамэлл выставили маньячкой-социопаткой, устремились к съемочной площадке. Как только включались камеры, они принимались свистеть в свистки.

Вопреки скандалам, — а может, отчасти даже благодаря им, — когда в конце марта 1992 года «Основной инстинкт» вышел на больших экранах, публика толпами хлынула в кинотеатры, чтобы своими глазами посмотреть, из-за чего сыр-бор. Поспособствовали и рецензии распалившихся критиков-мужчин, языки у которых отвисли так низко, что не ровен час было прищемить пишущей машинкой.

К концу мирового проката «Основной инстинкт» собрал триста пятьдесят два миллиона долларов, став одной из самых прибыльных картин производства Carolco. По прошествии тридцати лет наконец стало возможным пересмотреть фильм и увидеть в нем больше, чем нашумевшую сцену допроса. Этот первоклассный знойный триллер отличается редким для своего времени беззастенчиво обыденным подходом к сексуальности вообще и к женской сексуальности в особенности. Трамэлл в исполнении Стоун — не просто очередная крутая фам фаталь из желтого чтива, а независимая женщина, способная принимать самостоятельные решения (довольно иронично, учитывая, как со Стоун обходились на съемках). Подобные женские персонажи — и сегодня-то редкость, а уж в 1992 году Трамэлл произвела настоящую революцию. Пожалуй, это объясняет не только, почему фильм так зацепил всех в девяностые, но и почему Стоун в одночасье превратилась в звезду, каких Голливуд еще не видал, и стала олицетворять собой неотразимую женскую силу. Ее роль в «Основном инстинкте» явно повлияла на образы Деми Мур в «Разоблачении», Линды Фиорентино в «Последнем соблазнении», Розамунд Пайк в «Исчезнувшей» и Кэри Маллиган в «Девушке, подающей надежды».

Несмотря на кассовый успех «Основного инстинкта», долго Carolco не протянула. Уже через три года компания объявила себя банкротом — не в последнюю очередь по вине пиратского боевика «Остров головорезов» с Джиной Дэвис и Мэтью Модайном, который с треском провалился в прокате. Что же касается Стоун, она в мгновение ока стала самой востребованной актрисой в Голливуде (во всяком случае, ей неизменно доставались роли, на которые ни в какую не согласилась бы любимица Америки Джулия Робертс). Майкл Дуглас остался Майклом Дугласом. Эстерхаз продолжил заколачивать миллионы на все более махровых фильмах («Щепка», «Шлюха», «Шоугёлз» Верховена), пока постепенно не исчез с горизонта шоу-бизнеса. Ну а что до эротических триллеров у занавески в видеопрокате у вас по соседству, то их еще некоторое время расхватывали как горячие пирожки.

Источник

Не с той ноги: как «Основной инстинкт» тряхнул Голливуд

Мнение >>

Отреставрированный «Основной инстинкт» Пола Верховена вернулся в российский прокат спустя почти 30 лет, чтобы напомнить о бренности и величии эротических триллеров, опасности ножа для колки льда и, конечно, ослепительности дуэта Стоун — Дуглас. На этом приятные сюрпризы не заканчиваются: Дарья Тарасова рассказывает, как Верховен снял модернистскую притчу, а Стоун сыграла героиню, которая способна управлять сюжетом не только детективных романов, но и своей жизни — то есть фильма.

36008

Когда в доме бывшего рок-музыканта находят его бездыханное тело, изрешеченное ножом для колки льда, подозрения падают на его любовницу Кэтрин Тремелл (Шэрон Стоун pv 51019) — авторку шокирующих детективов, которая буквально написала это убийство. Роман с подозрительно похожей расправой вышел из-под ее пера несколько лет назад. Следствие ведет детектив Ник Каррен (Майкл Дуглас pv 49001), который сразу влюбляется «не в ту девушку» и почти беспрекословно поддается манипуляциям писательницы. И теперь ему нужно узнать уже ради душевного спокойствия — виновна Кэтрин или все же нет.

«Основной инстинкт» стал самой литературной работой Пола Верховена — и не потому, что главная героиня — писательница, чьи произведения «экранизирует» серийный убийца. На закате века голландец решил провернуть с Голливудом шутку — такую скабрезную и почти убийственную, какую мог себе позволить только жанровый мастер его калибра (на американском счету уже были «Вспомнить все» и «Робокоп»). Шалость удалась: «Инстинкт» произвел эффект бомбы замедленного действия, снискав такой успех, что следом пошла взрывная волна эротических триллеров («Дикость», «Влияние тела», «Последнее соблазнение», даже «С широко закрытыми глазами»). Ни один, правда, не сотряс кинотеатральный ландшафт в той же степени.

36005

В сценарии Джо Эстерхаза pv 72758— впоследствии автора «Щепки» (1993) и «Шоугелз» (1995), — Верховена, кажется, привлек потенциал модернистского по духу нарратива. Обстоятельства палпа оказались превращены в двусмысленную притчу о роковом влечении: реабилитированной femme fatale и влюбленного в нее полицейского-«стрелка», на чьих руках — кровь неудачно подвернувшихся людей. Кэтрин и Ник — сложносочиненные антиподы, но не только в примитивной дихотомии жанра: «мужское — женское». Практически в начале фильма Верховен любезно передает авторские полномочия Стоун, которая в дальнейшем рулит сюжетом (все начинается с диалога в машине) и саботирует сюжетную инерцию, демонстрируя лучшие качества героини.

Интеллектуальное начало Кэтрин задает скачущий ритм повествования — почти в духе бульварных полицейских романов, из которых вырос нуар. Управлять нарративом ей помогают литературный опыт и манипуляторские навыки, освоенные на психфаке. Ее замечания-предсказания о том, что будет дальше, звучат как пометки автора на полях черновика — почти что мысли вслух.

36009

Действительно ли Кэтрин просто предсказала, что Ник снова начнет курить? Вторит ли ее грядущий роман, пишущийся по ходу действа (чуть ли не сам собой — возле книги мы видим Тремелл только на стадии печати), жизни — или сознательно предвосхищает ее? А финальный выход орудия убийства — допущение Верховена или писательский рефлекс Тремелл? По словам которой в конце произведения кто-то обязательно должен умереть — иначе бестселлеру не быть.

Кэтрин и сама признает, что происходящее можно прочесть как ее выдумку: пока Ник и Гас везут ее на тот самый допрос, Тремелл рассказывает о «приостановке недоверия» или «вере в предлагаемые обстоятельства» (suspension for disbelief). Вместе с Верховеном она просит поддаться диктату воображения — то ли попутчиков, то ли зрителей по ту сторону экрана. Чтобы уж точно доверились.

Оттого и убийства с постельными сценами показаны в меру откровенно, без купюр — с присущей Верховену жаждой тела и крови. Магнетический эротизм, излучаемый самой Стоун, усиливают мизансцены и фантазии, к которым распаленную аудитории приучили бульварные романы 80-90-хх (такими «словариками» интимного в то время были завалены прилавки). Обостряет чувственную игру и смертоносность Кэтрин, которая не только раздразнивает окружающих, жаля остроумными комментариями, но и необъяснимо виртуозно владеет ножом для колки льда — спутника эроса и танатоса, виски и газировки.

36006

Тремелл пишет историю с насмешкой, флиртуя с героями, симпатичными ей больше других — и с которыми ей не хочется расставаться. В Нике она видит антитезу, противника, но и фаворита, чья судьба — как мужчины и персонажа — останется тайной, пока мы не перевернем страницу (что физически невозможно). В Бэт — легко устранимую пером соперницу, в Рокси — сюжетную жертву, из-за которой прольются слезы, а в Хейзел Добкинс — необходимое альтер-эго, смущающее читателя-зрителя.

Позволяя происходящему двоиться и подмигивать, Верховен не просто фиксирует действия героини-соавторки, но и проецирует ее видение — женский взгляд. При том, что «Инстинкт» считается одним из образцов эротического триллера, Кэтрин не торопится пополнять галерею архетипических роковых красавиц. Соблазнительных дьяволиц, которых не грех представлять исключительно как смутный объект желания.

36007

Ведь Кэтрин Тремелл притягательна не столько за счет тела, взгляда или интонации — она способна заткнуть за пояс любого мужчину как минимум шпилькой, чего и говорить об интеллектуальном превосходстве. Гендерный баланс эпохи нарушен уколом иронии. Переосмысляя femme fatale, Верховен ведет генеалогию образа от героини Ким Новак pv 59015из хичкоковского «Головокружения» (оммаж очевиден) и, например, типажей Барбары Стэнвик pv 74408или Энн Сэвидж pv 83713. Лобовой сексапил, казалось бы, упрощает героиню, но ее авторские функции и право на повествование восстанавливают баланс и даже больше.

Мог ли Верховен представить, что Стоун и ее персонаж будут руководить не только сюжетом одного из самых известных его фильмов, но и влажными фантазиями всего Голливуда на протяжении почти целого десятилетия? Наверняка. В бесконечных обсуждениях сцены допроса, где Кэтрин Тремелл томно переставляет скрещенные ноги, дразня полицейских и зрителей, — вся соль шутки голландского провокатора.

Источник

«Основной инстинкт»: как Пол Верховен придумал самый порочный кадр с Шэрон Стоун

До «Основного инстинкта» любая кинопродукция, где осмеливались показать интимные сцены крупным планом, немедленно получала категорию «В», то есть жесткие ограничения для показа. Проще говоря — такие фильмы считали порнографией. А Пол Верховен, наплевав на запреты, твердо решил: он снимет кино, которое взорвет болото Голливуда и станет началом сексуальной революции! И не отступил от своего плана до конца, не побоявшись ни скандалов, ни неприятностей.

Для достижения цели были использованы все средства. Безупречный художественный вкус режиссера позволил фильму удержаться на тонкой грани, отделяющей эротику от похабщины. И все же, все же. Даже сегодня, спустя почти 30 лет, в эпоху вседозволенности, сцена допроса главной героини в полицейском участке заставляет сердце учащенно биться.

Одна нога здесь, а другая.

Все помнят эти кадры, вошедшие в историю: героиня Шэрон Стоун, сидя в кресле, на мгновение разводит ноги, — это почти 25 кадр, который имел эффект разорвавшейся бомбы. После выхода фильма Шэрон Стоун в одночасье сделалась суперзвездой, а зрители чуть не сломали головы, гадая: как это было сделано? Киношники искусно спрятали гениталии актрисы, прикрыв их бельем, имитирующим обнаженное тело? Или там все же что-то видно? А Шэрон, — она-то как согласилась? Или ее обманули?

Источник

Любимое кино. Основной инстинкт

И что же вы сделаете? Арестуете меня за курение?

Полицейские и представители прокуратуры приглашают в полицию на допрос состоятельную писательницу, чей любовник был убит в точном соответствии с описанием убийства в ее романе. Как только женщина заходит в комнату для допросов и усаживается в кресло, она достает сигарету и зажигалку. «В этом здании курить нельзя», – замечает прокурор. «И что же вы сделаете? Арестуете меня за курение?» – иронически замечает писательница и демонстративно закуривает.

От кого на экране исходит опасность? Как правило, от мужчин. От фильма к фильму мужчины оказываются злодеями, а женщины – жертвами. Или, в худшем случае, пособницами главного злодея. Однако в начале 1990-х Голливуд накрыла волна откровенных триллеров о коварных злодейках, не нуждающихся в мужской помощи, чтобы совершать преступления. Кто запустил эту волну? Во-первых, вышедшее в 1987 году «Роковое влечение» с Майклом Дугласом и Гленн Клоуз. А во-вторых, одна из самых популярных картин 1992 года, где тоже сыграл Майкл Дуглас, но уже вместе с Шэрон Стоун. Поставил ее Пол Верховен, а называлась она «Основной инстинкт».

Для сценариста Джо Эстерхаза 1980-е были сложным временем. С одной стороны, в первой половине десятилетия эмигрант из Венгрии написал сценарии «Танца-вспышки» и «Зазубренного лезвия», и эти две популярные картины сделали Эстерхаза едва ли не самым востребованным голливудским автором – одним из немногих, кто мог просить за свои сценарии миллион долларов и более. С другой стороны, его последующие ленты были не столь успешны, а картины 1989 года «Выпуск» и «Музыкальная шкатулка» и вовсе провалились в прокате. При этом «Шкатулка», посвященная расследованию преступлений времен Второй мировой войны, была особенно дорога Эстерхазу, так как она была отчасти вдохновлена его собственным ужасным открытием. В 1988 году сценарист узнал, что его отец после войны вывез семью из Венгрии, так как активно сотрудничал с нацистами, организовывал сожжения книг и печатал в своей газете злобную антисемитскую пропаганду.

o SHARON STONE BASIC INSTINCT 900

Почуяв запах крови, лос-анджелесские сплетники заговорили о том, что карьера Эстерхаза подходит к концу и что у Голливуда появились новые, преуспевающие любимцы. Например, Шейн Блэк, который после успеха первого и второго «Смертельного оружия» получил рекордные 1,75 миллиона долларов за сценарий «Последнего бойскаута». Вообще, в то время было модно платить огромные деньги за оригинальные сценарии, и Эстерхаз хотел участвовать в борьбе за рекорды, а не выслушивать по телефону похвальбу «заклятых друзей» по цеху.

Как он мог вернуться в большую игру? Ответ был для него очевиден. Нужно было написать захватывающий, интригующий и актуальный сценарий, который бы вызвал у студийных боссов неконтролируемое желание его купить. И Эстерхаз, вдохновившись успехом «Рокового влечения», вытащил из «долгого ящика» сюжет о женщине-злодейке, который он начал придумывать еще в конце 1970-х, когда, завершив журналистскую карьеру, переключился на сочинение вымышленных историй.

still of sharon stone in basic instinct %281992%29 large picture

Писательница-злодейка Кэтрин Трамелл была отчасти основана на самом Эстерхазе – авторе сенсационных триллеров, который обожал эротические приключения и «исследования» (позднее, во время работы над «Шоугелз», Эстерхаз настолько «наисследовался» в Лас-Вегасе, что решил больше так не рисковать здоровьем). Однако был у женщины и прототип прекрасного пола.

Сюжет «Инстинкта» был вдохновлен сюжетом предыдущего хита Эстерхаза, «Зазубренного лезвия». В этом фильме женщина-адвокат защищала нравящегося ей мужчину от обвинения в убийстве жены. После того как она убеждалась в невиновности подозреваемого и доказывала эту невиновность в суде, героиня в кульминации ленты обнаруживала, что прокурор был прав – обвиняемый все же был убийцей. В «Инстинкте» эта история была переосмыслена как полицейское расследование, по ходу которого детектив подозревает в убийстве любовницу жертвы, заводит роман с соблазнительной красоткой, находит доказательства того, что преступление могла совершить другая женщина, решает, что его пассия невиновна… И зрители лишь в последних кадрах фильма узнают, что убийцей все-таки была та, кого полиция подозревала с самого начала.

Basic Instinct 20

Позднее Эстерхаза не раз критиковали за то, что он копирует собственные сюжеты, но сходство «Инстинкта» и «Лезвия» было поверхностным, и спутать картины было невозможно. Они даже относились к разным жанрам. «Лезвие» было судебным триллером, тогда как «Инстинкт» был неонуаром, заинтересованным не в оправдании невинных и наказании виновных, а в демонстрации привлекательности, соблазнительности зла. Особенно облаченного в сногсшибательную оболочку дерзкой красавицы, которая подстраивает ловушку для самоуверенного сыщика, чьи руки тоже залиты кровью невинных (правда, не убитых нарочно, а подстреленных по ошибке, когда детектив был под действием кокаина). В сущности, Кэтрин в «Инстинкте» была Дьяволом в юбке, искушающим грешников и наслаждающимся манипулированием людьми, жестокими убийствами и садомазохистским сексом.

Как только замысел «Инстинкта» (изначального названного «Любовные пташки» в честь любимой автором кантри-песни и переименованного в «Основной инстинкт» перед самой отправкой текста агенту) сложился в голове Эстерхаза, драматург написал сценарий всего за 13 дней. По его воспоминаниям, слова сами ложились на бумагу, и он не мог остановиться, не мог заглушить галдящие у него в голове голоса персонажей, пока не поставил финальную точку.

Пока Эстерхаз писал «Инстинкт», студия Carolco думала, как ей жить дальше. Это была агрессивная независимая компания, создавшая три серии «Рэмбо» и «Красную жару», но далеко не всегда добивавшаяся успеха и зачастую тратившая больше денег, чем она могла себе позволить. Именно это в то время случилось с «Вспомнить все». В фантастический блокбастер с Арнольдом Шварценеггером были вложены колоссальные для того времени 60 миллионов долларов. Если бы фильм провалился, студия бы вылетела в трубу. Как мы теперь знаем, этого не случилось – «Вспомнить все» заработал 261 миллион долларов. В то время, однако, многие предсказывали фиаско готовящейся к прокату ленте. Так что Carolco срочно нужен был гарантированный и более дешевый хит, который бы удержал компанию на плаву.

Basic Instinct 195

Именно поэтому Марио Кассар заплатил за сценарий «Основного инстинкта» 3 миллиона долларов и установил новый голливудский рекорд. Он не мог упустить захвативший его сценарий и не хотел участвовать в продолжительном аукционе с другими студиями, претендовавшими на творение Эстерхаза. 3 миллиона долларов гарантировали ему права на «Инстинкт», потому что такую сумму за сценарий в то время больше никто заплатить бы не решился. При этом Кассар полагал, что триллер о современной жизни, без изощренных трюков и спецэффектов, можно было снять намного дешевле, чем фантастическую ленту о приключениях на Марсе.

Он просчитался. Чтобы снять «Основной инстинкт» по дешевке, надо было нанять начинающую и рисковую команду. Кассар же хотел кино в постановке известного режиссера и с участием знаменитого актера. Он даже точно знал, кого именно. Снять ленту должен был голландец Пол Верховен, не раз работавший над откровенными и жесткими лентами, а в главной роли Кассар видел только Майкла Дугласа – «тефлонового актера», покоряющего зрителей даже в ролях злодеев вроде Гордона Гекко из «Уолл-стрит». Поскольку детектив Каррэн был если не отрицательным, то определенно сомнительным персонажем, продюсер не хотел, чтобы зрители против него ополчились. На всякий случай рассматривались и другие знаменитые кандидатуры, но звезда «Рокового влечения» был самым очевидным выбором.

Что сильнее продюсер хочет пригласить конкретных людей, тем больше денег они могут из него выжать, и Дуглас с Верховеном не стали стесняться. Первый заявил, что хочет 15 миллионов долларов плюс проценты от прибыли за съемки в картине, которая в случае провала может сделать его посмешищем, и получил львиную долю запрошенного. Второй же, только что подтвердивший свое мастерство как коммерческого постановщика успешным релизом «Вспомнить все», настоял на гонораре в 5 миллионов долларов. Съемки фильма еще даже не начали планировать, а лента уже обошлась Carolco более чем в 20 миллионов долларов.

Basic Instinct 03

Когда речь идет о дорогостоящей постановке с откровенными сценами, продюсеры обычно хотят, чтобы постановщик смягчил эротические фрагменты и сделал кино приемлемым для широкой публики. Кассар требовал от Верховена ровно противоположного. Если в сценарии Эстерхаза на многое (в частности, на бисексуальность главной героини) лишь намекалось, то Кассар хотел, чтобы картина была как можно скандальнее и откровеннее. Ему нужен был фильм-событие – фильм, о котором бы писала пресса и который бы обсуждали на улицах. И он видел, что «Инстинкт» легко превратить в такое кино, если вывести на передний план разбросанные по сценарию намеки.

Дуглас был не против демонстрации своего тела на экране (понятно, за кругленькую сумму и без показа самого интимного органа). Но его совершенно не устраивало, что главная героиня на каждом шагу переигрывает Ника и оставляет его в дураках. Не нравилось это и Верховену. Они оба хотели, чтобы в финале Каррэн раскусил и пристрелил злодейку. Эстерхаз же настаивал, что вся суть фильма – в беспомощности мужчины, даже решительного полицейского, перед «основным инстинктом» и перед белокурым воплощением Зла.

Basic Instinct 196

Как легко догадаться, обсуждения проекта были исключительно бурными. Все присутствовавшие на них были сильными, властными людьми, и никто не хотел уступать. Но так как проект уже нужно было запускать, соавторы согласились на компромисс. Эстерхаз смирился с превращением «Инстинкта» в максимально откровенное кино, а Верховен и Дуглас смирились с тем, что зло одержит верх. Голландцу принять это было проще, чем американцу. Верховен никогда не был большим поклонником «аккуратных» голливудских хеппи-эндов, и он быстро понял, что сценарий Эстерхаза предоставляет ему шанс снять сложное, неоднозначное кино в духе классических нуаров и психологических триллеров Альфреда Хичкока (в частности, знаменитого «Головокружения», визуальные находки которого Верховен не раз цитирует в «Инстинкте»).

Когда сценарные правки были произведены и согласованы, режиссер и продюсеры приступили к самому пикантному – поиску актрисы на роль белокурого Зла, регулярно появляющегося без одежды. Верховен знал о существовании Шэрон Стоун, поскольку она сыграла мнимую жену персонажа Шварценеггера в «Вспомнить все», и он имел ее в виду. Однако поначалу он примеривался к знаменитым исполнительницам. В частности, к Деми Мур. В свою очередь, Дуглас хотел сыграть с Ким Бейсингер из «Девяти с половиной недель» и «Бэтмена» или с Джулией Робертс из «Красотки». Однако никто из этих актрис – равно как и из всех остальных обитательниц голливудского олимпа – не хотел изображать обнажающуюся злодейку, которая спит с женщинами и убивает шилом для колки льда. Всего продюсерам отказали около 50 знаменитых женщин.

Напротив, Стоун была готова на все. Актерская карьера бывшей модели началась в 1980 году, но за десять лет в Голливуде Стоун не добилась ничего более существенного, чем вторые роли в значимых лентах (в частности, во «Вспомнить все») и главные роли в провалах (авантюрные «Копи царя Соломона» в 1985 году собрали 14 миллионов долларов при 11-миллионном бюджете). Образ харизматичной преступницы Кэтрин Трамелл был если не лестной, то исключительно яркой ролью, и Стоун пора было идти на крайние меры, чтобы прославиться до выхода в тираж. За свое согласие она получила гонорар в полмиллиона долларов, скромный в сравнении с контрактом ее партнера. Как всегда в Голливуде, известность исполнителя оказалась важнее сложности роли.

Роль упитанного детектива Гаса Моргана, лучшего друга и напарника Ника, получил характерный актер Джордж Дзундза, родившийся в Германии украинец (его родители были во время войны фактически угнаны в рабство). Ранее он сыграл с Кевином Костнером в шпионском триллере «Нет выхода». Полицейского психолога Бет Гарнер, бывшую любовницу Ника и бывшую сокурсницу Кэтрин, изобразила прежде работавшая в театре дебютантка Джинн Трипплхорн. Как и Стоун, она получила роль, потому что не постеснялась обнажиться для откровенной сцены.

Любовницу Кэтрин по имени Рокси сыграла Лейлани Сарель, которая завершила карьеру вскоре после выхода «Инстинкта», так как вышла замуж за актера Мигеля Феррера из «Робокопа». Прокурора Джона Коррели изобразил комик Уэйн Найт, позднее прославившийся значимой ролью в ситкоме «Третья планета от Солнца». Наконец, пожилую подругу Кэтрин по имени Хейзел Добкинс, некогда прикончившую своих родных и отсидевшую за это в тюрьме, сыграла звезда 1950-х и 1960-х Дороти Малоун, лауреат «Оскара» за роль второго плана в мелодраме Дугласа Сирка «Слова, написанные на ветру» (1956).

Basic Instinct 197

Действие фильма развивалось в Сан-Франциско, столице американского сексуального свободомыслия и едва ли не единственном городе США, где никого не должно было удивить, что главная героиня «Инстинкта» живет с женщиной и спит с мужчиной. Соответственно, уличные и некоторые интерьерные съемки проходили в городе, который Дуглас хорошо знал по съемкам в популярном полицейском сериале 1970-х «Улицы Сан Франциско», а студийная работа велась в павильонах студии Warner в калифорнийском городе Бербанк.

Проблема была не только в том, что едва ли у не каждого движения была определенная смысловая нагрузка, но и в том, что режиссеру нужно было удержаться на самой грани допустимого рейтинговым агентством MPAA, чтобы картина получила «взрослый» рейтинг R, а не «порнографический» NC-17, с которым «Инстинкт» было бы трудно продать кинотеатрам и видеосалонам. К тому времени у Верховена уже был приличный опыт перепалок с MPAA, и потому каждая сцена снималась множеством камер с разных ракурсов, чтобы получить как можно больший выбор материала для монтажа и варьировать итоговый результат в зависимости от требований цензоров. Естественно, это означало, что каждая сцена должна была интересно смотреться независимо от ракурса. Что было колоссальной головной болью для Верховена и его оператора-постановщика Яна де Бонта, будущего режиссера «Скорости».

670full

Дуглас, однако, был в ярости из-за того, что не всегда понимал свою актерскую задачу. Как продюсер по первой киноспециальности (напомним, он получил «Оскар» за продюсирование «Пролетая над гнездом кукушки»), он искренне переживал за успех картины и боялся, что если из-за небрежности режиссера он сыграет не так, как нужно, то потом всех собак повесят на него, голливудского кумира.

Однажды Дуглас позвал Верховена для откровенного разговора в свой трейлер, и после этого «обмена мнениями» режиссера госпитализировали с сильным кровотечением из носа. По съемочной группе прошел слух, что знаменитости подрались, но режиссер заявил, что он просто переволновался из-за жесткого спора и что у него порой идет кровь из носа от сильных переживаний.

Basic Instinct 01

Активистов эти объяснения не удовлетворили. Их не устроило бы ничего, кроме закрытия картины или, по крайней мере, полной переработки сценария. Испуганный Эстерхаз был готов на такую переработку, но его согласие коллеги восприняли как предательство. Верховен и другие не собирались уступать шантажистам, угрожавшим бойкотировать съемки. В свою очередь, активисты сочли, что если они прицепятся к раскрутке в прессе «Инстинкта», то донесут свои взгляды на «гомофобию Голливуда» до максимально широкой, национальной аудитории.

Basic Instinct 6742 4

Так и получилось. Голливудцы снимали, за полицейскими кордонами маршировали активисты с задорными плакатами, а пресса все это исправно освещала. Верховен и Дуглас, вполне лояльные к гей-сообществу, переживали из-за того, что их честят гомофобами, но ничего не могли поделать. Понятно, они делали собственные заявления для прессы, но активисты кричали намного громче. И в конечном счете это сыграло картине на руку. Когда она была завершена, американским зрителям не терпелось узнать, из-за чего разгорелся сыр-бор.

Последним аккордом в работе над фильмом было сочинение музыки. Пол Верховен и композитор Джерри Голдсмит изрядно намучились, пока искали основную тему фильма, одновременно чарующую и тревожащую. Но как только это случилось, работа над саундтреком пошла как по накатанной, потому что все остальные музыкальные темы «Инстинкта» были связаны с главной темой картины.

Basic Instinct 6742 5

«Основной инстинкт» вышел в прокат 20 марта 1992 года. В Америке фильм показывался в слегка сокращенной и облегченной «цензурной» версии, а в Европе – в полном «режиссерском» варианте. Активисты продолжили пикетировать фильм, и они даже публиковали в газетах «рекламу», раскрывающую сюжет «Инстинкта». Мало того, была создана активистская организация под названием «Кэтрин – убийца». Но сборам картины это только помогало. К концу мирового проката обошедшаяся в 49 миллионов долларов лента принесла 353 миллиона долларов, и все заинтересованные продюсеры бросились работать над собственными эротическими триллерами. Ни один из которых, однако, даже близко не подобрался к известности, популярности и коммерческому успеху «Основного инстинкта».

Мнения критиков по поводу ленты разделились. Одни писали, что «Инстинкт» – откровенный и захватывающий триллер с потрясающей игрой Шэрон Стоун, а другие настаивали, что лента – дешевая и пустая попытка нажиться на зрительском интересе к сексу. Первые оказались ближе к истине – лента не канула в Лету вскоре после выхода, а стала «долгоиграющим» и «долговлияющим» хитом. Пустое кино этого вряд ли бы добилось.

1368206877 5 full

Что касается цитат, то сцена полицейского допроса Кэтрин подарила миру сразу две популярные цитаты – фразу насчет ареста за курение и ставший визуальной цитатой провокационный момент, во время которого героиня на мгновение раздвигает ноги и демонстрирует, что на ней нет нижнего белья. Эти несколько кадров были вдохновлены реальной историей из жизни режиссера. В молодости у Верховена была богемная знакомая, которой нравилось схожим образом демонстрировать свою раскованность.

Что интересно, в обеих цитатах причастные к их созданию люди позднее разочаровались. Джо Эстерхаз извинился перед зрителями за пропаганду курения, когда в 2000 году заболел раком легких. Шэрон Стоун же как-то раз заявила в интервью, что камера была направлена в ее промежность без ее ведома и что она пришла в ярость, когда узнала, что этот кадр будет в фильме. По словам Верховена, это была наглая ложь – актриса отлично знала, с каких ракурсов ее снимают. Кроме того, сцена не имела бы смысла, если бы камера не показала, что прокурор увидел между ног Кэтрин.

Что ж, знаменитости имеют полное право отказываться от своих произведений, разочаровываться в них или пытаться переписать историю. Но это их личное дело, их личные отношения с совестью и с искусством. Что бы ни думали Эстерхаз и Стоун по поводу «Основного инстинкта», картину это не изменит и из истории кино ее не вычеркнет. Так что «Инстинкт» продолжает жить, впечатлять, раздражать, шокировать, олицетворять эпоху… И обеспечивать Голливуду золотой стандарт сексапильной злодейки, которая настолько преступна, что не только убивает людей, но еще и курит в комнате для допросов. И ни один мужчина ничего не может с ней поделать. И почему только Кэтрин Трамелл не числят среди феминистских героинь.

Источник

Adblock
detector