скажика дядя ведь недаром стена

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина!

Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:
«Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»

Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат мусью!
Что тут хитрить, пожалуй к бою;
Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою!

Два дня мы были в перестрелке.
Что толку в этакой безделке?
Мы ждали третий день.
Повсюду стали слышны речи:
«Пора добраться до картечи!»
И вот на поле грозной сечи
Ночная пала тень.

Прилег вздремнуть я у лафета,
И слышно было до рассвета,
Как ликовал француз.
Но тих был наш бивак открытый:
Кто кивер чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длинный ус.

И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверкнул за строем строй.
Полковник наш рожден был хватом:
Слуга царю, отец солдатам.
Да, жаль его: сражен булатом,
Он спит в земле сырой.

И молвил он, сверкнув очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте же под Москвой,
Как наши братья умирали!»
И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи,
И всё на наш редут.
Уланы с пестрыми значками,
Драгуны с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нами,
Все побывали тут.

Вам не видать таких сражений.
Носились знамена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Другие статьи в литературном дневнике:

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021 Портал работает под эгидой Российского союза писателей 18+

Источник

Михаил Лермонтов. Бородино

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина!

Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:
«Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»

Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат мусью!
Что тут хитрить, пожалуй к бою;
Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою!

Два дня мы были в перестрелке.
Что толку в этакой безделке?
Мы ждали третий день.
Повсюду стали слышны речи:
«Пора добраться до картечи!»
И вот на поле грозной сечи
Ночная пала тень.

Прилег вздремнуть я у лафета,
И слышно было до рассвета,
Как ликовал француз.
Но тих был наш бивак открытый:
Кто кивер чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длинный ус.

И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверкнул за строем строй.
Полковник наш рожден был хватом:
Слуга царю, отец солдатам.
Да, жаль его: сражен булатом,
Он спит в земле сырой.

И молвил он, сверкнув очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
Умрем же под Москвой,
Как наши братья умирали!»
И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи,
И всё на наш редут.
Уланы с пестрыми значками,
Драгуны с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нам,
Все побывали тут.

Вам не видать таких сражений.
Носились знамена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Источник

Бородино

– Скажи-ка, дядя, ведь недаром
– Москва, спа­лён­ная пожаром,
Фран­цузу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, гово­рят, еще какие!
Неда­ром пом­нит вся Россия
Про день Боро­дина! [1]

– Да, были люди в наше время,
– Не то, что нынеш­нее племя:
Бога­тыри — не вы!
Пло­хая им доста­лась доля:
Немно­гие вер­ну­лись с поля…
Не будь на то Гос­подня воля,
Не отдали б Москвы!

Мы долго молча отступали.
Досадно было, боя ждали,
Вор­чали старики:
«Что ж мы? на зим­ние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изо­рвать мундиры
О рус­ские штыки?»

И вот нашли боль­шое поле:
Есть раз­гу­ляться где на воле!
Постро­или редут. [2]
У наших ушки на макушке!
Чуть утро осве­тило пушки
И леса синие верхушки —
Фран­цузы тут как тут.

Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат мусью!
Что тут хит­рить, пожа­луй к бою;
Уж мы пой­дем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою!

Два дня мы были в перестрелке.
Что толку в эта­кой безделке?
Мы ждали тре­тий день.
Повсюду стали слышны речи:
«Пора добраться до кар­течи!» [3]
И вот на поле гроз­ной сечи [4]
Ноч­ная пала тень.

При­лёг вздрем­нуть я у лафета, [5]
И слышно было до рассвета,
Как лико­вал француз.
Но тих был наш бивак [6] открытый:
Кто кивер [7] чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длин­ный ус.

И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверк­нул за строем строй.
Пол­ков­ник наш рож­дён был хва­том: [8]
Слуга царю, отец солдатам…
Да, жаль его: сра­жён була­том, [9]
Он спит в земле сырой.

И мол­вил он, сверк­нув очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте ж под Москвой,
Как наши бра­тья умирали!»
И уме­реть мы обещали,
И клятву вер­но­сти сдержали
Мы в Боро­дин­ский бой.

Ну ж был денек!
Сквозь дым летучий
Фран­цузы дви­ну­лись, как тучи,
И всё на наш редут.
Уланы [10] с пест­рыми значками,
Дра­гуны [11] с кон­скими хвостами,
Все про­мельк­нули перед нами,
Все побы­вали тут.

Вам не видать таких сражений.
Носи­лись зна­мена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Зву­чал булат, кар­течь визжала,
Рука бой­цов колоть устала,
И ядрам про­ле­тать мешала
Гора кро­ва­вых тел.

Изве­дал враг в тот день немало,
Что зна­чит рус­ский бой удалый,
Наш руко­паш­ный бой.
Земля тряс­лась — как наши груди;
Сме­ша­лись в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Сли­лись в про­тяж­ный вой…

Вот смерк­лось. Были все готовы
Заутра бой зате­ять новый
И до конца стоять…
Вот затре­щали барабаны —
И отсту­пили бусур­маны. [12]
Тогда счи­тать мы стали раны,
Това­ри­щей считать.

Да, были люди в наше время,
Могу­чее, лихое племя:
Бога­тыри — не вы.
Пло­хая им доста­лась доля:
Немно­гие вер­ну­лись с поля.
Когда б на то не Божья воля,
Не отдали б Москвы!

При­ме­ча­ния

[1] Боро­дин­ское сра­же­ние нача­лось 26 авгу­ста 1812 года ран­ним утром в 5 часов 30 минут у села Боро­дино, в 125 км к западу от Москвы.

[2] Редут – это зем­ля­ное или камен­ное укреп­ле­ние, обне­сен­ное рвом.

[3] Кар­течь – 1) Артил­ле­рий­ский сна­ряд, начи­нен­ный круг­лыми пулями для мас­со­вого пора­же­ния про­тив­ника на близ­ком рас­сто­я­нии. 2) Круп­ная дробь для охот­ни­чьего ружья.

[4] Сеча – уста­рев­шее слово, упо­треб­ля­ю­ще­еся сей­час в высо­ком стиле в зна­че­нии “бой, сражение”.

[6] Бивак или бивуак – воен­ный лагерь под откры­тым небом, сол­дат­ская сто­янка для отдыха или ночлега.

[7] Кивер – высо­кий сол­дат­ский голов­ной убор с плос­ким вер­хом. Кивер снаб­жен козырь­ком, кре­пится рем­нем под под­бо­род­ком, часто укра­шен султаном.

[8] Хват – бой­кий, лов­кий, уда­лой человек.

[9] Булат — сталь осо­бой выделки. В пере­нос­ном смысле була­том назы­вают холод­ное ору­жие из стали. Напри­мер, сабли.

[10] Улан – лег­кий кава­ле­рист, обычно воору­жен­ный пикой, саб­лей и писто­ле­том. Уланы суще­ство­вали в рус­ской армии до 1917 года.

[11] Дра­гун – кава­ле­рист, уме­ю­щий вое­вать и вер­хом, и в пешем строю. Дра­гуны пере­ме­ща­лись на лоша­дях, но в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти вое­вали как обыч­ная пехота.

[12] Бусур­ман (басур­ман) – ино­ве­рец. Обычно в Рос­сии так назы­вали мусуль­ман, однако в пере­нос­ном смысле басур­ман — это про­сто сино­ним слов ино­стра­нец, чужак.

Источник

Бородино

— Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина!

— Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля…
Не будь на то господня воля,
Не отдали б Москвы!

Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:
«Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»

И вот нашли большое поле:
Есть разгуляться где на воле!
Построили редут.
У наших ушки на макушке!
Чуть утро осветило пушки
И леса синие верхушки —
Французы тут как тут.

Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат мусью!
Что тут хитрить, пожалуй к бою;
Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою!

Два дня мы были в перестрелке.
Что толку в этакой безделке?
Мы ждали третий день.
Повсюду стали слышны речи:
«Пора добраться до картечи!»
И вот на поле грозной сечи
Ночная пала тень.

Прилег вздремнуть я у лафета,
И слышно было до рассвета,
Как ликовал француз.
Но тих был наш бивак открытый:
Кто кивер чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длинный ус.

И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверкнул за строем строй.
Полковник наш рожден был хватом:
Слуга царю, отец солдатам…
Да, жаль его: сражен булатом,
Он спит в земле сырой.

И молвил он, сверкнув очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте же под Москвой,
Как наши братья умирали!»
И умереть мы обещали,
И клятву верности сдержали
Мы в Бородинский бой.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи,
И всё на наш редут.
Уланы с пестрыми значками,
Драгуны с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нами,
Все побывали тут.

Вам не видать таких сражений.
Носились знамена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел.

Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый,
Наш рукопашный бой.
Земля тряслась — как наши груди,
Смешались в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Слились в протяжный вой…

Вот смерклось. Были все готовы
Заутра бой затеять новый
И до конца стоять…
Вот затрещали барабаны —
И отступили бусурманы.
Тогда считать мы стали раны,
Товарищей считать.

Да, были люди в наше время,
Могучее, лихое племя:
Богатыри — не вы.
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля.
Когда б на то не божья воля,
Не отдали б Москвы!

Источник

Онлайн чтение книги Бородино
Михаил Юрьевич Лермонтов. Бородино

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Эта же книга в других форматах

Рисунки А.Кондратьева

01

– Скажи-ка, дядя, ведь недаром

– Москва, спалённая пожаром,

Ведь были ж схватки боевые,

Да, говорят, еще какие!

Недаром помнит вся Россия

02

– Да, были люди в наше время,

– Не то, что нынешнее племя:

Плохая им досталась доля:

Немногие вернулись с поля…

Не будь на то господня воля,

Не отдали б Москвы!

03

Мы долго молча отступали.

Досадно было, боя ждали,

«Что ж мы? на зимние квартиры?

Не смеют, что ли, командиры

Чужие изорвать мундиры

04

И вот нашли большое поле:

Есть разгуляться где на воле!

У наших ушки на макушке!

Чуть утро осветило пушки

Французы тут как тут.

05

Забил заряд я в пушку туго

И думал: угощу я друга!

Постой-ка, брат мусью!

Что тут хитрить, пожалуй к бою;

Уж мы пойдем ломить стеною,

Уж постоим мы головою

06

Два дня мы были в перестрелке.

Что толку в этакой безделке?

Мы ждали третий день.

Повсюду стали слышны речи:

«Пора добраться до картечи!»

И вот на поле грозной сечи

07

Прилёг вздремнуть я у лафета,

И слышно было до рассвета,

Как ликовал француз.

Но тих был наш бивак открытый:

Кто кивер чистил весь избитый,

Кто штык точил, ворча сердито,

08

И только небо засветилось,

Все шумно вдруг зашевелилось,

Сверкнул за строем строй.

Полковник наш рождён был хватом:

Слуга царю, отец солдатам…

Да, жаль его: сражён булатом,

Он спит в земле сырой.

09

И молвил он, сверкнув очами:

«Ребята! не Москва ль за нами?

Умремте ж под Москвой,

Как наши братья умирали!»

И умереть мы обещали,

И клятву верности сдержали

Мы в Бородинский бой.

10

Сквозь дым летучий

Французы двинулись, как тучи,

И всё на наш редут.

Уланы с пестрыми значками,

Все промелькнули перед нами,

11

Вам не видать таких сражений.

Носились знамена, как тени,

В дыму огонь блестел,

Звучал булат, картечь визжала,

Рука бойцов колоть устала,

И ядрам пролетать мешала

12

Изведал враг в тот день немало,

Что значит русский бой удалый,

Наш рукопашный бой.

Смешались в кучу кони, люди,

И залпы тысячи орудий

Слились в протяжный вой…

13

Вот смерклось. Были все готовы

Заутра бой затеять новый

И отступили бусурманы.

Тогда считать мы стали раны,

14

Да, были люди в наше время,

Могучее, лихое племя:

Плохая им досталась доля:

Немногие вернулись с поля.

Когда б на то не божья воля,

Не отдали б Москвы!

О многом сумел рассказать поэт в небольшом по размеру стихотворении. Тут и ночь перед сражением, и утро великой битвы, и призыв полковника умереть под Москвой, и наступление французов. И, наконец, победа:

И отступили басурманы.

Старый солдат говорит, что русская армия так стремилась к скорейшей и полной победе, что

Заутра бой затеять новый

Этот непобедимый дух русского войска и сокрушил нашествие Наполеона.

Лермонтов родился, когда Отечественная война была окончена и победоносные русские войска уже находились в Париже. Но с детских лет он слышал рассказы об Отечественной войне и о знаменитом сражении.

По выходе из военной школы поэт вступил офицером в гвардейский полк. В полку служили солдаты, которым довелось участвовать в Бородинской битве: ведь служба солдатская в те времена продолжалась двадцать пять лет. Воспоминаниями о минувших сражениях бывалые воины охотно делились с новобранцами. Не случайно молодой солдат называет рассказчика «дядей». Это бойцы разных поколений.

В лермонтовском «Бородине» изображена самая гуща боя, показан ратный труд. До Лермонтова таких описаний в русской поэзии не было.

«Бородино» принадлежит к тем редким произведениям поэзии, которые по многу раз в жизни перечитывают взрослые люди и в то же время понимают и любят самые юные.

Источник

Adblock
detector