стена на китайгородском проезде

Китайгородская стена

kitajgorodskaya stena 6

Фото Китайгородской стены

Китайгородская стена – одно из древнейших сооружений Москвы, расположенное в старинном районе Китай-город. К Китаю и его жителям московские топонимы имеют весьма опосредованное отношение. В XVI в. все иностранные ткани принято было называть «китайками», кроме того, этим словом обозначали крупные торговые места.

kitajgorodskaya stena 3

История строительства

Китай-город – второй московский посад, первым был Кремль. На этой территории селились торговцы и ремесленники, надеющиеся в случае нападения на район укрыться за кремлевскими стенами. Постепенно посад вырос, и было решено построить еще одну стену, превратив Китай-город в неприступную крепость.

Строительство было поручено итальянскому зодчему Петроку Малому, который приступил к работе в 1534 г. Уже в 1538 г. мощная кирпичная стена сомкнулась вокруг Китай-города.

kitajgorodskaya stena 8

Начало стены располагалось у кремлевской Арсенальной башни, далее она тянулась до нынешней Театральной площади, поворачивала в юго-восточном направлении, достигала Лубянки, Старой площади, Москворецкой набережной и завершалась у Беклемишевской башни.

kitajgorodskaya stena 10

Китайгородская стена наполовину ниже Кремлевской (7 метров против 14-16), зато превосходит ее по толщине (6-7 м против 3,5-5). Ратники могли быстро передвигаться по стене, внезапно оказываясь в любой точке внешнего кольца Китай-города.

kitajgorodskaya stena 4

kitajgorodskaya stena 1

Для обнаружения вражеских подкопов использовались подземные проходы – «слухи». Верхняя часть стены представляла собой забор из классических прямоугольных зубцов с бойницами внутри. Как и Кремлевская, Китайгородская стена обладала системой башен, которых было четырнадцать. Сохранились рисунки настоящих шедевров фортификационного искусства – Круглой башни, Угловой башни, Богословской башни, Четырехугольной башни, Зачатьевской башни, Многогранной башни, Глухой башни. До наших времен дошла только одна башня Китайгородской стены – Птичья.

kitajgorodskaya stena 2

Для проезда транспорта и прохода жителей города использовались ворота – Спасские, Неглинные, Сретенские, Варварские, Троицкие, Козьмодемьянские, Ильинские, Воскресенские и Никольские. Сейчас существуют только одни ворота – Воскресенские. Они расположены у главного входа на Красную площадь, рядом с Историческим музеем. Эти ворота являются точным воссозданием оригинального строения XVI в. – исторический памятник снесли в 1931 г.

В 1572 г. Китайгородская стена спасла посад от разорения. В этом году татарский князь Девлет-Гирей в очередной раз напал на Москву, но крепостной вал перед Китай-городом его войско так и не рискнуло штурмовать. В Смутное время стена сослужила москвичам дурную службу: польские захватчики использовали защитное сооружение для обороны от ополченцев Минина и Пожарского.

kitajgorodskaya stena 7

В XVIII в. стену перестали использовать с военными целями, часть московской общественности призывала императора Александра I снести ее. Царь отказался, напротив, он отдал распоряжение о ремонте стены, башен и ворот.

В конце XIX в. под руководством архитектора С. Родионова были проведены масштабные реставрационные работы.

Современное состояние

kitajgorodskaya stena 9

В 1930 г. строительная техника уничтожила Владимирские ворота, а в 1934 г. работы по сносу стены были уже практически завершены. Уцелели лишь небольшие участки оборонительного сооружения в районе площади Революции, Театральной площади, гостиницы «Метрополь», станции метро «Китай-город», и в Китайгородском проезде.

kitajgorodskaya stena 12

Птичья башня

kitajgorodskaya stena 11

Несмотря на уникальность и статус объекта культурного наследия народов РФ, это сооружение древнерусского фортификационного искусства находится не в самом лучшем состоянии, особенно, изнутри.

Название башни не является историческим, топоним сформировался примерно в начале XX в. Такое наименование башня получила за внешний вид – в отличие от остальных участков стены, окантовка башни выполнена в виде зубцов типа «ласточкин хвост», как на стенах Кремля.

kitajgorodskaya stena 5

Башня была построена Петроком Малым в 1534 г. Это классическое полукруглое фортификационное сооружение из красного кирпича. В 1870 г. башня была удачно интегрирована в Третьяковские ворота, став их правым крылом, именно этот факт позволил строению сохраниться во время сталинской реконструкции.

Источник

Китайгородская стена: от возрождения к забвению

Китайгородская стена — редчайший по красоте памятник крепостного зодчества, которым по праву гордилась бы любая столица Европы, если бы он уцелел до наших дней.

Игорь Эммануилович Грабарь (1871–1960) – русский советский живописец, реставратор, искусствовед

Многим москвичам доподлинно известны два факта о Китайгородской стене. Первый, что строительство Китайгородской стены началось в далёком 1535 году, как оборонительное сооружение для московского посада. Второй, что её практически полностью уничтожили в 1934 году для нужд Метростроя.

IMG 0140 Фото © Cергей Авдуевский / Москва меняется

Но был в истории Китайгородской стены ещё один интересный этап — реконструкция в 1925-1927 годах. Об этом мы и постараемся более подробным образом рассказать.

НАЧАЛО СТРОИТЕЛЬСТВА СТЕНЫ

Строительством, в течение трех лет (1535-1538), по указу Елены Глинской (матери Ивана Грозного) занимался итальянский инженер Петрок Малый Фрязин. Предполагалось, что мощные стены смогут уберечь жителей посада от набегов крымского хана Мехмеда Гирея. Изначально, до указа о строительстве кирпичной стены, укрепление состояло из бревенчатых кольев и глубокого рва перед ними.

00 1036953 e1556104954926 1Графическая реконструкция Китайгородской стены по состоянию на начало XVIII века, выполненная художником В.А. Рябовым. Стрелка указывает на Птичью башню.

По сообщению «Пискарёвского летописца»: «Майя в 16 день князь Великий Иван Васильевич всея Руси и его Мати Елена повелели град камен ставити Китай».

Длина нового оборонительного укрепления составила 2567 метров, ширина — 4 метра, высота — свыше 6 метров. По одной из версий, название Китай-город пошло от слова «китá», что означало связанные между собой прутья или жерди, которые применяли для защитных укреплений. Т.е. город был окружён «китой», отсюда и пошло название «Китай-город» (никак не связанным с китайцами:).

Во время Северной войны Пётр I (в 1708-1709 годах) приказал укрепить стену Китай-города. Окончательно своё оборонительное значение стена утратила в конце XVIII века. К концу следующего века стена настолько обветшала, что её признали аварийной.

d02359400c12b945693e933035941ea3 e1556577278335План городской части из «Атласа столичного города Москвы», 1852–1853 годы

После революции 1917 года стена продолжила разрушаться. Благодаря архитектору-реставратору Петру Барановскому и зодчему Николаю Морковникову небольшой участок стены удалось отреставрировать, и избавиться от пристроенных амбаров и складских помещений.

IMG 0109Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

РЕКОНСТРУКЦИЯ ПЕРЕД СНОСОМ

Масштабная реконструкция Китайгородской стены началась в 1925 году. Реставрационными работами, в 1925-1926 гг руководил архитектор Николай Дмитриевич Виноградов. В ходе реставрации стена была очищена от наслоений и различных амбаров, кладовок и пристроек. Некоторые даже умудрялись устроить себе жильё в башнях.

IMG 0126Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

«С утра прямо проехал к работам на Старой площади, где прошелся по стене у Варварских ворот и констатировал размыв вчерашним ливнем стены у самых ворот. В момент осмотра на этом участке рабочие убирали мусор. Потом прошел по работам, где нашел скверно сложенную стену с получившейся западиной. Прошел по стене этого участка. Вчерашний ливень не прошел бесследно и здесь. Распорядился отправить рабочих заложить башню, т.е. лазейку в башне Космодамианской, где оборванцы устроили жилье. Рабочие мне рассказывали, что в момент работ там находилось 18 человек жителей, по преимуществу женщин, конечно, оставшихся очень недовольными и угрожавшими пробить стену в других местах», — запись из дневника Николая Дмитриевича Виноградова от 14 июля 1925 года.

После основательной расчистки стена предстала в первозданном виде. Под современные транспортные нужды были пробиты ворота для автомобилистов и трамваев.

17 85 H 117 e1556579133990Николь­ский тупик с проломной калиткой, 1920-е. Из архива Н.Д. Виноградова

Сами ворота именовались по названиям китайгородских улиц — Ильинские, Варварские, Воскресенские (они же Иверские), Никольские или Владимирские (по названию церкви), Водяные и Козьмодемьянские ворота. Всего стена насчитывала 14 башен, проездных и глухих

Kitajgorodskaja stena1 e1556577215762

Известный реставратор Игорь Грабарь, который также занимался восстановлением Китайгородской стены в 1925 году, писал:

«Во многих местах стена кажется бесследно исчезнувшей и для открытия ее нужно производить настоящие раскопки, а кое-где она и действительно срыта до основания и на ее месте воздвигнуты новые сооружения. Жители соседних домов развели здесь яблони и рябины и завели настоящее огородничество, от которого стены приходят в полное разрушение».

Интересен тот факт, что в начале XX века в Круглой башне (ныне новодел, в которой находится ресторан на Театральной площади) располагался «Музей птицеводства» Российского общества сельскохозяйственного птицеводства.

IMG 0275Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

НИКОМУ НЕ НУЖНЫЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ ХЛАМ

Журнал «Строительство Москвы» в 1934 году писал, что стена «обратилась, по меньшей мере, в никому не нужный археологический хлам, не имеющий даже ценности исторического памятника, примера оборонительной техники того времени». В том же году в Москве провели субботник: участок Китайгородской стены от Ильинки до площади Ногина (сейчас Славянской площади) был полностью разобран для нужд метростроя.

IMG 0267Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

В том же году стену, как пережиток прошлого и ветхого, удалось разобрать практически полностью. Был уничтожен наиболее живописный (и самый ценный) участок от Варварских ворот до Третьяковского проезда. При сносе были найдены подземные ходы и камеры, клады, монеты и одежда XVII века.

IMG 0158Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

В 1966 году, чтобы открылся прекрасный вид на гостиницу «Зарядье» решено было снести участок стены и на Москворецкой набережной. Спустя два года историки вспомнили, что Китайгородская стена является древнейшим памятником архитектурного зодчества, и решили воссоздать её часть (1968-1973) в Китайгородском проезде.

IMG 0503Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

В подземном переходе на станции «Китай-Город» обнаружили древнее белокаменное основание Варварской башни, которое можно увидеть и по сей день.

37 85 H 113 e1556581319930Варварская башня Китай-города, конец 1920-х. Из архива Н.Д. Виноградова

ВОЗРОЖДЕНИЕ ИСТОРИИ

В 1995 году в Москве были восстановлены Воскресенские ворота с Иверской часовней. Утраченные святыни удалось восстановить с большой точностью, благодаря сохранившимся архивным документам. Стоит отметить, что тогда же воссоздали и Круглую башню с проломными воротами на Никольскую. Однако формы у нынешней башни, в которой располагается ресторан «Бургомистр» совсем не те, что были раньше.

В 2016 году, при строительстве парка «Зарядье», было решено отреставрировать участок стены в Китайгородском проезде и сделать его с крышей. Протяженность этого участка составляет 154 метра, а ширина — около пяти метров.

IMG 0585Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Птичью башню и участок Китайгородской стены в Театральном проезде в этом году планируют отреставрировать.

IMG 0293

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Текст © Антон Волошин / Москва меняется

Источник

Стена на китайгородском проезде

«Для открытия ее нужно
производить настоящие
раскопки»:

Проломные ворота из Псковского переулка на Москворецкую набережную. 1941 г., В.И. Семенов

В марте 1918 года по решению первого Совета народных комиссаров столица нового государства, Российской Советской Республики, была перенесена в Москву.

Органы власти «первого государства рабочих и крестьян» обосновались в реквизированных зданиях офисных и деловых центров Москвы — финансовых, банковских, промышленных конторах и роскошных отелях бывшего московского «Сити», в квартале Китай-города между Ильинкой и Варваркой и на Старой площади.

В 1922 году, после окончательной победы большевиков в Гражданской войне, Москва стала столицей СССР, в результате чего город получил мощный импульс градостроительного развития. Очевидно, что старое мелкомастеровое и торговое Зарядье не могло сохраниться в привычном виде. Новой форме государственности, поставившей задачу разрушения прежнего уклада и полного переформатирования устройства общества, было необходимо преобразить городское пространство.

Одним из важных вопросов в градостроительной повестке новой Москвы была дальнейшая судьба Китайгородской стены. Возведением ее в 1535–1538 годах руководил итальянский зодчий Петрок Малый (Фрязин), использовавший для проектирования стены передовые для того времени европейские принципы фортификации. Общая протяженность стены превышала 2,5 километра, высота 8–12 метров и толщина около шести метров делали стену особенно устойчивой перед артиллерийским обстрелом. Стены имели три уровня для «огневого боя» обороняющихся: печуры — глубокие ниши для тяжелых орудий «подошвенного боя», широкие галереи наверху с бойницами, предназначенные для пушек небольшого калибра и затинных пищалей. Первоначально Китайгородская стена имела 12 башен разной формы. Три башни, в том числе Варварские и Космодемьянские ворота в Зарядье, имели захабы — изломанные в плане, рукавообразные проходы, устроенные в целях лучшей обороны.

article 2 2

Обмерные чертежи китайгородских стен и башен в Зарядье начала XIX в.

Осаждающие прибегали к артиллерийскому обстрелу стен и бомбардировке города калеными ядрами. Решающий штурм состоялся 22 октября 1612 года. Не выдержав натиска, польский гарнизон сначала отступил в Кремль, а через четыре дня капитулировал. Стены и башни, поврежденные во многих местах в результате боевых действий, были капитально отремонтированы лишь в 1629 году. Перед ремонтом дворянин Аладин составил опись стены: «У Варварских ворот бито из пушек в 10 местах, а не заделано. От Варварских ворот до Кузьмодемьянских ворот,
что на Васильевский лужок, по городской стене 147 сажен. По загородью два двора патриарших подьячих. От Кузьмодемьянских ворот до Науголной башни 13 сажен. В углу у самые Науголной башни храм чудотворца Николы да святой мученицы Ирины. От Науголной башни подле Москвы-реки до Глухой башни по мере городской стены 119 сажен. В прясле были вороты к Москве-реке, ныне заделаны лесом». К тому времени были уже закрыты для проезда и Космодемьянские ворота, ранее служившие выездом с бывшей Великой улицы, которая к началу XVII века окончательно потеряла свое прежнее значение. Об этом сообщает «строельная книга» 1626 года царя Михаила Федоровича: «. А Зачатейскую улицу (бывш. Великую улицу. — Прим. авт.) учинити велели в четыре сажени (в ширину) потому, что она не проезжая, ворота Васильевские (Космодемьянские, выходившие на Васильевский луг. — Прим. авт.) затворены и в них не ездят».

Позже Китайгородские стена и башни неоднократно перестраивались — проезды в башнях заделывались, в стенах строились новые проломные ворота. В 1680-х годах, в правление Федора Алексеевича, главные башни, в том числе Варварские ворота, были надстроены нарядными шатровыми завершениями.

article 2 4

Восточный фасад Варварских ворот и части примыкающей Китайгородской стены. Обмерный чертеж. 1933 г., П.Н. Рагулин, Петраков

К началу XX века средневековая стена сильно обветшала, во многих местах, особенно в Зарядье, она была сплошь закрыта пристройками. Вдоль Москворецкой набережной еще в начале XIX века к стене с внешней стороны сплошной линией были пристроены несколько десятков лабазов — мелкооптовых хлебных складов по типовому проекту архитектора Осипа Бове. Изнутри к стене вплотную примыкали частные многоквартирные дома и неблагоустроенные задние дворы. Их владельцы и арендаторы использовали стену для хозяйственных нужд, пристраивая к ней склады и чуланы. В 1920-е годы некоторые башни обжили группы беспризорников. В своей статье 1925 года «К ремонту Китайгородской стены» реставратор, живописец и искусствовед Игорь Эммануилович Грабарь писал: «Во многих местах стена кажется бесследно исчезнувшей и для открытия ее нужно производить настоящие раскопки, а кое-где она и действительно срыта до основания и на ее месте воздвигнуты новые сооружения».

В 1925 году во многом по инициативе общества «Старая Москва» и в соответствии с постановлением Моссовета Центральные государственные реставрационные мастерские приступили к масштабным работам по реконструкции Китайгородской стены. В процессе были снесены обветшавшие лабазы вдоль Москворецкой набережной, расчищено от пристроек и внутреннее пространство со стороны Зарядья. Впервые за долгое время галерея Китайгородской стены в Зарядье оказалась освобождена, застелена асфальтом и вновь стала проходной. С внешней стороны вдоль Москворецкой набережной были высажены деревья и проложена пешеходная дорожка. Другим участкам Китайгородской стены повезло меньше.

Несмотря на все проекты интеграции стены в новый городской ландшафт и многочисленные обращения архитекторов и реставраторов, властями было принято решение о сносе большей части стены.

В 1934 году был разобран участок от Владимирских до Варварских ворот, включая последние. Уцелели лишь небольшие участки на площади Революции, за гостиницей «Метрополь» и в Зарядье вдоль Китайгородского проезда и Москворецкой набережной.

Китайгородские стены и башни в Зарядье на кинохронике 1947 г.

После войны, в 1947 году, по решению Совета Министров СССР Зарядье было отведено для строительства одной из восьми высоток, которые планировалось возвести в Москве к 800-летию основания города. В разгар строительства высотки, 16 апреля 1951 года, произошло обрушение верхней части прясла Китайгородской стены по Москворецкой набережной между Проломными воротами и Полукруглой башней. Причиной обрушения стали вибрации строительной техники, и вандализм строителей высотки, разбиравших стену для прокладки временных коммуникаций. Длина обрушившегося участка составляла около 45 метров. Еще раньше обрушились два небольших участка стены по Китайгородскому проезду. Встал вопрос, как поступить с полуразрушенным памятником истории и архитектуры республиканского значения.

article 2 6

Обмерные чертежи китайгородских стен и башен в Зарядье начала XIX в., на которых видны разрушения
1812 г.

Мосгорисполком и Управление строительства Дворца Советов выступили за скорейший снос стены, для чего создали свою инженерно-техническую комиссию, в то время как Академия наук и Союз архитекторов были против сноса и за реконструкцию сохранившейся части стен и башен в Зарядье, для защиты своей позиции они также создали свою комиссию. В письмах в Совет Министров и секретариат ЦК ВКП(б) архитекторы объясняли, что «сохранение древней крепостной стены по соседству с гигантским новым сооружением советской эпохи создаст в этом месте города очень яркое архитектурное сочетание» и предлагали «приостановить снос и принять срочные меры к реставрации этого уникального памятника, включив его в новую планировку Зарядья».

Точку в «войне комиссий» поставил лично Сталин. Распоряжением № 3489-р от 20 февраля 1952 года он предоставил Управлению строительства Дворца Советов право разобрать стены и башни вдоль набережной и проезда, обязав Совмин РСФСР исключить Китайгородскую стену на этих участках из списка памятников архитектуры.

Руинированный участок Китайгородской стены по одноименному проезду до реставрации ,1966 г.

К осени 1952 года не до конца разобранной осталась лишь часть прясла стены вдоль Китайгородского проезда. Она простояла в руинированном состоянии до 1960-х годов. Тогда, во время строительства гостиницы «Россия», очередного грандиозного сооружения советской эпохи, реставратор Петр Барановский спас от сноса и восстановил последний участок древней крепостной стены.

Источник

Острые углы утраченного: Трудная судьба китайгородской стены

Стены и башни Китай-города, возведенные в 1530-х годах, когда-то сформировали исторический каркас центра города, а потом были уничтожены как «бесполезный архитектурный хлам» во время советского градостроительного эксперимента. Тем не менее отдельные участки оборонительного сооружения сохранились, а его влияние на устройство центральных улиц ощущается до сих пор. Уже несколько десятилетий идея воссоздания Китайгородской стены занимает воображение специалистов по архитектурному наследию, да и просто неравнодушных жителей. Но что возрождать, а главное, в каком виде? И возможно ли это в условиях современного мегаполиса? Исследователь архивов по истории Москвы Илья Франс рассказал Strelka Mag о непростой истории этого сооружения.

Мечта о стене

Фото панорамы Кремля и Китай-города со Швивой горки, конец XIX — начало XX вв.

В 1989 году, в разгар перестройки началась кампания по воссозданию памятников архитектуры, уничтоженных советской властью: первым был воссоздан Казанский собор на Красной площади, за ним Иверские ворота Китай-города, храм Христа Спасителя. «Основным мотивом было общее покаяние, признание свершившегося преступления (против культурного наследия) и попытка сколь возможно загладить его последствия», — писал координатор движения «Архнадзор» Александр Можаев. Однако довольно скоро «воссоздание памятников архитектуры» встало на поток, начало сводиться к возведению стилизованных муляжей. Понятия «реставрация», «реконструкция», «реновация», «регенерация» смешались, причём не только в головах журналистов, но иной раз самих реставраторов и строителей.

Леонид Беляев — археолог, доктор исторических наук, член-корреспондент РАН: «Город очень изменился, но в нем, так сказать, негативом отразилась вся жизнь стены. Ее линия отлично чувствуется в плане всего Китай-города. Стену мы чувствуем постоянно и в расположении зданий, и в конфигурации уличной, дорожно-транспортной сети, и в отдельных реконструктивных маркерах вроде Третьяковского проезда. Но, с моей точки зрения, все попытки воссоздания Китайгородских стен и башен являются имитацией утраченного подлинника, что не очень целесообразно по многим причинам. Исторический процесс отразился на этом сооружении вполне определенным образом — и пытаться повернуть его вспять не особенно плодотворная идея».

Памятник без функции

Прямо выполняли свою оборонительную функцию стены и башни Китай-города лишь раз — в 1612 году, во время Смутного времени их штурмовало русское ополчение, выгонявшее из Москвы польский гарнизон. Последний раз стены и башни были масштабно отреставрированы после наполеоновской оккупации и пожара Москвы 1812 года. К 1917 году она сохранилась практически на всем своем протяжении, кроме Водяных ворот, снесенных еще в конце XVIII века. При этом в Зарядье — мелкооптовом и мастеровом «Заднем дворе» Китай-города — стена буквально обросла многочисленными лабазами, лавками и дешевыми доходными домами. Башни использовались как склады и подсобные помещения.

Угловая башня, Козьмодемьянские ворота и Варварская башня на фрагменте «Петрова чертежа» конца XVI в.

Угловая башня, Козьмодемьянская башня и Варварские ворота на фрагменте гравированного «Сигизмундова плана» начала XVII в.

После революции новая власть поставила своей целью создать из Москвы «образцовую пролетарскую столицу». Одним из вопросов была дальнейшая судьба стены. В 1925 году Моссовет начал ее реставрацию — были снесены обветшавшие лабазы и лавки, высажены деревья, замощен асфальтовый тротуар.

В 1933–34 годах, несмотря на многие проекты интеграции стены в обновленную транспортную инфраструктуру, Моссовет принял решение о сносе большей ее части. Уцелел лишь фрагмент стены за гостиницей «Метрополь», а также стены и башни в Зарядье, очередь которого пришла лишь через несколько лет.

Под сталинским катком

В 1940 году после череды архитектурных конкурсов Зарядье отведено для строительства 2-го Дома Совета народных комиссаров — высшего органа исполнительной власти СССР. Вся без исключения застройка района, включая Китайгородские стены и башни, подлежала сносу. Но авторы проекта 2-го Дома СНК — советские архитекторы братья Веснины (один из которых, Виктор Веснин — президент Академии архитектуры СССР) — убедили Совнарком в необходимости сохранения хотя бы некоторых особо древних и интересных сооружений.

Веснины предложили амбициозный проект «перенос отдельных памятников в Музей архитектуры в селе Коломенском», где до войны планировалось создать парк-музей архитектуры. Академия разработала план, реализация которого, произойди она сейчас, по праву могла бы стать сюжетом документального фильма какого-нибудь научно-познавательного телеканала: разбор Китайгородских стен и башен на блоки, их перевозка на баржах по Москве-реке и сборка в Коломенском «экспоната в натуре — подлинного уголка архитектуры XVI–XVII веков», в который бы вошли церковь Зачатия Анны, здание «Музея боярского быта» (Палаты бояр Романовых) — и Острый угол Китайгородской стены с круглой «Наугольной» и Космодемьянской башнями.

Летом 1941-го началась Великая Отечественная война — стройка 2-го Дома СНК в Зарядье была заморожена. Башни, стены, церкви и палаты остались на местах.

«Строительная жертва»

В январе 1947 года, к празднованию 800-летия города было издано постановление Совета Министров СССР «О строительстве в Москве многоэтажных зданий». Восьмой и одной из самых крупных «сталинских высоток» должно было стать административное здание в Зарядье по проекту Дмитрия Чечулина.

Высотное здание в Зарядье, проект, 1947 г.

Первоначальный генплан высотки предполагал сохранение Китайгородских стен с башнями. Однако в разгар строительства, 16 апреля 1951 года произошло обрушение парапетной части прясла стены по набережной. Согласно городской легенде, под обломками погибли дети. Комиссия Мосгорисполкома пришла к выводу, что «обрушение парапетной части стены протяженностью около 45 метров произошло в результате аварийного состояния».

Председатель Исполкома Моссовета 25 апреля 1951 года разрешил строителям высотки разбор стены, но Правление союза архитекторов обратилось с письмами в Совет министров и Секретариат ЦК с предложением спасти и отреставрировать памятник. Точку в споре поставил Сталин, предоставив 20 февраля 1952 года Управлению строительства Дворца Советов право разобрать стены и башни.

Благодаря энергии реставратора Петра Барановского перед разборкой с санкции главного архитектора Москвы были проведены обмеры и фотофиксация стен и башен по технологии архитектора Рувима Подольского. Не до конца был разобран лишь участок стены по Китайгородскому проезду — через пятнадцать лет, после постройки гостиницы «Россия», его отреставрируют.

Обмерные чертежи стен, Круглой угловой башни и Козьмодемьянских ворот, середина XIX в.

Обмерные чертежи верхнего яруса стены и башен Острого угла, середина XIX в.

Но в Зарядье были снесены лишь надземные части — уникальные с точки зрения инженерной мысли XVI века подземные белокаменные ярусы башен остались на своих местах, скрытые в культурном слое, исследованные в шестидесятых, во время строительства гостиницы «Россия».

Александр Можаев — реставратор, москвовед, координатор движения «Архнадзор»: «Если между воссозданием и музеефикацией ставить «или», то правильна завсегда музеефикация, так как она предполагает заботу о подлиннике, каким бы увечным он ни был. Опыт показал, что основания стен также сохраняют внутренние, интерьерные пространства — сводчатые комнаты «слухов» либо оружейных палаток. Это даёт возможность устроить здесь полноценный археологический комплекс».

Лужковская реновация Зарядья

С начала 90-х Правительство Москвы рассматривало разные проекты воссоздания стены. В 1995 в качестве пробного шага было решено восстановить фрагмент и башню на площади Революции — с 1992 года на этом месте располагались киоски, торговавшие пивом и водкой. Проект новодела был выполнен на основании чертежей Варварской башни, располагавшейся в Зарядье, — в ней поместился ресторан русской кухни. Дальше этого эксперимента воссоздание не пошло. Башню можно найти по адресу Театральная площадь, дом 5, строение 1.

В 2004 году, во время решения о сносе гостиницы «Россия» и коммерческом освоении территории Зарядья московские власти вновь вспомнили о Китайгородской стене.

План производства охранных археологических работ, 2004 г.

По распоряжению правительства Москвы институт «Спецпроектреставрация» еще с 2001 года начал подготовку проекта воссоздания фрагмента стены с Наугольной и Козьмодемьянской башнями.

На схеме 2004 года «объектов Китай-города, проектируемых мастерской №7 ГУП „Моспроект-2“» воссозданные Козьмодемьянские ворота, Наугольная башня интегрированы в предпроект «Культурно-делового и торгового центра „Славянская слобода“». Очевидно, как и на Театральной площади, дом 1 планировалось коммерческое использование полученных площадей.

Но проект предлагал воссоздание круглой Наугольной башни не на ее историческом месте, занятом сейчас проезжей частью набережной, а со смещением к северу — в границы существующего тротуара. По мнению экспертов, это решение противоречило духу научной реставрации.

Схема объектов Китай-города, проектируемых мастерской «Моспроекта-2»

К концу 2007 года был завершен демонтаж гостиницы и, наконец, утвержден финальный проект «многофункционального комплекса» — плод совместной работы знаменитого британского архитектора Нормана Фостера и мастерской «Моспроекта-2». В рамках проектирования комплекса группа реставраторов мастерской №13 «Моспроекта-2» предложила воссоздание на сохранившемся под землей фундаменте Космодамианских ворот, примыкающих к стене по Китайгородскому проезду. Воссоздание объема круглой Наугольной башни реставраторы считали возможным только на ее историческом месте.

Стена — Китайгородский проезд. Рисунок Космодемьянской и Наугольной башен в Китайгородском проезде, 20-е годы XX века, реконструкция Д.П.Сухова

Фантомные боли старой Москвы

В апреле 2008-го 9-й арбитражный апелляционный суд вынес решение о недействительности контрактов на строительство в Зарядье многофункционального комплекса — грандиозному проекту Юрия Лужкова было не суждено сбыться. После трехлетних обсуждений и споров, в 2012 году, было принято решение о возвращении территории в городскую ткань в роли общественного пространства — будущего парка «Зарядье».

В 2013 году прошел открытый международный конкурс на создание парка. По воспоминаниям Александра Можаева, «лишь в одном из проектов присутствовала игра в наложение контуров исторических планировок, лишь один проект предполагал воссоздание крепостной стены».

В 2014 году российский юрист и инвестор Дмитрий Шумков реанимировал замысел. В рамках строительства парка принадлежащий Шумкову МФК «Зарядье» планировал возвести вдоль Китайгородского проезда «культурно-выставочный кластер», интегрирующий в себя сохранившуюся часть Китайгородской стены. Снова возник вопрос — что делать с подземными остатками стен и башен? Как рассказывает руководитель одной проектной мастерской, московские архитектурные власти и Департамент культурного наследия тогда предложили новый замысел Мастерской №13 «Моспроекта-2» по музеефикации «Острого угла» в Зарядье — открыть для публики фундаменты подземные ярусы Космодамианской башни и когда-то существовавших тут упраздненных церквей.

Но в конце 2015 года миллиардер Шумков был найден покончившим с собой. При проектировании и строительстве парка проект музеефикации «Острого угла» так и не был реализован. В сегодняшнем парке «Зарядье» «огрызок» Китайгородской стены покрыт кровлей и превращен в ведущий из ниоткуда в никуда променад для гуляющих и туристов, в земле под газоном и плиткой спят белокаменные подвалы и фундаменты когда-то снесенных стен и башен — живая «московская античность».

Время для стены

Павел Гнилорыбов, историк-москвовед: «Что лучше — восстанавливать руины или помещать их в «сентиментальный» контекст, ученые спорят уже два века. Китайгородскую стену безумно жаль, однако полностью восстанавливать её довольно опасно — Москва и так полна сомнительных новоделов. Руины можно при желании дополнить легкими металлическими арками, которые бы давали представление о пространстве и объеме стен. Развитие средств виртуальной реальности тоже, собственно, снимает этот вопрос».

Администрация Юрия Лужкова смотрела на сентиментальную мечту москвоведов и реставраторов о воссоздании Китайгородской стены как на повод для новых коммерческих площадей в историческом центре. Команда Сергея Собянина, увлекшись благоустройством и реставрацией сохранившегося на поверхности, прагматично забыла об этой мечте.

Действительно, если по чертежам воссоздать ворота — что должно расположиться под их сводами, очередной музей или бар? А если не строить новодел, имеет ли смысл выставлять наружу подземные остатки того, что когда-то было разрушено? Непременно ли нужно оголить ренессансное подземелье времен Великой Московии, которое можно будет потрогать руками, как древнеримские амфитеатры или мосты? И как точно должно быть устроено это пространство?

Леонид Беляев: «Cубструкции стен и башен, возведенных итальянским архитектором, сами по себе являются роскошным, подлинным образцом инновационной европейской инженерной мысли, сохранившимся в центре Москвы. Поэтому, я считаю, фундаменты стен и башен стоило бы открыть для обозрения публики — вот тут возможно и оправдано креативное воссоздание, какие-то реконструктивные части, попытки показать сложные устройства субструкций и нижних частей стен, объяснить их своеобразие и функции».

А может быть, парк самодостаточен и без этих руин — ценность каждого квадратного метра газона вокруг храма Зачатия Анны в тени возрастных деревьев, оставшихся от сквера гостиницы «Россия», превышает возможные преимущества всех вариантов музеефикации? Поживем — увидим. Моды на разные способы обращения с наследием приходят и проходят. Как говорил Корней Иванович Чуковский, «В России надо жить долго».

Источник

Adblock
detector