стены константинополя в стамбуле

Стены Феодосия в Стамбуле: прогулка вдоль византийских укреплений Константинополя

lazy placeholder

Стены Феодосия – масштабная оборонительная конструкция Константинополя, расположенная на расстоянии около 1,5 км к западу от стен Константина. Это фортификационное сооружение было построено в начале 5 столетия. В этот период резко возросла угроза вражеских набегов. Плюс, город активно развивался, его территория увеличивалась, границы расширялись, и их необходимо было укреплять, чтобы увеличить обороноспособность.

Сухопутные оборонительные стены Феодосия относительно хорошо сохранились до наших дней, в отличие от морских. Тем, кто интересуется историей и хочет увидеть одно из легендарных мест, дошедших до нас со времен Византии, стоит совершить путешествие вдоль каменных укреплений Константинополя.

Стены Феодосия: история возведения

lazy placeholder

Возведение стены стартовало в 405 году, когда во главе Восточной Римской империи стоял император Аркадий (383-408 гг.). Строительство длилось около 18 лет и было завершено лишь к 423 году, когда у власти уже в течение 15 лет находился Феодосий Второй. Оборонительное сооружение имеет мощнейший фундамент, который по размерным параметрам ничуть не уступает его наземной части. В работе строители применяли классическую технику, чередуя каменную кладку и плинфу. Протяженность стены Феодосия составляет 5630 метров.

Конструкция имела 110 башен, в семнадцати из которых были входные группы (ворота). Башни имели фурму квадратов, шестиугольников и восьмиугольников. Чаще всего они строились трехъярусными: два верхних этажа играли роль площадок для боевых действий, а нижняя часть была отдана под казармы, подсобные помещения, комнаты для караульных, складские зоны и т.д. Расстояние от одной башни до другой составляет порядка 55 метров. Между их вершинами стена имеет высоту до 18 метров, а также впечатляющую толщину в 5 метров. Одна из основных частей стены – это триумфальная арка, названная именем Феодосия Первого. Именно она стала основным входом в город и получила затем название Золотые ворота.

lazy placeholder

Стены Феодосия, Константинополь

Но возведением сухопутных укреплений повышение обороноспособности Константинополя не завершилось. С морской стороны его тоже активно защищали. Так, стена, протянувшаяся вдоль побережья залива, была достроена от Платейских ворот до болота. Этот участок, именуемый Пропонтидским, достиг длины в 8460 метров. Но и это еще не всё! В 448 году город дополнительно прикрыли с материковой стороны протехисмой второй линией стен, достигавшей высоты в 8,5 м.

То есть, как с сухопутной, так и с морской стороны столицу империи защищали целых две линии каменных стен. Как известно, Константинополь омывается водами моря с трех сторон, и укрепления сделали его неприступным для врагов на несколько столетий. На тот момент вражеские войска не были настолько подготовлены и вооружены, чтобы вести боевые действия и на суше, и на море. Тем более, с сухопутной стороны город всегда мог пополнять запасы продовольствия и всего необходимого при помощи союзников. В общем-то, без еды горожане не оставались в самые тяжелые периоды – море богато рыбой, поэтому пропитание было обеспечено.

lazy placeholder

Все ворота оборонительных сооружений делились на военные и гражданские. Первые, естественно, отворяли исключительно для борьбы с неприятелем, а вторые служили для перемещения жителей и упрощали сообщение между кварталами, находившимися за чертой города. К гражданским воротам вело множество дорог. Они соединялись с Константинополем при помощи массивных, но легких мостов из дерева. Мосты были сконструированы таким образом, чтобы их можно было оперативно разобрать и сжечь, а под ними находился широкий (20 м) и очень глубокий (10 м) ров. Таким образом, как только переправы устраняли, город превращался в неприступный остров.lazy placeholder

Сухопутные стены дошли до наших дней практически с неизменной протяженностью. Но они находятся в плачевном состоянии. Наиболее сохранившейся можно назвать ту часть оборонительной конструкции, которая была предназначена для защиты Влахернского дворца. В этом месте конструкция была четырехрядной и очень крепкой. Основная внутренняя стена возвышалась до 20 метров над землей, а толщина ее достигала 4 метров. В укреплении имелось порядка 120 башен разных размеров и формы. Наиболее яркое впечатление сегодня производят «Башня Анемы» и «Башня Исаака Ангела».

Золотые ворота (Altınkapı)

lazy placeholder

Золотые ворота сегодня

На сухопутных стенах Феодосия это первые ворота, обращенные к побережью Мраморного моря. Самые изестные ворота, под названием Алтын Капы, «Старые Золотые Ворота» (Porta Aurea) — главный парадный вход, который использовался специально для триумфального въезда императоров в город. Виа Эгнатия (Via Egnatia), дорога римской эпохи, которая идет в направлении Эдирне, когда-то проходила через эти ворота и доходила до Софийского собора и императорского дворца под названием «Мезе». Название «Золотые ворота» появилось из-за декоративного элемента — золотых крыльев, которые были добавлены в 425 г. до н.э. Это была триумфальная арка с памятниками на ней, позднее соединенная с городскими стенами. В настоящее время она находится посреди кладбища и заросла сорняками.

В последний раз торжественный въезд в город через «Золотые ворота» совершил император Мануил Первый Комнин. Произошло это после возвращения из похода в Паннонию в 1156 году.

Известно, что Золотые ворота были примером для зодчих, позднее сооружавших подобные «золотые» конструкции на Руси.

Белградские ворота (Belgrad Kapı)

lazy placeholder

Белградкапы — «Белградские ворота» (Porta Ksilokerkos) раньше называли «Kapalı Kapı» (Закрытые ворота), потому что они были забиты камнями в 12 веке. Позже, в 1886 году, их вновь открыли для доступа к греческой больнице Балыклы. Название ворот происходит от того факта, что заключенные, привезенные из Белграда, который был завоеван османским султаном Сулейманом I, были размещены за ними. Там были оборонительные башни.

Силиврийские ворота или ворота Пиги (Silivri kapı)

lazy placeholder

Силиврийские ворота появились в проеме, образовавшемся после строительства двух массивных восьмиугольных башен. Один из фасадов южной башни украшен надписью: «Эти ворота Живоносного источника, хранимого Богом, были восстановлены при содействии и за счет Мануила Вриения Леонтариса — преданного слуги благочестивейших императоров Иоанна и Марии Палеологов в мае месяце 1438 г.». Если двигаться в левую сторону от этого места и пройти порядка 250 метров, то можно было дойти до Балуклийской монастырской обители, вокруг которой произрастал живописнейший лес.

Ну а мы продолжим наш путь вдоль стен Феодосия к Регийским воротам.

Мевлана капы или Регийские ворота (Mevlana kapı)

lazy placeholder

Византийский полководец, который спас город от латинского вторжения, пробрался в город через эти ворота. Ворота Мевланакапы (Porta Rhegion) получили свое название в честь Дворца Дервишей Мевлеви, расположенного за стенами. Это самые оригинальные ворота, относящиеся ко времени правления Феодосия, построившего городские укрепления. Византийцы именовали их «русскими», поскольку общины русского происхождения, живущие за стенами, могли войти в город только через эти ворота.

Еще одно наименование Мевлевихане – ворота партии «красных», одной из двух, наряду с «белыми», старейших партий ипподрома. Если присмотреться, то на внутренней части входной группы можно увидеть высеченную на камне надпись: «Победа Константину, господину нашему, Богом хранимому, партией “красных”». По одной из версий, это те самые ворота, на которых русский князь Олег водрузил свой щит, завершив осаду Царьграда в 906 году.

Ворота Топкапы (Topkapı kapı)

lazy placeholder

«Ворота Топкапы» (Porta Romanos) — это один из символов Константинопольского завоевания, поскольку султан Мехмет Завоеватель вошел в город именно через них. Ворота были разрушены во время осады, но в последствии восстановлены. Их назвали в честь пушечных ядер в стене и турецких канонов, которые были размещены здесь. Теперь они расположены на большой улице. Имеется также терраса под названием «периболо», которая была построена между 15-метровыми внутренними стенами, чтобы предоставить солдатам достаточно места для передвижения.

Адрианопольские или Харисийские ворота (Edirnekapı)

lazy placeholder

Место, в котором находятся Ворота Эдирнекапы (Porta Harisius, Andrinopolis, Полиандрион), является одним из семи холмов Стамбула. Они получили такое название потому, находится на пути в провинцию Эдирне. Владельцы торговых лавок, которые привозили товары, могли войти в город только через эти ворота, поэтому первый район в этих стенах называется «Карагюмрюк» (Черная таможня). Османские султаны, которые вступали на престол, также входили в город через эти ворота. Это была своего рода церемониальная входная группа. Сегодня в этом месте находится огромный проспект.

Калигарийские ворота (Eğrikapı)

lazy placeholder

Эти ворота располагаются в стенах Мануила Комнина. Строительство ворот происходило в период между 1143 и 1180 годами. Территориально расположены на участке стены между Гиролимнивыми вратами и калиткой Порфирогенета.

Калигарийские ворота (Porta Regia, Kaligaria) также именуют воротами «Eğrikapı» или Кривыми воротами. Такое название произошло от извилистой дороги, расположенной поблизости. Еще говорят, что ворота когда-то называли Eğrikapı (Эрикари), так как иммигранты, прибывающие из Эгирида, селились в близлежащих районах. Во время попыток завоевать Константинополь самые кровавые битвы происходили именно возле этих ворот, и мертвое тело последнего византийского императора было найдено непосредственно рядом с ними.

В статье приведены далеко не все ворота, которые размещались в укрепительных стенах — многие сохранились и по сей день, но далеко не все находятся в хорошем состоянии.

Многие отреставрированы, но вы легко сможете различить новую и старую кладку стен. Ну а ров, что находился за внешними сухопутными стенами, был засыпан.

Мраморная башня (Mermer kule)

lazy placeholder

Мраморная башня раньше и сейчас — ранее находилась у самой воды

Строительство Мраморной башни (Мермеркуле) было завершено в 15 столетии. Когда-то на этой территории располагались другие укрепительные сооружения. Здесь морские стены объединялись с наземными. Башня действительно выполнена из мрамора в своей нижней части.

Стена была построена почти на береговой линии, минуя гавани и набережные, и имела высоту 12–15 метров, с тринадцатью воротами и 188 башнями. Общая длина составила почти 8 460 метров, а еще 1080 метров составляет внутренняя стена гавани Вланга. Несколько участков стены были повреждены во время строительства прибрежной дороги Кеннеди Джаддеси в 1956–57 годах. Близость стены к морю и сильные течения Пропонтиса гарантировали, что восточные и южные берега полуострова были сравнительно защищены от нападения, а стены, наоборот, должны были стать защитой от самого моря: волнорез был расположен напротив их основания, а мраморные валы использовались в качестве связующих элементов в основании стен для повышения их структурной целостности.

Пешая прогулка вдоль стен Феодосия

lazy placeholder

Любители пеших прогулок и византийской истории, могут совершить небольшое путешествие вдоль сухопутных стен Феодосия. На вашу прогулку может уйти от 3 до 5 часов, в зависимости от скорости перемещения.

Не забудьте, что стоит одеть удобную обувь и комфортную одежду, ведь вам придется совершить небольшой поход.

Не стоит совершать путешествие в одиночку, особенно туристам-женщинам, так как в некоторых местах, стены пролегают через небезопасные районы.

Расстояние от крепости Йедикуле (Золотых ворот) до Калигарийских ворот составляет около 7 километров вдоль стен. Но так как вы не всегда будете идти в непосредственной близости от них, расстояние может быть чуть больше или меншье. К тому же, стена продолжается за Влахернским дворцом и являлась частью Влахернского участка обороны. Эта часть стены была простроена при правлении императора Мануила I Комнина (1143-1180 гг.). Этот участок сухопутной обороны начинался от дворца Порфирогенета (сегодня — Tekfur sarayı).

Стены Феодосия: как добраться?

Начать свое путешествие вдоль стен Феодосия можно от крепости Йедикуле. На данный момент (2019 год) она на реставрации, но вы можете осмотреть ее снаружи и начать путь от Золотых ворот. Добратья до крепости Йедикуле можно на метро линии Мармарай — от станции Сиркеджи (Sirkeci), доехав до станции Казлычешме (Kazlıçeşme). От Султанахмет вы можете пройти до станции Сиркеджи пешком (около 10 минут) или доехать до нее на трамвае линии Т1.

Источник

Стамбул, часть IX: Стены Константинополя

Я не знаю, есть ли хоть один иной город в истории, что осаждали так часто, как Константинополь — «объект всемирного желания», по словам одного из турецких летописцев. Всезнающая Вики подсказывает почти два десятка попыток, хотя иные кавалерийские наскоки трудно назвать осадами. Но тем не менее эти стены видели гибнущих у их подножья персов, авар, арабов, русов, болгар, европейцев из многоязыкого крестоносного воинства и самих греков во время гражданских войн и попыток вернуть себе город обратно. Турки до взятия Константинополя в 1453 году неоднократно подступались к столице Византии, но один раз их отвлек от города очередной крестовой поход, в другой раз Царьград по иронии судьбы спас грозный Тамерлан, устроивший жуткий разгром османам у Анкары, а еще одну осаду горожане смогли отбить. Вдоль этих древних стен, руин и реставрированных участков я прошел за несколько часов и теперь покажу, что я там увидел.

На приведенной выше фотографии османской репродукции видно, почему завоевателям приходилось штурмовать город с суши. Стены, окружали Царьград со всех сторон, в том числе и моря, и взять столицу империи лихим морским десантом было невозможно. А флот Византии неоднократно сжигал греческим огнем корабли неприятеля посягающие на имперское господство на море. Первые стены в городе воздвигнул сам Константин Великий, пройдя в 328 году н.э. пешком с копьем в руках от Золотого Рога до Мраморного моря и прочертив границы будущей столицы. Эти стены уже тогда были достаточно внушительны, чтобы отвадить вторгнувшихся готов от попыток взять город в 378 году. Впоследствии, ни были снесены, чтобы дать простор новым кварталам Константинополя. На схеме ниже, взятой из книги серии Osprey Military, они показаны прерывистой чертой.

Префект империи Флавий Антемий (нечто вроде премьер-министра), регент при малолетнем императоре Феодосии II, затеял грандиозное строительство новых стен города, длившееся с 408 по 423 годы, и навсегда оставившее в истории его имя, как человека, чье творение пережило десятки базилевсов и султанов и до сих пор удивляющее размахом и высотой стен. И, как это часто бывает, создатель не дожил до конца работ на своем детище. Растущий город нуждался в новых территориях, и новые стены должны были увеличить его почти вдвое. Население, понимая, что в этом мире, полном набегов гуннов и других варваров, стены учат строить не друзья, а враги, с энтузиазмом поддержало начинание и дополнительное налоговое бремя во имя постройки, причем без исключений, будь то аристократ, или простой горожанин. И даже непримеримые цирковые партии прасинов и венетов, с удовольствием всегда ищущих повод подраться друг с другом, дружно принимали участие в финансировании и работали на постройке, среди тысяч других строителей.

На своем крайнем северном участке, от Мраморного моря до примерно ворот Эгри-Капы (вернитесь вверх ко схеме) стена причудливо реставрирована, целиком восстановленные стены и башни чередуются развалинами и огрызками башен, чтобы вновь сменится монолитностью кирпичей и камней. Здесь особенно приятно ходить под тенистой сенью стены и деревьев, следуя вдоль тропинки и касаясь рукой тысячелетних камней в основании башен. Кое-где насыпь шоссе подходила совсем близко к стенам, и тогда можно было забраться повыше и снимать монументальные виды уходящие к Золотому Рогу.

Тут же есть хорошо сохранившаяся лестница и можно влезть наверх, что и делает куча туристов. Поднимемся и посмотрим вид с внутренней стены. Старый город традиционнно малоэтажен, и крыши уходят вдаль. А внизу небогатые районы с натуральными развалинами домов прямо под стеной, с которыми причудливо соседствуют новенькие строения.

К одной из башен можно подняться, потому что турки заложили одну лестницу крайне некачественно, просто превратив ее в еще более крутую лестницу. Это никого не останавливает, я вот лично там встретил наверху украинцев, которых тоже никакие преграды не помешали устремиться наверх.

А от башни, если забраться повыше, то открывается шикарный вид на стену, уходящую к Золотому Рогу.

Идем дальше. Стена от ворот Эдирне до широкополосной магистрали Vatan Сaddesi и после нее до ворот Топкапы сохранились хуже всего, потому что именно тут в 1453 году было направление главного удара турецкой армии при штурме города, и я не позавидую бойцам в тех башнях, снесенных до основания артиллерией турок.

Орудия не отличались сильной надежностью, часто трескались, а то и вовсе разрывались, калеча прислугу. Одно из таких искуственно выполненных муляжей орудий показано вышедшим из строя.

Сам молодой султан, конечно же на белом коне. Многие из его приближенных, помятуя о десятках неудачных осад города сильно сомневались, что смогут взять Царьград и отговаривали Мехмеда от штурма, предпочитая медленно, но верно осаждать город. Но султан был непреклонен, и в конечном счете оказался прав.

Панорама выполнена с подробнейшим вниманием к деталям вооружения и костюмам, что особо ярко проявилось на изображении волны конницей посланной в атаку в пробитый проем. Сомневаюсь, чтобы это было на самом деле, коням явно не пройти в узкой для кавалерийском лавы проходе между кусков стены и тел погибших, но для вящей эпичности и не такое нарисуешь.

Кстати, право носить одеяние в виде шкуры малоазийского леопарда и особые прямоугольные щиты могли только особо отличившиеся храбростью в сражениях воины.

Что мог противопоставить давно обезлюдивший Город стотысячной армии Мехмеда Завоевателя? Всего лишь около восьми тысяч человек, местных греков, волонтеров из итальянских городов-государств и каталонских колонистов. И даже отряд турок некого принца Орхана, претендента на турецкий престол. Им было нечего терять и нельзя было ждать пощады от соплеменников. Защищать стены, только сухопутная часть которых длится свыше 5,5 км от моря до Рога этой горсткой бойцов было невозможно, во многих башнях на второстепенных участках было всего по три-четыре человека. И тем не менее осажденные героически сопротивлялись два месяца и даже, по мнению, турецких художников отстреливались разрывающимися сосудами с греческим огнем, чей секрет изготовления или доступ к ингридиентам был утерян византийцами к XII веку.

Анекогда неприступные стены впереди перед осаждающими. Как гласил аудиогид, показана решающая атака на участке проломленном орудиями, но артиллерия продолжает бить по защитникам на башнях и крепостным стенам. В атаку идут все новые и новые отряды турок, вплотную к стенам подогнаны осадные платформы, на башнях с еще вывешенным двуглавым гербом Византии уже кипит рукопашная схватка. Очень динамичная картина.

Снял телевиком происходящее на одной из башен, художники даже на пределе видимости человеческого глаза не поскупились на детали. Один из турецких воинов с красным османским военным знаменем показывает, что башня захвачена. Но бой еще кипит, рядом турок с причудливым осельцом на затылке душит защитника. На левой стороне идет рубка на мечах, одного защитника башни сбросили вниз, а один из турок скидывает захваченное знамя с двухглавым орлом к подножью.

Замечательная панорама для всех любителей военной истории, обязательно побывайте там. Местые приходят туда всеми семьями, как я уже говорил выше, падение Константинополя в 1453 году считается одним из главных вех в истории турецкого народа. А я пошел дальше вдоль истерзанного осадными орудиями участка стен. Страшное зрелище, если представить каково было защитникам города, что бессильно наблюдали, как некоторые башни расколываются буквально надвое под ударами ядер страшных турецких пушек.

Внешние стены снесены подчистую, от внутренних осталось меньше половины, но можно оценить толщину стен.

На южном участке стены сохранились лучше или вовсе были заново отреставрированы, но самое неожиданное, что сейчас там примерно на протяжении от Ворот Региума до Белградских ворот все внешнее пространство перед шоссе занято. огородами, на которых вовсю трудятся местные жители. Соответственно, идти вдоль стен уже невозможно и приходится снимать с тротуара. Эти огороды незаметно все расширяются и расширяются по мере продвижения на юг.

Зашел в одни из ворот на этом участке, уже точно не помню в какие именно. Местное население, увидя камеру, дружелюбно улыбается из машин. Пространство-перибол между стенами завалено ящиками и заставлено теплицами.

А я просто захотел еще раз залезть на стену и посмотреть сверху на город. В одной из разрушенных башен намусорено, что в общем-то нехарактерно для стен.

Между Белградскими и Золотыми воротами опять идет разрушенный участок стены, то ли от последствий штурма, то ли от землятресений. Хотя сами Белградские ворота отреставрированы.

Внутри одной из башен в стороне от ворот порядком закопчено, в другой по соседству, скоро вырастет целый лес.

И на учатке Золотых ворот до Мраморного залива турки разбили отличный парк с газонами и продолжают вести работы дальше к северу. В идеале, можно построить фантастическое по туристической привлекательности место для прогулок, если убрать огороды и превратить внешнюю сторону стен в сплошную пешеходную зону. Но местные жители будут явно против. Стены же на крайне южном участке весьма причудливо чередуют отреставрированные сегменты и сплошные развалины.

Для строительства прибрежного шоссе часть укреплений была разобрана, и теперь Мраморная башня, одиноко стоящая на берегу моря, смотрится сиротой. Когда-то сухопутные стены смыкались здесь с морскими, а башня служила частью парадной императорской пристани. Когда такси из аэропорта проносится мимо башни, знайте, что вы въезжаете в город там же, где это делали императоры, возвращаясь из морских прогулок.

На берегу Мраморного моря стены сохранились куда лучше, чем на берегу Золотого Рога, и я еще немного прошел вдоль них. Они явно несут в себе следу позднейших достроек.

Посидел немного на берегу Мраморного моря, поглазел на проходящие по форватеру Боспора морские суда, а потом вышел к дороге, махнул рукой таксисту в желтой машине, тот тут же сманеврировал через две полосы к обочине и увез меня за десять лир к мечети Шах-Заде, где я ужином отметил свою историческую прогулку. На этом все о стенах Константинополя и это мой последний тематический пост о Стамбуле. Древние укрепления стоят того, чтобы прогуляться по ним. В следующий раз напишу заключительный традиционный пост-калейдоскоп с фотографиями вразброс, о людях и памятниках, не вошедших в предыдущие очерки.

Источник

Как люди и дроны изучают стену Константинополя

Византийские древности переходят на цифру

Стена Константинополя — это самая крупная средневековая крепость, которая сохранилась до наших дней. Огромный двадцатикилометровый периметр включает более 300 башен и двенадцать километров стен. «А число башен в ней по числу дней в году, а число ворот — по числу месяцев»,— писал в конце XV века в своем описании Константинополя русский дипломат Мисюрь Мунехин. Несмотря на почтенный возраст (стене более 1500 лет), она неплохо сохранилась и до сих пор составляет важную часть любого вида Стамбула или Константинополя. Со стеной в той или иной форме сталкивается любой, кто попадает в историческую часть города. Подходите ли вы к Стамбулу на пароходе, выезжаете на машине или заходите пешком — вам не миновать стены.

KMO 148127 01806 1 t218 223119 KMO 148127 01806 1 t218 223119

Стамбул. Турецкая миниатюра конца XXVII века. Хранится в библиотеке Стамбульского университета

Фото: DeAgostini / Getty Images

Стамбул. Турецкая миниатюра конца XXVII века. Хранится в библиотеке Стамбульского университета

Фото: DeAgostini / Getty Images

Роман Шляхтин, PhD, научный сотрудник Университета Майнца

Первую стену в этом городе построили жители древнего Византия, маленького города, который располагался на месте современного дворца Топкапы. От этого города сейчас осталась одна колонна, которую жители Византия поставили в благодарность императору Клавдию за спасение от готов, которые угрожали им набегом. Как и многие другие памятники, колонну лучше всего видно с моря. После императора Клавдия город сначала снес, а затем построил император Септимий Север. Он окружил его стенами, которые проходили в районе стен современного дворца Топкапы и включали в себя Ипподром. Однако первые большие стены построил основатель Константинополя император Константин Великий. В 330 году он перенес в маленький Византий столицу Римской империи, переименовал город в Константинополь, построил в нем дворец, ипподром, христианскую церковь (который за отсутствием других храмов называли η εκκλεαια, the церковь), форумы, центральную улицу и стены. Стены проходили посередине дворцового мыса, в районе современного бульвара Ататюрка, которые по аналогии с Москвой можно назвать Бульварным кольцом.

Однако этих стен оказалось мало. Через сто лет после смерти Константина Западная часть его империи пала, а Константинополю стали угрожать мигранты с севера — готы и гунны. Чтобы защитить город от мигрантов потомки Константина — Аркадий и Феодосий — распорядились построить новые стены. Они должны были протянуться от моря до моря, от впадины Мраморного моря до холма над заливом Золотой Рог. На самом холме стены строить не стали: считалось, что кочевники не смогут преодолеть крутой холм. Эти стены, построенные, по легенде, за пять лет, а на самом деле — за 15, если не за 20 лет, мы и называем главными стенами Константинополя — стенами Феодосия. Более 90 башен и пролетов основной стены и 7 только сохранившихся ворот — таков масштаб работ смогли освоить мастера поздней античности в период с 405-го по 413 год. В течение нескольких лет к ним добавились внешние стены и башни, создавшие комплекс укреплений, равных которым не было в Средневековье.

KMO 148127 01807 1 t218 194246 KMO 148127 01807 1 t218 194246

Для своего возраста стена Константинополя – а ей более 1500 лет – сохранилась очень хорошо. Слева направо: схематический рисунок, две гравюры середины XIX века, современная фотография

Фото: DeAgostini / Getty Images

Для своего возраста стена Константинополя – а ей более 1500 лет – сохранилась очень хорошо. Слева направо: схематический рисунок, две гравюры середины XIX века, современная фотография

Фото: DeAgostini / Getty Images

Сверху сражающихся в пространстве между стен прикрывали башни основной стены — огромные квадратные сооружения, по 12 м в высоту. На верхнем этаже каждой башни сидели лучники, которые могли расстреливать врага на подходе к стенам. Позже, в средневизантийский период, на вершинах башен появились дополнительные платформы для камнеметов, которые прикрывали дальние подступы к городу. На внешней стороне башен располагались надписи, которые сообщали каждому грамотному путешественнику о том, стараниями какого императора была построена (или восстановлена) эта башня. Но главным чудом стены были ворота, через которые путешественники попадали в город. Это были огромные сооружения, до 20 м в высоту, украшенные статуями и резными рельефами, с мостами, караулами, проездом для телег и животных и с табличками, которые вновь и вновь сообщали путникам о деяниях императоров. Главными воротами стены были Золотые — в них с победой входили в город и потомки Константина, и основатель поздней Византии император Михаил VIII Палеолог. С башен ворот открывался прекрасный вид на город и его округу — от моря и до моря, от Святой Софии и до островов Мраморного моря.

KMO 148127 01805 1 t218 223119 KMO 148127 01805 1 t218 223119

Фото: DeAgostini / Getty Images

Фото: DeAgostini / Getty Images

Стена как образ жизни

В османское время стены Константинополя оставались приютом для людей, которым не было места в центре города. Здесь жили мигранты, опальные янычары, цыгане, христиане, армяне и евреи. В воротах размещались лавки с сомнительными товарами, некоторые башни использовались под трактиры, а входящий в состав стены Дворец Порфирородного был одно время трактиром, потом — зоопарком, а затем вообще публичным домом.

Ситуация изменилась только в ХХ веке, когда Стамбул потерял столичный статус, но зато резко вырос в размерах. После Второй мировой войны стремительная урбанизация положила конец размеренной жизни Старого города. Приезжающие на фабрики рабочие искали дешевого крова над головой — и в ответ на их запрос вдоль стены возникли кварталы фавел, геджеконду, в которых селились самые бедные и бесшабашные жители Нового города. При этом место вдоль стены считалось не очень благополучным и хорошим. С внешней стороны стены дела обстояли лучше: в южной части там тянулись огороды, которые с давних времен возделывали уроженцы провинции Кастамону. В северной части вдоль стены проложили магистраль с фонарями, которая резко увеличила безопасность туристов.

Местные жители побаивались византийских памятников и старались без особой нужды не пересекать их. Это сказалось на образе стены в турецком кинематографе. В эпоху расцвета черно-белого кино его герои используют стену для тайных свиданий и встреч. Усатые бандиты выясняют на стене отношения, а пьяницы, взяв бутылку на троих, забираются повыше, чтобы насладиться панорамой и избежать полиции. Не обошлось и без курьезов: в турецкой версии сказки «Волшебник изумрудного города» злая Колдунья живет в византийской стене, которую главные герои разрушают с помощью пушек.

Со времен расцвета турецкого кинематографа прошло много времени. Стамбул изменился и стал гораздо более современным. Кварталы вдоль стены постепенно похорошели, вытянулись в высоту и обзавелись собственными парками. Однако маргинальный характер у памятника остался — и стена до сих пор остается приютом для людей, которым нет места в центре города. В домах вдоль стены живут мигранты из стран Ближнего Востока, в одной из башен комниновского времени держат бойцовых собак, в некоторых башнях живут бомжи, а в район между главной и внешней стеной у ворот Святого Романа лучше не заходить ни днем ни ночью. Прямой агрессии там опасаться не стоит, однако попасть в неприятную ситуацию можно. Это касается и исследователей, которые год за годом изучают памятник.

Люди под стеной: как европейцы и турки изучают стену

Изучать стены начали еще во времена Османской империи. Западные путешественники обратили внимание на надписи на стенах и прочли некоторые из них, греческие интеллектуалы составили первые описи. Однако серьезное исследование стен началось уже во времена Турецкой Республики. Основатель государства Мустафа Кемаль Ататюрк хорошо понимал важность наследия Турции. Он превратил Святую Софию в музей — и при его последователях немецкий исследователь Шнайдер смог спокойно описать все византийские памятники Константинополя, а затем заложить основы исследования стен. В середине ХХ века стены Константинополя, не раз спасавшие византийцев от гибели, спасли и немецкого ученого: после краткой работы переводчиком на Восточном фронте Альфонс Мария Шнайдер провел 1943 и 1944 годы в безопасном Стамбуле, где завершал работы по топографии Константинополя.

После войны дело Шнайдера продолжил его коллега Мюллер-Винер, а также турецкая исследовательница Неслихан Асутай. Вместе со своим супругом, берлинским профессором Арно Эффенбергером, она составила каталог стен и башен, а также нашла потерянные ворота Святого Романа, в районе которых в 1453 году шел самый страшный бой. Публикация найденных ворот вместе с воротной балкой, на которой было написано «Ворота (квартала) Святого Романа», привела к началу новой битвы за стены. Американские ученые Вальтер Ханак и Мариос Филиппидес не поверили в находку турецкой исследовательницы и объявили, что брус ворот попал в пространство между стен случайно во время строительных работ. Это привело к началу активного спора между исследователями, который продолжается по сей день. В результате этого спора стало ясно, что о стенах города во время штурма 1453 года мы знаем гораздо меньше, чем казалось ранее. Несмотря на то что описание падения города сохранилось более чем в 50 разнообразных источниках, мы до сих пор не можем понять, где именно стояли османские пушки, как погиб последний император Константин XI и через какие ворота османы впервые вошли в город. Это заставляет ученых искать новые методы описания прошлого.

KMO 148127 01804 1 t218 223119 KMO 148127 01804 1 t218 223119

Фото: DeAgostini / Getty Images

Фото: DeAgostini / Getty Images

Изучение Константинополя в современных условиях затруднено бюрократическими проволочками. Стены являются, с одной стороны, достоянием города, а с другой стороны — достоянием турецкого государства. Более того, с конца 90-х стены Константинополя — это еще и памятник ЮНЕСКО, все изменения на котором теоретически должны согласовываться с международной общественностью. После того как мэр Стамбула Реджеп Тайип Эрдоган стал главой турецкого государства, эти процессы значительно ускорились. На стенах начался процесс сложной реконструкции. «Качество реконструкции очень разное на разных участках»,— оценил ситуацию на условиях анонимности крупный российский византинист. Именно из-за возможных потерь качества ученым, которые не вовлечены в работы по освоению реставрационного бюджета, потребовалось срочно составить современное описание стен.

За работу взялась команда во главе с опытным археологом Энгином Акюреком из частного Университета Коч. Первым делом Акюрек сформировал из своих учеников команду фотографов, задачей которых было обойти все наземные стены Константинополя, от Мраморной башни на юге до Влахернских укреплений на севере. В состав команды фотографов входили два специалиста и студент-коммуникатор. Он хорошо знал живущих вдоль стены людей и специфику районов. Это позволяло фотографам проникать в запертые дворы мечетей, огороды пожилых жителей города и входить без страха в дома мигрантов. Подстраховывая друг друга, фотографы снимали каждый участок стены с разных ракурсов. Не обошлось и без эксцессов: в одном месте доступ к стене удалось получить после пожертвования консервов в собачий приют, в другом месте археологам предложили помощь местные уважаемые люди.

После того как фотографирование было закончено, к проекту привлекли лучших турецких программистов. Совместное финансирование проекта Университетом Коч и греческим благотворительным фондом Ставроса Ниархоса позволило привлечь к нему талантливых разработчиков из Стамбула. Они создали цифровую карту, в которую можно было вкладывать графику и тексты по стене. Параллельно с этим к работе приступили историки и археологи. Международная команда во главе с профессором Никосом Контоиоаннисом начала описание стены. В течение года один раз в неделю группа из четырех ученых приезжала в Старый город и методично описывала стены. Работа ученых не вызывала особого внимания у людей, живущих под стеной, ибо они привыкли к иностранцам, которые бродят вдоль древних укреплений. Только один раз в воротах Топкапы пожилая жительница города остановилась посмотреть на археологов. «Наши-то сами не знают, что здесь стоит, а иностранцы, видишь, интересуются»,— сказала жительница города и пошла по своим турецким делам.

Используя собранный фотографами материал, специалисты башня за башней «обрабатывали» стену, тщательно фиксируя любые особенности башен и укреплений — от еле заметного византийского креста с буквами «Альфа» и «Омега» до крупных, хорошо заметных строительных надписей средневизантийского периода. Особое внимание исследователи уделяли разнообразию кладок. Методы строительства в эпоху Феодосия Великого сильно отличались от методов эпохи Константина Багрянородного, а кладка эпохи Крестовых походов — от кладки эпохи последней осады Константинополя, когда защитники города в спешке ремонтировали стены перед неизбежным штурмом. Проходя от башни к башне, ученые сравнивали современное состояния стены с данными предыдущих исследователей. В это время их коллеги в тишине офисов анализировали архивные фотографии и гравюры прошлых веков — стены Константинополя впечатляли многих творцов, включая знаменитого венгерского фотографа Роберта Капу.

nauka 28112019 p21 map

nauka 28112019 p21 map

Новые методы

Постепенное описание кладок стены вместе с фотографиями позволит более тщательно описать отдельные башни и дать ответ на многие вопросы. Во-первых, оно позволит уточнить стадии строительства стен. В конце описания, которое должно по плану закончиться в текущем году, у исследователей будет возможность сравнить все возможные кладки и понять, когда были построены те или иные участки укреплений. Это было бы невозможно без облачных архивов, куда фотографы сгружают свои фотографии. «Фактически речь идет о создании строительного алфавита стен Константинополя»,— говорит участник проекта.

В рамках этой задачи исследователям также предстоит выяснить степень османского вмешательства в современный облик стен, которая представляется достаточно значительной. В отличие от византийских архивов, турецкие архивы сохранились в хорошей форме. Участник проекта османист Айхан Хан смог найти в архивах Высокой Порты несколько сотен документов, которые имеют отношение к разным стадиям ремонта стен в ХIХ веке. Это позволило уточнить участки османской реконструкции в районе ворот Эдирнекапы, узнать много нового о возможных целях и задачах поздних интервенций. Все это было бы невозможным без постепенной оцифровки османских архивов, которую спонсирует турецкое государство.

Однако главным способом получения новых данных в проекте являются технологии digital humanities. Самой понятной из двух применяемых технологий является съемка стены с дрона. Организация этой съемки заняла у участников проекта целый год. Сначала дрон потребовалось купить, а затем — получить официальное разрешение властей Стамбула на пролет дрона над стеной. По турецким законам использование аппаратов в воздушном пространстве возможно только после заполнения бумаг, в противном случае полицейские имеют право сбить подозрительный дрон. Однако в этот раз без стрельбы удалось обойтись. В августе 2019 года участники проекта благополучно подняли дрон с одного из огородов в районе ворот Топкапы и облетели башни стены. Это позволило уточнить данные о том, что находится на верхушках башен, а также понять, что расположено в труднодоступных районах между внутренней и внешней стеной. Работа с дроном вокруг каждой из башен позволила получить данные о состоянии кладки на верхних уровнях, а также понять, как башни функционируют в пространстве города.

Вторым методом исследования является расчет анализа видимостей. В отличие от дрона, этот метод не требует применения специальных приборов. В рамках данного метода историк выбирает точку на карте, указывает высоту точки (например, площадки древней башни) и просит специальное приложение рассчитать примерную зону видимости для того или иного объекта. Программа использует высотные данные Google Earth и показывает примерную зону видимости. Это позволяет понять, что и как можно было увидеть с той или иной башни стен Константинополя в погожий день. Используя данные анализа зон видимостей, эксперты могут предположить, что некоторые части укреплений использовались для наблюдения не только за внешними угрозами, но и за состоянием дел внутри города. С некоторых башен у ворот Святого Романа или у Адрианапольских ворот можно было подать дымовой или огненный сигнал, который мог быть виден из Большого дворца в центре города или с одного из куполов Святой Софии. И хотя проверить эти данные экспериментальным путем не представляется возможным, система расчета видимостей позволяет сделать новые выводы о функционале тех или иных башен.

KMO 148127 01803 1 t218 223119 KMO 148127 01803 1 t218 223119

Фото: DeAgostini / Getty Images

Фото: DeAgostini / Getty Images

Открытый доступ

Главной целью исследователей является создание портала, на котором будут собраны все возможные данные по стене Константинополя — от выдержек из древних источников до современных фотографий. В отличие от других подобных продуктов, портал будет ориентирован на конечного пользователя. Навигация будет осуществляться по принципу, хорошо знакомому пользователям карт Google Maps, то есть по принципу территориальности. В будущем пользователь портала сможет зайти на него, приблизить ту или иную башню или участок стены и прочитать как про конкретную башню, так и район в целом.

Кликнув на башню, пользователь проекта попадает в особое окно с интерфейсом, которое позволяет ознакомиться с ее параметрами. Тут будут и фотографии (которые делала бригада фотографов), и техническое описание (которым занимались историки), и съемки с дрона, и зоны видимости некоторых башен. Рядом с башнями на сайте проекта будут расположены поясняющие тексты, рассказывающие о судьбе отдельного участка стен, например Влахернского дворца или Семибашенного замка, в котором в Новое время томились дипломаты воевавших с Османской империей стран. Каждый текст будет снабжен ссылками на литературу, которая позволит читателю ознакомиться с дальнейшей историей участка стены и лучше понять город.

Историки работают над проектом три года. В 2019 году они вышли на стадию прототипа, а в 2020 году планируют завершить проект. Сейчас идет переработка текстов. В отличие от изданий Шнайдера, этот проект будет рассчитан на среднего пользователя. «Тексты будут легкие и понятные среднему читателю, на турецком и английском языках»,— говорит византинист. Специалисты смогут найти в тексте отсылки на источники и литературу, отдельные фрагменты которых войдут в состав общей базы данных и будут доступны в открытом доступе. Все это позволит создать совершенно новый интерфейс и сделает стену интересной не только для исследователей, но и для туристов. «В рамках проекта будет подготовлено описание всех сохранившихся частей стен Константинополя. Все данные будут размещены на интерактивной платформе, привязанной к геолокации»,— сообщает сайт GABAM. Хватило бы только денег.

Источник

Adblock
detector