я в любые двери вхож

Про Федота-стрельца (9 стр.)

Добрался до берега, думал — Америка. Вынул карту, сверил-ка — ан нет, не Америка! Остров Буян, будь он окаян, — может, в карте какой изъян?! Сидит Федот икает, в обстановку вникает.

Сколь по прихоти царя

Я не плавал за моря,-

Не видал паршивей места,

Сплошь из камня и песка.

Ни речушки, ни леска!

Кабы здесь была еда,-

Окажись тут лебеда бы,

Дак сошла б и лебеда.

Пусть пожалует сюды:

У меня еды навалом,

Вот, к примеру, получи,

Прям из печки калачи,

Вот жаркое из индейки,

Вот компот из алычи!

Вот колбасы, вот сыры,

Вот полцентнера икры,

Вот карибские омары,

Вот донские осетры.

(Появляются столы с яствами.)

Энто что за чудеса?

Энто что за голоса?

Тут и спрятаться-то негде

Окажи, хозяин, честь,

Покажись, каков ты есть!

Неприлично как-то гостю

В одиночку пить да есть!

Чай, на острове твоем

Где картишки раскидаем,

Где по чарочке нальем.

Я бы рад, да мой портрет

Для меня и то секрет!

Сам порою сумлеваюсь,

То ли есть я, то ли нет.

У меня забот не счесть:

Есть еда, да нечем есть,

Есть табак, да нечем нюхать,

Есть скамья, да нечем сесть!

Так устал за тыщу лет,

Что не в радость белый свет!

Думал было удавиться,-

Дак опять же шеи нет!

Ай да встреча! Стало быть,

Я сумел тебя добыть

Чем, тоскуя да хандря,

Жисть расходовать зазря,-

Может, сплаваешь со мною

До расейского царя.

С белым светом подружись!

Просто ужасть, а не жисть.

Я полезных перспектив

Никогда не супротив!

Я готов хоть к пчелам в улей,

Лишь бы только в колефтив!

Дай приказ — и хоть куды,

Хоть на добычу руды!

Буду вкалывать задаром,

Без питья и без еды!

Я к любому делу гож,

Я в любые двери вхож,

Я тебе что хошь достану,

Хоть подкованную вошь.

Вошь, оно, конечно, что ж?

Вошь, оно неплохо тож!

Но на энтой насекомой

Далеко не уплывешь!

Али лодку, али плот,

Раз уж ты такой искусный

В энтом деле полиглот!

Нам к утру, часам к пяти,

Надо быть уже в пути,

Потому как нас в Расее

Заждались уже, поди.

А царь меж тем не теряет времени — принимает посла людоедского племени. Лондоны-парижи смазали лыжи, царю остались послы пожиже! Царь перед послом так и скачет козлом: мол, вот тебе дочка, бери ее — и точка! Знать, дела уж совсем худы, раз дошло до такой беды! Ну да ладно, бывает и хуже — лишь бы девка была при муже.

Источник

Голос

Кто охочий до еды –
Пусть пожалует сюды:
У меня еды навалом,
У меня ее пуды!

Вот, к примеру, получи,
Прям из печки калачи,
Вот жаркое из индейки,
Вот компот из алычи!

Вот колбасы, вот сыры,
Вот полцентнера икры,
Вот карибские омары,
Вот донские осетры.

(Появляются столы с яствами.)

Федот

Энто что за чудеса?
Энто что за голоса?
Тут и спрятаться-то негде
Окиян да небеса!

Окажи, хозяин, честь,
Покажись, каков ты есть!
Неприлично как-то гостю
В одиночку пить да есть!

Чай, на острове твоем
Веселей скучать вдвоем –
Где картишки раскидаем,
Где по чарочке нальем.

Голос

Я бы рад, да мой портрет
Для меня и то секрет!
Сам порою сумлеваюсь,
То ли есть я, то ли нет.

У меня забот не счесть:
Есть еда, да нечем есть,
Есть табак, да нечем нюхать,
Есть скамья, да нечем сесть!

Так устал за тыщу лет,
Что не в радость белый свет!
Думал было удавиться, –
Дак опять же шеи нет!

Федот

Ай да встреча! Стало быть,
Я сумел тебя добыть
То-Чаво-На-Белом-Свете –
Вообче-Не-Может-Быть!

Чем, тоскуя да хандря,
Жисть расходовать зазря, –
Может, сплаваешь со мною
До расейского царя.

Прогуляйся, освежись,
С белым светом подружись!
Что за жисть без приключений, –
Просто ужасть, а не жисть.

Голос

Я полезных перспектив
Никогда не супротив!
Я готов хоть к пчелам в улей,
Лишь бы только в колефтив!

Дай приказ – и хоть куды,
Хоть на добычу руды!
Буду вкалывать задаром,
Без питья и без еды!

Я к любому делу гож,
Я в любые двери вхож,
Я тебе что хошь достану,
Хоть подкованную вошь.

Федот

Вошь, оно, конечно, что ж?
Вошь, оно неплохо тож!
Но на энтой насекомой
Далеко не уплывешь!

Раздобудь мне лучше флот –
Али лодку, али плот,
Раз уж ты такой искусный
В энтом деле полиглот!

Нам к утру, часам к пяти,
Надо быть уже в пути,
Потому как нас в Расее
Заждались уже, поди.

1136998 09

Скоморох-потешник

А царь меж тем не теряет времени – принимает посла людоедского племени. Лондоны-парижи смазали лыжи, царю остались послы пожиже! Царь перед послом так и скачет козлом: мол, вот тебе дочка, бери ее – и точка! Знать, дела уж совсем худы, раз дошло до такой беды! Ну да ладно, бывает и хуже – лишь бы девка была при муже.

Царь

Добрый день, веселый час!
Рады видеть вас у нас!
Вери гуд, салам алейкум,
Бона сэра, вас ист дас!

Кто вы родом. Сколь вам лет.
Вы женаты али нет?
Не хотите ль с нашей фройлен
Покалякать тет-а-тет?

Нянька

Перед кем ты, старый бес,
Тут разводишь политес?
Твой посол, я извиняюсь,
Третий день как с пальмы слез!

Будь на ем хотя б картуз, –
Не такой бы был конфуз,
А на ем же из одежи –
Ничаво, помимо бус.

Царь

Ты – шпиенка, энто факт!
Что ни брякнешь – все не в такт!
Ты ж со всею заграницей
Мне порушила контакт!

Я годами жду гонцов,
А она их – из сенцов!
За кого ж тогда царевну
Отдавать в конце концов?

Нянька

Ты взгляни ему в лицо:
Уши врозь, в носу кольцо!
Да и кожа вся рябая,
Как кукушкино яйцо.

Даже я – чаво скрывать? –
Не легла бы с ним в кровать!
Дак неужто нашу девку
За такого отдавать.

Царь

Коли шансы на нуле,
Ищут злата и в золе!
Девка тоже в смысле рожи
Далеко не крем-брюле!

Ей сойдет теперь любой –
Хоть горбатый, хоть рябой,
Потому как и рябые
К нам не ломятся гурьбой.

Нянька

Дак ведь он из диких мест,
Что увидит, то и ест!
Помнишь вазу из топазу?
Слопал, ирод, – вот те крест!

Кабы он просил, злодей,
Лососины да груздей –
Дак ведь жрет чаво попало,
От фарфору до гвоздей!

Царь

Что ни просит – он в гостях!
Все неси ему в горстях!
Чай, у нас нехватки нету
Ни в фарфоре, ни в гвоздях?

Коль лосось ему претит,
Пусть он жрет чаво хотит.
Глядь, на сытый-то желудок
И царевну совратит.

Нянька

Ты скажи ему, как тесть:
Жри, мол, все, но знай, мол, честь!
Потому как он в запале
И царевну может съесть!

Царевна

Чтоб с таким – да выйти в свет?
Ну уж дудки. Ну уж нет.
Он и так-то неказистый,
Дак ишо и людоед.

Да пущай он, троглодит,
Всю меня озолотит, –
Никакой ответной страсти
Он во мне не возбудит!

Царь

Ты посла-то отзови
Да побудь с ним визави,
А обтерпишься маленько –
Там дойдет и до любви!

Коли энтот троглодит
Твою внешность разглядит, –
Он навеки потеряет
К людоедству аппетит.

Царевна

Сколь, папаша, ты ни ной, –
Право выбора за мной!
Отравлюся, а не стану
Людоедовой женой!

А вот ежели придет
С предложением Федот, –
Для меня из кандидатов
Энтон будет самый тот.

Царь

Зарядила, как удод, –
Что ни слово – то Федот!
Окромя Федота, нету
Ни печалей, ни забот!

Твой Федот теперь на дне,
В окиянской глубине,
И – поскольку утонумший –
Не нуждается в жене.

Источник

Про Федота-стрельца :: Филатов Леонид Алексеевич

Добрался до берега, думал — Америка. Вынул карту, сверил-ка — ан нет, не Америка! Остров Буян, будь он окаян, — может, в карте какой изъян?! Сидит Федот икает, в обстановку вникает.

Сколь по прихоти царя

Я не плавал за моря,-

Не видал паршивей места,

Сплошь из камня и песка.

Ни речушки, ни леска!

Кабы здесь была еда,-

Окажись тут лебеда бы,

Дак сошла б и лебеда.

Пусть пожалует сюды:

У меня еды навалом,

Вот, к примеру, получи,

Прям из печки калачи,

Вот жаркое из индейки,

Вот компот из алычи!

Вот колбасы, вот сыры,

Вот полцентнера икры,

Вот карибские омары,

Вот донские осетры.

(Появляются столы с яствами.)

Энто что за чудеса?

Энто что за голоса?

Тут и спрятаться-то негде

Окажи, хозяин, честь,

Покажись, каков ты есть!

Неприлично как-то гостю

В одиночку пить да есть!

Чай, на острове твоем

Где картишки раскидаем,

Где по чарочке нальем.

Я бы рад, да мой портрет

Для меня и то секрет!

Сам порою сумлеваюсь,

То ли есть я, то ли нет.

У меня забот не счесть:

Есть еда, да нечем есть,

Есть табак, да нечем нюхать,

Есть скамья, да нечем сесть!

Так устал за тыщу лет,

Что не в радость белый свет!

Думал было удавиться,-

Дак опять же шеи нет!

Ай да встреча! Стало быть,

Я сумел тебя добыть

Чем, тоскуя да хандря,

Жисть расходовать зазря,-

Может, сплаваешь со мною

До расейского царя.

С белым светом подружись!

Просто ужасть, а не жисть.

Я полезных перспектив

Никогда не супротив!

Я готов хоть к пчелам в улей,

Лишь бы только в колефтив!

Дай приказ — и хоть куды,

Хоть на добычу руды!

Буду вкалывать задаром,

Без питья и без еды!

Я к любому делу гож,

Я в любые двери вхож,

Я тебе что хошь достану,

Хоть подкованную вошь.

Вошь, оно, конечно, что ж?

Вошь, оно неплохо тож!

Но на энтой насекомой

Далеко не уплывешь!

Али лодку, али плот,

Раз уж ты такой искусный

В энтом деле полиглот!

Нам к утру, часам к пяти,

Надо быть уже в пути,

Потому как нас в Расее

Заждались уже, поди.

А царь меж тем не теряет времени — принимает посла людоедского племени. Лондоны-парижи смазали лыжи, царю остались послы пожиже! Царь перед послом так и скачет козлом: мол, вот тебе дочка, бери ее — и точка! Знать, дела уж совсем худы, раз дошло до такой беды! Ну да ладно, бывает и хуже — лишь бы девка была при муже.

Источник

См. ранее на Когита.ру:

СКАЗКА ПРО ФЕДОТА-СТРЕЛЬЦА, УДАЛОГО МОЛОДЦА

Проплавал Федот без малого год. Ел халву, ел хурму – а свое держал в уму! Чудес в мире – как мух в сортире, а нужного чуда – не видать покуда. Тревожится Федот – время то идет! Решил без истерики – съезжу до Америки! Плывет Федот средь бескрайних вод, впереди – закат, позади восход. Вдруг средь похода – спортилась погода. Не было напасти – и на тебе, здрасьте, корабль – хрясь! – и распался на части. Стихла гроза – открыл Федот глаза: лежит на волне, невредимый вполне. Видит – островок торчит, как поплавок. Добрался до берега, думал – Америка. Вынул карту, сверил ка – ан нет, не Америка! Остров Буян, будь он окаян, – может, в карте какой изъян?! Сидит Федот икает, в обстановку вникает…

Сколь по прихоти царя

Я не плавал за моря,

Не видал паршивей места,

Ну и остров – прям тоска!

Сплошь из камня и песка.

И доколь хватает глазу

Ни речушки, ни леска!

Кабы здесь была еда,

Окажись тут лебеда бы,

Дак сошла б и лебеда.

Пусть пожалует сюды:

У меня еды навалом,

Вот, к примеру, получи,

Прям из печки калачи,

Вот жаркое из индейки,

Вот компот из алычи!

Вот колбасы, вот сыры,

Вот полцентнера икры,

Вот карибские омары,

Вот донские осетры.

‎(Появляются столы с яствами.)‎

Энто что за чудеса?

Энто что за голоса?

Тут и спрятаться то негде

Окажи, хозяин, честь,

Покажись, каков ты есть!

Неприлично как то гостю

В одиночку пить да есть!

Чай, на острове твоем

Веселей скучать вдвоем

Где картишки раскидаем,

Где по чарочке нальем.

Я бы рад, да мой портрет

Для меня и то секрет!

Сам порою сумлеваюсь,

То ли есть я, то ли нет.

У меня забот не счесть:

Есть еда, да нечем есть,

Есть табак, да нечем нюхать,

Есть скамья, да нечем сесть!

Так устал за тыщу лет,

Что не в радость белый свет!

Думал было удавиться,

Дак опять же шеи нет!

Ай да встреча! Стало быть,

Я сумел тебя добыть

То Чаво На Белом Свете

Вообче Не Может Быть!

Чем, тоскуя да хандря,

Жисть расходовать зазря,

Может, сплаваешь со мною

До расейского царя.

С белым светом подружись!

Что за жисть без приключений,

Просто ужасть, а не жисть.

Я полезных перспектив

Никогда не супротив!

Я готов хоть к пчелам в улей,

Лишь бы только в колефтив!

Дай приказ – и хоть куды,

Хоть на добычу руды!

Буду вкалывать задаром,

Без питья и без еды!

Я к любому делу гож,

Я в любые двери вхож,

Я тебе что хошь достану,

Хоть подкованную вошь.

Вошь, оно, конечно, что ж?

Вошь, оно неплохо тож!

Но на энтой насекомой

Далеко не уплывешь!

Раздобудь мне лучше флот

Али лодку, али плот,

Раз уж ты такой искусный

В энтом деле полиглот!

Нам к утру, часам к пяти,

Надо быть уже в пути,

Потому как нас в Расее

Заждались уже, поди.

А царь меж тем не теряет времени – принимает посла людоедского племени. Лондоны парижи смазали лыжи, царю остались послы пожиже! Царь перед послом так и скачет козлом: мол, вот тебе дочка, бери ее – и точка! Знать, дела уж совсем худы, раз дошло до такой беды! Ну да ладно, бывает и хуже – лишь бы девка была при муже.

Добрый день, веселый час!

Рады видеть вас у нас!

Вери гуд, салам алейкум,

Бона сэра, вас ист дас!

Кто вы родом. Сколь вам лет.

Не хотите ль с нашей фройлен

Покалякать тет а тет?

Перед кем ты, старый бес,

Тут разводишь политес?

Твой посол, я извиняюсь,

Третий день как с пальмы слез!

Будь на ем хотя б картуз,

Не такой бы был конфуз,

А на ем же из одежи

Ты – шпиенка, энто факт!

Что ни брякнешь – все не в такт!

Ты ж со всею заграницей

Мне порушила контакт!

Я годами жду гонцов,

А она их – из сенцов!

За кого ж тогда царевну

Отдавать в конце концов?

Ты взгляни ему в лицо:

Уши врозь, в носу кольцо!

Да и кожа вся рябая,

Как кукушкино яйцо.

Даже я – чаво скрывать?

Не легла бы с ним в кровать!

Дак неужто нашу девку

За такого отдавать.

Коли шансы на нуле,

Ищут злата и в золе!

Девка тоже в смысле рожи

Далеко не крем брюле!

Ей сойдет теперь любой

Хоть горбатый, хоть рябой,

Потому как и рябые

К нам не ломятся гурьбой.

Дак ведь он из диких мест,

Во – гляди, чаво он ест!

Помнишь вазу из топазу?

Слопал, ирод, – вот те крест!

Кабы он просил, злодей,

Лососины да груздей

Дак ведь жрет чаво попало,

От фарфору до гвоздей!

Что ни просит – он в гостях!

Все неси ему в горстях!

Чай, у нас нехватки нету

Ни в фарфоре, ни в гвоздях?

Коль лосось ему претит,

Пусть он жрет чаво хотит.

Ты подсунь ему на пробу

На халяву все съедят!

Может, он и безопасный,

Но пущай за ним следят!

Ты скажи ему, как тесть:

Жри, мол, все, но знай, мол, честь!

Потому как он в запале

И супругу может съесть!

Чтоб с таким – да выйти в свет?

Ну уж дудки. Ну уж нет.

Он и так то неказистый,

Да пущай он, троглодит,

Никакой ответной страсти

Он во мне не возбудит!

Ты посла то отзови

Да побудь с ним визави,

А обтерпишься маленько

Там дойдет и до любви!

Коли энтот троглодит

Твою внешность разглядит,

Он навеки потеряет

К людоедству аппетит.

Сколь, папаша, ты ни ной,

Право выбора за мной!

Отравлюся, а не стану

А вот ежели придет

С предложением Федот,

Для меня из кандидатов

Энтон будет самый тот.

Что ни слово – то Федот!

Окромя Федота, нету

Ни печалей, ни забот!

Твой Федот теперь на дне,

В окиянской глубине,

И – поскольку утонумший

Не нуждается в жене.

Коли так оно и есть

Я отказываюсь есть!

Вот тебе моя, папаша,

Вот не стану есть икру,

Как обычно, по ведру,

И на почве истощенья

Где ни плюнь, куды ни ткни,

От министров до родни

Все сплошные вольнодумцы,

Все вредители одни.

Ну и жисть – аж в горле ком!

Нет сочувствия ни в ком!

Вот сыщу лесок поглуше

И устроюсь лесником.

Год прошел, другой идет – воротился домой Федот. А дома то нет, торчит один скелет, балки да стропила, да кругом крапива. А под карнизом комочком сизым свернулась птица, лесная голубица…

Ну ко, женушка, давай

Стол для мужа накрывай!

Доставай мне из духовки

Наливай ядреных щей

Пожирней да погущей,

Я кощея стал тощее

От заморских овощей!

В цельном доме никого,

Кроме ветра одного!

Не случилось ли чаво?

‎(Голубица превращается в Марусю.)‎

С возвращением, Федот!

Долго ж длился твой поход!

Аль забыл свою Марусю,

Что не ехал цельный год?

За границей то, поди,

Развлечений – пруд пруди!

Приглядел, небось, подружку

Да пригрелся на груди.

Повидал я белый свет

Жозефин и Генриетт,

Но таких, как ты, красавиц

Среди них, Маруся, нет!

Хоть и долго, да не зря

Сполнил все ж таки заданье

Кабы ведал ты, Федот,

На кого ты тратишь пот,

Дак и шагу бы не сделал

От родимых то ворот!

Ты уехал – он, срамной,

Стал ухаживать за мной,

Стать евойною женой!

Да неужто. Ах, злодей.

Вот и верь теперь в людей,

Вот и стой за честь мундира,

Вот за службу и радей.

Растолкую, что к чему!

Я его до самых пяток

Распишу под хохлому.

Хватит делать дураков

Из расейских мужиков!

Мне терять таперя неча,

Кроме собственных оков!

Осерчал Федот, созвал честной народ. Решили соседи пособить Феде. Фрол взял кол, Устин взял дрын, Игнат взял ухват, Егор взял топор. И все за Федотом к царевым воротам. Навстречу им генерал, черт бы его подрал! Подскочил бочком, посверкал зрачком, произвел догляд – и к царю на доклад.

Там собрался у ворот

Энтот… как его… народ!

В обчем, дело принимает

А всему виной Федот,

Энто он мутит народ,

Ну а ты у нас на кой,

С вострой саблею такой?

Мы ж за то тебя и держим,

Чтоб берег царев покой!

Опосля дождя в четверг

Дам ишо медальку сверх,

Только ты уж постарайся,

Чтоб народ меня не сверг.

Ишь, медаль. Большая честь.

У меня наград не счесть:

Весь обвешанный, как елка,

На спине – и то их шесть.

Охранять тебя от бед

Мне теперь резону нет!

Ты за собственную подлость

Сам должен держать ответ.

Дурило из дурил, а как заговорил! Хоть и злится царь, – а попробуй вдарь! Не такое время, чтобы бить в темя. Вышел царь на крыльцо, сделал строгое лицо, а на площади народу – вся Расея налицо!

Энто как же, вашу мать,

Мы ж не Хранция какая,

Чтобы смуту подымать!

Кто хотит на Колыму

Там у вас в момент наступит

Просветление в уму!

Он светлехонек весьма:

Слава Богу, отличаем

Незабудку от дерьма!

Ты пошто меня скорей

Отослал за сто морей?

Не затем ли, чтоб жениться

На супружнице моей.

Энто где же ты, злодей,

Набрался таких идей,

Чтоб клепать чаво попало

На порядочных людей!

Да к лицу ли энто мне

Приставать к твоей жене.

Вот и шли вас, обормотов,

В заграничные турне.

Ты не больно то серчай,

Мы к тебе, чай, не на чай!

Ну а будешь гоношиться,

Съезжу в рыло невзначай!

Слава аж в Череповце!

Ты всему народу в душу

Наплевал в моем лице.

Зря ты, Федя, для меня

Мой народ – моя родня.

Я без мыслей об народе

Не могу прожить и дня.

Утром мажу бутерброд

Сразу мысль: а как народ?

И икра не лезет в горло,

И компот не льется в рот!

Ночью встану у окна

И стою всю ночь без сна

Все волнуюсь об Расее,

Как там, бедная, она?

А виновник – генерал,

Энто он, коровья морда,

Честь цареву обмарал!

Что вы, братцы. Я ж за вас

Потерял в атаке глаз.

Нешто я когда посмею

Супротив народных масс.

К угнетающей верхушке

Больше не принадлежу.

Перед ней и сам Горыныч

Так, – не змей, а мелюзга!

Ну ко, где ты, егоза?

Погляди людям в глаза!

Лично я не удержуся

Врежу саблей два раза.

А я – фольклорный элемент,

У меня есть документ.

Я вообче могу отседа

Улететь в любой момент!

За жару ли, за пургу

Все бранят меня, каргу,

А во мне вреда не больше,

Чем в ромашке на лугу!

Ну, случайно, ну, шутя,

Сбилась с верного путя!

Дак ведь я – дитя природы,

Хош дурное, но – дитя!

Коль судить, дак тех, двоих,

Энто я по виду нечисть,

Ну и ушлый вы народ

Ажно оторопь берет!

Всяк другого мнит уродом,

Несмотря, что сам урод.

Хоть вобче расейский люд

На расправу и не лют,

Но придется мне, робяты,

Учинить над вами суд.

Пощади меня, стрелец!

Я – мерзавец! Я – подлец!

Я сошлю себя в Воронеж,

Я сошлю себя в Елец.

Только не на Магадан,

Энто мне не по годам:

Меру. Степень. Глубину.

И прошу меня направить

Нет войны – я все приму

Ссылку. Каторгу. Тюрьму.

Но желательно – в июле,

И желательно – в Крыму.

А куды ж меня, вдову?

Разве только что в Хиву!

Я и так уж на отшибе

Дальше некуда! – живу.

Мне для отдыха души

Тама в смысле медицины

Травы больно хороши.

Мы посадим вас в бадью,

Кинем в море – и адью!

Обойдетесь и бадьею,

Не давать же вам ладью!

Аж на остров на Буян!

Ну а чтоб не одичали,

Вот вам личный мой баян.

Правда, он – моя вина!

Не играет ни хрена,

А культура вам нужна!

Пусть он едет за моря.

Мне евойные проблемы

Он наказанный судьбой

За коварство и разбой.

Энто он, упырь проклятый,

Разлучал меня с тобой!

Слава Богу, наконец,

И теперь мы можем смело

Отправляться под венец.

Я бы рад, да мне в дому

Две супруги ни к чему!

Обратись на энту тему

Ты никак сошел с ума?

Рыбка в сеть плывет сама!

Чай, не всем такое счастье

Али думаешь, за ней

Мало бегает парней?

В ейном списке кандидатов

Есть робяты недурней!

Все с волнением в крови

Ждут царевниной любви,

Прям хоть дустом их трави!

Даве сватались чуть свет

Разом турок, грек и швед,

Дак с порогу получили

А уж нищему стрельцу

Спесь и вовсе не к лицу.

Забирай, дурак, царевну

Я не турок и не грек,

Я – семейный человек

И с женой моей Марусей

Не расстануся вовек!

Стало быть, тебе невмочь

Горю девичью помочь?

Но ведь я ишо покамест

Как никак царева дочь!

Ты отправишься отседа

Прямо в лапы к палачу!

Где ты – ох и горяча!

Ноне сыщешь палача?

Он, кады папаню свергли,

Тут же задал стрекача!

Нам теперь – имей в виду!

Надо быть с толпой в ладу:

Деспотизм сейчас не в моде,

Уезжала б ты отсель

В энтот… как его… в Бруссель,

Раз такая происходит,

Ты прости ее, Федот,

У нее в уму разброд,

У нее от книжек мысли

Стали задом наперед.

Вот и сбрендила с ума!

Брось, царевна, не грусти!

И мослами не хрусти!

Что любовь у нас не вышла,

Ты за то меня прости!

Но поскольку я в долгу

Оставаться не могу,

Я тебе в твоем несчастье

Я от Тулы до Торжка

Все обшарю до вершка,

Хоть со дна тебе морского

Я согласна. Только все ж

Не любой мне будет гож.

Я хочу такого мужа,

На тебя чтоб был похож!

Будь он швец там али жнец,

Лекарь, пекарь аль кузнец,

У меня одно условье:

Пусть он будет твой близнец.

Я твою, дружок, мечту

Хоть такие экземпляры

Все в Расее на счету.

Дубликатов мне нема.

Впрочем, энто, я надеюсь,

Ну да слово молодца

Все ж не жиже холодца:

Раз уж я пообещался

А теперь, честной народ,

Вынь ка рожи из бород!

Чай, у нас не панихида,

Нам теперь не слезы лить,

Песни петь да меды пить.

Ну ко встань передо мною,

То Чаво Не Может Быть.

Я давно уж тут стою,

У крылечка на краю,

Жду, покамест ты закончишь

Угости честной народ

От заморских то щедрот!

Чай, они таковской пищи

Отродясь не брали в рот.

И турецкую фисташку,

Ставь на скатерть все подряд

Шоколад и мармелад,

И голландскую грудинку,

И чухонский сервелат!

Не забудь швейцарский сыр,

Тот, который весь из дыр!

Закати нам пир на славу,

Каковых не видел мир!

Ну а коль попросит кто

Бражки граммов эдак сто

Так и быть. Сегодня можно.

Слава Богу, есть за что.

Был и я на том пиру, ел зернистую икру. Пров ел плов, Филат ел салат, Устин ел галантин. А Федот стрелец ел соленый огурец. А как съел он огурец, тут и сказке конец! А что сказка дурна – то рассказчика вина. Изловить бы дурака да отвесить тумака, ан нельзя никак – ведь рассказчик то дурак! А у нас спокон веков нет суда на дураков.

Источник

Adblock
detector