я закрываю дверь в прошлое

Я закрываю дверь в прошлое

✔ Ну что ты ломишься ногами в душу,
Пиная двери, ручку теребя?
Я говорила, только ты не слушал,
Что в душу двери открывают на себя.
© zulnora

Только с возрастом начинаешь понимать, что не во все закрытые двери надо стучаться, и не во все открытые заходить.
© zulnora

Сила характера не в умении пробивать стены, а в умении находить двери

Я часто в жизни открывала не те двери,
Так узнавала, что есть хамство, подлость, ложь,
Так испытала на себе всю боль потери,
Познала мир, что на добро так не похож.

Я часто в жизни доверяла не тем людям.
И руку дружбы подавала не тому,
С открытым сердцем ожидая правосудия,
Ловила фальшь-ответом сердцу моему.

Но благодарна я судьбе за эти двери,
Я просто счастлива, что ТАМ меня не ждут.
Пройдя весь путь, не разучилась « просто верить».
И те, что рядом-никогда не подведут!

В любви у нас довольно часто —
Непредсказуемый маршрут.
Запрешь покрепче дверь — стучатся.
Откроешь настежь — не идут.

Красивая запертая дверь не всегда скрывает что-то таинственное и интересное. Частенько за ней кроются лишь серость и пустота…

© Copyright: Ли Ло, 2021 Свидетельство о публикации №221032900641

Кошкам нравится, когда двери остаются открытыми — на случай если они передумают быть домашними.

Самое замечательное в жизни то, что есть двери, которые открываются в нужное время, непосредственно перед нами.

© Copyright: Джулиана Вильсон, 2013 Свидетельство о публикации №113022301664

Мы закрываем некоторые двери не из-за гордости, неспособности или высокомерия, а просто потому, что они больше никуда не ведут.

Если дверь мне не открывают,
Не стучусь я в закрытую дверь,
Эти двери я забиваю,
Пусть попробуют выйти теперь!

В душу не все могут войти… Душа открывает двери, но не ворота!

Некоторые двери, открыв однажды, закрыть уже нельзя…

Уважение, заслуженное родителями, открывает многие двери перед детьми, если они туда не ломятся и даже деликатно не стучат.

Дверь..

Вы не находите, что люди, подобно-дверя’м,
Со скрипом петель и лязганьем ручки.
Открыть-не открыть? Кому, лишь друзьям?!
Не поймёшь, глядя в отверстье от ключика.

И сидишь, упёршись спиною о край,
Снова мысли в сомнениях тонут.
А если открыть? Будет кто-нибудь рад?!
Ну, а если, опять дверью хлопнут?!

Звоном бьющихся стёкол раздаётся в ушах,
Возвращаясь, в пространстве времён.
Крепко заперта дверь, и сидишь в полутьмах,
Окружённый одиночеством стен.
… показать весь текст …

Если девушка не подпускает к себе… это еще ничего не значит… Просто слабый мужчина постучав в дверь и не услышав ответа… скажет: НЕ СУДЬБА… развернется и уйдет… Сильный же попробует выломать двери сердца ее… и если напором не получится… он все равно подберет ключи и сделает ее счастливой.

Вот говорят если человек не отвечает
взаимностью в любви — надо просто
уйти… Бред, да и только, если
любишь душой, ты никогда не уйдёшь, будешь стучать в закрытые
двери, выбьешь их и станешь счастливым. За всё надо бороться и ни шагу назад, только
вперёд… Рискни и утони в океане
любви.

А прошлое оказывается всегда стучится в двери…

1664366 5673

По одной дороге, но к разным целям
Можно бежать, а можно ползти.
Важно понять, какие «двери»
Плотно закрыть, а в какие войти.
От «не тех» себя оградить тишиною,
Молчания провести параллель.
Грохот захлопнувшихся дверей за спиною,
Благодарю от души теперь.
Вовремя выйти и удалиться,
В прошлое выкинув все ключи.
Нам дано много раз ошибиться,
Чтобы понять, как «своё» звучит.
Нам даны дни, месяцы, годы
Прозябания не у тех дверей.
… показать весь текст …

Источник

«Бывшие» В Нашей Жизни: Закройте Дверь В Прошлое

Вместо того, чтобы до конца разобраться с предыдущей историей, отдать долги, выяснить отношения, отблагодарить за уроки и все хорошее, что в ней случилось, ну и по-человечески с пониманием отпустить друг друга, мы резко обрываем связи, сбегаем, прекращаем общение, не прощаем, желаем проучить, уйти и наказать другого за многочисленные трудности и недостаток тепла, и вот в таком состоянии умудряемся начинать новые отношения. Не самый лучший вариант развития событий, скажу я вам.

Вместо того, чтобы использовать нового партнера в качестве обезболивающего средства, есть смысл встать на паузу и разобраться с самим собой. Кто я? Куда я иду? Какие ошибки были допущены в предыдущих отношениях? Что меня устраивало, что не устраивало? Почему отношения завершились? На самом ли деле нельзя ничего изменить, или может быть есть смысл попробовать воссоединиться? Остались ли у меня обиды на человека? Если не остались, то почему я не реагирую на его просьбы встретиться и поговорить, выслушать и попробовать что-то исправить? А если остались, то что мне мешает его простить, на что внутри себя я постоянно натыкаюсь? Чему мне нужно научиться, чтобы ситуация не повторилась в будущем?

Да, если двух людей связывают дети, то можно общаться с позиции ролей отца или матери, у которых есть обязательства перед общими детьми, но бывшая жена не та женщина, к которой можно пойти в гости, если поссорился со своей новой, а бывший мужчина или муж не тот человек, к которому нужно ходить и рассказывать про своего нынешнего. “Бывшие” в нашей жизни, конечно же, занимают достаточно важное место, но их стоит оставить в прошлом, если мы выбираем пойти в новые отношения. Да, хороший человек, да, красивая женщина, да, пятнадцать лет были вместе, но все, это уже было, зачем вносить эти истории из прежних отношений в новые? В новых должны быть единственная женщина и единственный мужчина, друг на друге и есть смысл сосредоточиться.

Но будет нечестно строить отношения со вторым мужчиной, чтобы забыть первого. В конце концов, по каким-то причинам все эти неразделенные сердечные истории, драматические расходы и многое другое приходят ведь в нашу жизнь, уроки нам даются таким образом, видимо, ну так куда бежать, если предыдущий экзамен еще не сдан? Разберитесь сначала со своим прошлым. Конечно, дело не самое приятное, да и далеко не из легких, но есть как есть, иначе тянуться все это будет до бесконечности. Мы либо выбираем расти, либо застреваем на месте и ходим по кругу. Выбирайтесь из этого колеса бесконечной смены партнеров, дело не в партнерах, а в нас. Пока не поняли, насколько ценен путь каждого человека и как стремительно летит время жизни, вот и распыляемся налево и направо, а как только поняли, так и учиться получается гораздо лучше.

Попробуйте сделать все, что от вас зависит, если все же чувствуете, что хотите быть рядом с тем человеком, а если не получается исправить ситуацию, так отпустите. В любом случае сейчас вам не видно всей ситуации целиком, но обычно так и бывает, что как только все отпускаешь, успокаиваешься, принимаешь ситуацию как есть, появляется какой-то другой человек или все разворачивается таким образом, о котором раньше и подумать не мог. Жизнь мудрая, не застревайте на прошлом, все устроится так, как должно. Оставьте в сердце приятный образ всех ваших прошлых отношений, но в сегодняшней своей жизни сосредоточьтесь на тех, кто рядом с вами. “Где внимание, там и энергия, а где энергия, там жизнь”.

Источник

Я закрываю дверь в прошлое

Запри дверь в прошлое

— Там какой-то разбойник с большой дороги требует немедленной встречи с вами.

Дэб внимательно посмотрела на свою секретаршу. У Аннелиз свиданий с мужчинами было больше, чем у кого-либо из известных Дэб женщин. Видимо, поэтому она знает о мужчинах все, подумала Дэб. Но Аннелиз знает также, что ее босс работает над важным отчетом и не желает, чтобы ее отрывали от дела.

Дэб не торопясь отложила карандаш.

— Разбойник? — осторожно переспросила она.

— Ну, или его близкий родственник. Крутой парень, ничего не скажешь! Когда он сказал, что хочет с вами поговорить, а я ответила, что вы заняты, он заявил, что будет ждать до тех пор, пока вы не освободитесь, но, черт возьми, увидит вас сегодня! Скажу вам, у меня даже мурашки по спине забегали, — самодовольно улыбнулась Аннелиз. — Он, конечно, мужик сногсшибательный. И я не стану возражать, если он прождет вас в приемной целый день.

Дэб нахмурилась, встала и медленно направилась к двери.

— А он не сказал, зачем я ему понадобилась?

— Нет. — Аннелиз заметно разволновалась и отступила на шаг.

Чувствуя себя шкодливым подростком, Дэб слегка приоткрыла дверь и заглянула в образовавшуюся щель. Она увидела мужчину, который стоял, широко расставив ноги, и крутил в руках ковбойскую шляпу. Он действительно был немного похож на разбойника — высокий, крепкий, сильный.

Но более всего он напоминал ковбоя. Ярко выраженная мужская особь, вся из квадратных мускулов, затянутых в джинсы. Дэб часто видела подобных мужчин, важно прогуливающихся по улицам Денвера. Она всегда старалась их обойти. Они являлись из совершенно другого мира, чуждого Дэб.

Она закрыла дверь и взглянула на Аннелиз.

Несомненно, та была права, когда заявила, что внешность у него сногсшибательная. С трудом сохраняя спокойствие, Дэб вернулась к столу.

— Так как я все равно сейчас не смогу сконцентрироваться на отчете, пожалуй, сделаю перерыв и поговорю с ним. Если через десять минут он не уйдет, позвони и скажи, что у меня важный разговор по телефону, — проинструктировала Дэб.

— Ладно, — улыбнулась Аннелиз и, повернувшись, торопливо вышла.

Дэб уселась за свой стол и мысленно порадовалась его внушительным размерам. Она чувствовала, что ей нужно расположиться подальше от ожидаемого посетителя. Кто все же он такой? И чего хочет? Президент банка любил направлять разгневанных клиентов именно к ней, так как Дэб умела их успокаивать.

Президенту не было никакого дела до того, что она ненавидит эту часть своей работы.

Или до того, что она часто возмущается, отчего этим никогда не занимается ее напарник Фил Мур. Дэб знала, что се босс потакает своим любимчикам, но была бессильна что-либо изменить. Дэб светило кресло вице-президента, и она не могла рисковать таким шансом и противопоставлять себя сплоченной команде.

Поэтому она каждый раз стискивала зубы и старалась изо всех сил.

Теперь ей предстояло договориться с этим ковбоем. Он, в общем, и не выглядел разъяренным. Скорее решительным. И стройным. И сильным. И необыкновенно мужественным. Дэб разгладила листы с таблицами и стала ждать, когда он войдет. Сейчас она его выслушает, попытается разобраться в том, что привело его сюда, затем выпроводит и вернется, наконец, к отчету.

— Это вы Д. Харрингтон? А я ожидал увидеть мужчину. — Глубокий голос, раздавшийся у дверей, словно завораживал. Вблизи этот ковбой выглядел еще великолепнее: ярко-голубые глаза, словно небо над Денвером в безоблачный летний день, правильные, резкие черты лица, волевой подбородок. Все говорило о решительности и упрямстве. Дэб не сомневалась, что он ждал бы встречи с ней целый день, как и обещал.

Его широкие плечи были затянуты в джинсовый пиджак с отделкой из грубой кожи. Хотя пиджак и не был новым, он все же выглядел новее потертых джинсов, плотно облегающих длинные мускулистые ноги ковбоя. Но даже эта джинсовая пара находилась в куда более приличном состоянии, чем пыльные, изношенные ботинки. Может, он явился сюда прямо с пастбища? На какой-то миг Дэб даже стало любопытно, не привязал ли он у дверей банка лошадь. Она слегка покачала головой, отгоняя эту нелепую картинку. Однако, к величайшей досаде Дэб, ее сердце стало колотиться все быстрее. Задержав на мгновение дыхание и немного успокоив бешеное сердцебиение, она сглотнула и постаралась сфокусировать свой взгляд на вошедшем посетителе.

Стараясь быть учтивой, Дэб неторопливо встала и протянула ему руку. Если он решил, что Д. Харрингтон — мужчина, то здесь она ничем ему помочь не может.

— Дэб Харрингтон к вашим услугам А вы.

Он шагнул в кабинет и закрыл за собой дверь. Не дав ей возможности закончить фразу, он пересек комнату, остановился возле стола, бросил свою шляпу на один стул, подвинул к себе носком ботинка другой и плюхнулся на него, проигнорировав протянутую руку Дэб.

— Мое имя вам ничего не скажет. Я Дасти Уилсон. И я здесь от имени Джона Барретта.

— Я не обсуждаю дела клиентов с посторонними. Если мистеру Барретту необходимо что-либо обсудить, он должен сделать это сам.

— Он болен и прикован к постели.

— Я этого не знала. — Дэб прикрыла глаза.

— Ну, это и так понятно. Если бы вы или кто-нибудь еще в этом банке догадался просто из вежливости позвонить и выяснить, что происходит, вы бы все узнали. Но у вас все делается либо по почте, либо через счета. И вы не имеете права лишать человека собственности.

— Подождите минуту, — возмутилась Дэб. Мы пытались связаться с мистером Барреттом по почте и по телефону. Но ответа не получили. Если мистер Барретт не сможет оплатить все долги к сроку, указанному в документах, мы вынуждены будем продолжить процедуру согласно всей строгости закона.

У нее появилось непреодолимое желание заглянуть в папку со счетами Барретта, чтобы освежить это дело в памяти. Успешное разрешение проблемы по его банковским счетам было напрямую связано с повышением шансов Дэб на должность вице-президента. С тех пор как президент стал намекать на то, что она недостаточно хорошо справляется со своими обязанностями, касающимися счетов клиентов, Дэб не оставалось ничего другого, как возбудить дело о лишении права выкупа закладной мистера Барретта. Детально изучив все подробности, она много раз пыталась связаться с Джоном Барреттом и, как могла, задерживала вынесение окончательного решения. И наконец, чтобы доказать президенту и всем членам совета директоров, что женщина вполне может справиться с любыми самыми сложными обязанностями вице-президента банка, Дэб дала официальный ход делу Барретта.

И сейчас, глядя на сидящего напротив мужчину, она поклялась себе, что никогда не позволит этому неотесанному ковбою подвергать опасности ее удачную карьеру.

Однако ковбой не спешил с ответом. Он лишь задумчиво смотрел на Дэб, скользя взглядом от ее макушки к краю стола, который мешал дальнейшему обозрению. Дэб даже захотелось немедленно потрогать свои волосы, чтобы удостовериться, все ли в порядке с прической. Обычно Дэб не обращала внимания на то, какое она производит впечатление. Кроме, естественно, профессиональных качеств. Цвета ее костюмов полностью соответствовали, по ее мнению, образу банковского работника: темно-синие, угольно-серые и, конечно, черные. И ее совсем не заботило, что думают о ее внешности незнакомые посетители.

Но почему так бешено стучит сердце? Почему ей вдруг захотелось сбросить пиджак и хоть немного остудить жар, охвативший ее?

Откуда это странное ощущение, будто она давно знает этого человека? Ее чувства словно откликаются на его дыхание, его силу и мужественность. Дэб осознавала это с каждым ударом сердца.

О Господи! Да что же с ней происходит?

Ведь он всего лишь еще один разгневанный клиент, которого необходимо успокоить. Это часть ее работы.

— Давайте вы будете изображать скрягу в другой раз. Ничто не мешает вам отложить еще на несколько месяцев это чертово решение о лишении права выкупа. Вы все равно не сможете сразу продать эту собственность. Цены на землю становятся все ниже, к Рождеству ничего не изменится. Через пару месяцев Джон вновь будет на ногах. Он осмотрит свое стадо, продаст кое-что и выплатит вам все долги.

Источник

Дверь в прошлое нужно оставлять закрытой (СИ)

ДВЕРЬ В ПРОШЛОЕ НУЖНО ОСТАВЛЯТЬ ЗАКРЫТОЙ

Здравствуй, дорогой Карл!

Ни за что не угадаешь, почему я решила тебе написать! Торопиться мне некуда, так что расскажу всю историю. Я почти не пишу от руки, разве что заполняю ежедневник, так что постараюсь писать аккуратнее, иначе ты не разберешь мой почерк. Не хотелось бы, чтобы ты читал это письмо как шифровку и гадал, что означает та или иная закорючка!

Ох, наверное, невежливо начинать письмо в таком тоне! Надо спросить, как у тебя дела. Очень удивилась, узнав, что ты теперь живешь в Израиле, да не где-нибудь – а в Иерусалиме! Но потом вспомнила, что ты всегда мечтал там жить. Так что я рада, что твоя мечта исполнилась. Для этого ведь и придуманы мечты – чтобы они исполнялись. Очень интересно, как ты там устроился! Да и вообще интересно, чем ты занимался после того, как на нас напялили эти дурацкие профессорские шапочки и мантии и вручили нам дипломы. Ну, и после… ты сам понимаешь. Казалось бы, прошло семь лет, но ощущение такое, будто сменилась пара веков. Пишу и думаю о том, что ничего о тебе не знаю, ну просто ничегошеньки, поэтому меня разбирает любопытство! Я всегда была любопытна, ты и сам знаешь.

Как ты поймешь, посмотрев на адрес, я до сих пор живу в Треверберге. И уже больше пяти лет работаю в издательстве Оливии Сандерс. Первые пару лет я перебивалась там и сям, работала официанткой, продавцом, даже успела потанцевать в ночном клубе (в том самом, где подрабатывала во время университетской учебы)… а потом увидела в «Треверберг Таймс» объявление о том, что в «Сандерс-пресс» требуются редакторы. По-моему, сама Оливия писала объявление: у нее всегда был немного напыщенный стиль. «Нам не важен ваш опыт работы. Нам важны только четыре вещи – самоотдача, творческое мышление, свобода от стереотипов и любовь к печатному слову». На собеседовании нас было целых двадцать человек, а взяли только меня одну! Ты можешь себе представить? Будто сама Судьба меня туда привела за руку… Мисс Сандерс, оказывается, не такая напыщенная и высокомерная особа, какой ее представляют. Совсем наоборот! Конечно, к своей работе она относится серьезно и дерет с нас всех в три шкуры, не дай Бог нам сделать что-то не так. Но она совсем не прочь посмеяться вместе со всеми и сделать что-нибудь дурацкое. К примеру, на прошлую Апрельскую ночь она надела костюм ведьмы и нацепила рожки! И пришла так на работу! Вот смеху-то было!

Около года я проработала младшим сотрудником, а теперь я – заместитель мисс Сандерс. Зарплату мне подняли почти втрое, и недавно я купила новенькую квартиру на выезде из города – ты, наверное, помнишь, там есть небоскребы. И еще я сдала на права и купила машину. Теперь разъезжаю по всей Европе, так что у меня тоже исполнилась маленькая мечта. Я всегда любила путешествовать вот так, без запланированного маршрута и скучного гида. Но путешествую я редко, потому что работы у нас очень много. К примеру, где-то полгода назад мы издали новый роман Джеральда Гентингтона. Он называется «Судьба не делает ошибок», и – да-да! – это эротический детектив! Ты только представь себе – Джеральд начал писать детективы! Обязательно прочитай, это замечательная книга. Он не писал пару лет (мисс Сандерс сказала, что у него были какие-то личные проблемы, он развелся с женой и все такое), а теперь взял и выдал! По-моему, он переплюнул даже «Остров забытых желаний», после которого буквально проснулся знаменитым. Я прочитала книгу за одну ночь, не могла оторваться, а потом даже написала Джеральду большое письмо-отзыв, он был растроган. Мы издали ее первыми, огромным тиражом, но уже почти все раскупили, похоже, придется печатать еще. Только обложку переделаем. Это такой рекламный ход, на нем настаивает мисс Сандерс, хотя понятия не имею, зачем это нужно. Как по мне, так Джеральд Гентингтон – это марка, знак качества, и ни в какой рекламе он не нуждается. Просто – Джеральд Гентингтон, вот и все! Его можно издавать в какой угодно обложке!

Еще мы допечатали тираж «Мира между нами» Адама Фельдмана, и очередной тираж «Прозрачного гранита» (это моя любимая!). Кстати, по «Прозрачному граниту» недавно сняли фильм, ты его смотрел? Я очень удивилась, увидев там Афродиту Вайс… судя по всему, ее актерская карьера идет в гору. Но я и не сомневалась – она всегда была талантлива. Ах да, и еще одна новость, самая замечательная! Даже две новости. Во-первых, у Адама выходит новый роман. Пока не скажу, как он называется – чтобы ты помучился от нетерпения, я знаю, как ты любишь его книги, но могу сказать, что роман прекрасен! Во-вторых, я решила пригласить его на встречу с читателями. Да-да, представляешь? Просто взяла и позвонила самому Адаму Фельдману и сказала: «Господин Фельдман, а почему бы вам не приехать в Треверберг?». Ужасно волновалась, конечно, и уже придумала целый список напыщенных фраз для того, чтобы его уговорить. А он взял и согласился! Просто сказал: «Хорошо». Видел бы ты, какая толпа пришла на эту встречу! Мы решили устроить ее во дворце культуры имени Уильяма Тревера – ты помнишь, он находится в пяти минутах ходьбы от биржи. В зале не осталось свободных мест! Бедный Адам, он часа три отвечал на вопросы читателей и почти охрип… надеюсь, он меня не возненавидел за то, что я его пригласила, и приедет к нам еще.

Ну, что это я все о книгах. Как всегда – хочу написать письмо, а пишу только о книгах. Это ведь, можно сказать, моя жизнь. Кстати, так и не рассказала, почему я решила тебе написать. Мы купили права на издание книг Кристофера Брайта, я искала в сети фотографию для того, чтобы поместить ее на обложку вместе с краткой информацией о писателе. Ты представляешь, какой я испытала шок, когда узнала, что это, оказывается, твой псевдоним, и это твоя третья книга? Я даже протерла глаза – решила, что вчера вечером слишком много работала и переборщила с кофе! Я похвасталась мисс Сандерс, сообщив ей, что мы с тобой учились вместе, да еще и на одном факультете и в одной группе. Почему-то в книжных магазинах Треверберга не продают твоих книг (это надо исправить, и я об этом позабочусь, уж поверь!), и я, недолго думая, заказала их через Интернет. Отменила все планы на выходные, грелась под одеялом с чашкой чая и кошкой под боком (Кристина совсем старенькая, но держится молодцом!) и читала… это прекрасно, Карл. Даже не знаю, как описать свои ощущения и впечатления, что для меня странно – я ведь всегда хорошо могла выражать свои мысли. Плакала и смеялась, злилась и радовалась, вспоминала…

И как приятно было увидеть «Черные лилии» на бумаге, ты просто не представляешь! Я радовалась как девчонка, помню, как ты приносил мне распечатанные листы и сетовал на то, что это никто не опубликует. А я правила их красной ручкой и говорила тебе, что ты слишком любишь наречия. Помнишь? Как давно это было. А теперь держу эту книгу в руках. Такое странное ощущение. И ты посвятил ее мне… наверное, хорошо, что ты написал просто «Адриане». Без всяких там «с уважением» или, упаси Бог, «с любовью». Мне кажется, с пояснениями это было бы неправильно. Надо написать тебе пространный отзыв, даже три отзыва, на каждую, но, веришь или нет, в голове страшный сумбур. Напишу попозже, я обещаю. Но уже рекламирую твои книги мисс Сандерс, и убедила ее в том, что их обязательно нужно напечатать у нас! Я лично примусь за обложки, уже сделала много набросков. Да, я до сих пор рисую! Правда, редко – ты ведь знаешь, мне всегда было трудно усидеть на стуле больше пяти минут. Мисс Сандерс говорит, что я самый настоящий Стрелец: если чем-то загораюсь, то не успокоюсь, пока все вокруг не начнут гореть и активно действовать.

Потом – уже после того, как нашла фотографию для обложки – я продолжила искать информацию о тебе и нашла твой Живой Журнал. Это были еще одни выходные, во время которых я полностью потерялась для общества. Даже подумала открыть журнал и себе, но решила, что не стоит – я себя хорошо знаю, буду вести его нерегулярно, а это неинтересно. В общем, я подумала и решила, что напишу тебе письмо. Именно «живое» письмо. Мне хочется, чтобы ты увидел мой почерк. И еще мне хочется снова увидеть твой почерк. Почему-то я думаю, что он изменился. Да и вообще, не люблю электронные письма. Наверное, потому, что мой почтовый ящик открыт весь день, и я только и делаю, что переписываюсь с другими. Пишу письма, отвечаю, снова пишу. Другие умирают от зависти, узнав, что я могу написать тому же самому Джеральду или Адаму, но на самом деле эти электронные письма – такая чушь! Как видишь, я даже заказала специальный набор – конверты и бумагу для писем. В этом есть что-то романтичное, правда? Жаль, что люди сейчас почти не пишут писем.

Читала «Черные лилии» и думала о тебе. Точнее, о нас с тобой. Или правильнее будет «о тебе и обо мне»? Знаю, что это глупо, но «о нас с тобой» мне больше нравится… совсем замучила ностальгия. Читала – и перед глазами появлялись картинки из прошлого. Так, будто это какой-то документальный фильм. Сейчас в Треверберге зима. Точнее, пока что не зима – это ведь вторая половина ноября. Но уже выпал снег, представляешь? Я ношу пушистую шапку, купила недавно у Франчески Уинстон за дикие деньги, но уж очень она мне понравилась (не пытайся понять, я ведь женщина). Снег идет почти каждый день – наверное, зима будет холодной. Представляешь, подходишь к окну в выходной – а за окном снег! Похож на клочья ваты, и такое ощущение, будто можно собрать его и сделать большой, но невесомый комок. Я помню, ты любил снег. Помнишь, как мы гуляли в парке у реки зимой? Я тебе связала шарф, чтобы у тебя не мерзла шея. Зеленый с желтыми вставками. Теплый и пушистый. Ты говорил, что его цвета напоминают тебе о лете. А еще мы варили глинтвейн у тебя дома. Ты каждый раз умудрялся покупать подгнившие лимоны, и вкус у глинтвейна был странный, хоть и приятный.

Честно признаюсь, что до этого момента я почти не вспоминала о тебе. Уж слишком быстро крутилось колесо моей жизни. А недавно просматривала выпускной альбом университета и увидела там твое фото. Да и свое тоже. Мы там такие странные, совсем не похожи на себя. Впрочем, такое часто бывает, когда фотографируешься для таких альбомов. На тебе твой любимый черный свитер, а на мне – белая шелковая блузка. Черное и белое. Мы всегда были такими разными. В этом есть что-то ироничное, правда?

Сейчас я думаю о том, как бы повернулась наша жизнь, если бы мы тогда не расстались. Ведь мы не ссорились, не ругались. Просто тихо разошлись. Наши университетские друзья, наверное, были удивлены – мы были вместе целых три года, а потом – бац! – и все. Без видимых причин. Без видимых для них причин, конечно. Да и для меня, если уж честно, тоже. Ты ведь просто уехал, а я просто отпустила тебя. Помню, как стояла на вокзале (теперь этого перрона уже нет, куча новых веток, да и вообще – у нас сейчас мировой вокзал, просто прелесть, Европа и Европа!) и смотрела вслед твоему поезду. Думала, что ты выглянешь из окна и помашешь мне рукой на прощание, но ты не выглянул. А поезд подмигнул мне задними огнями и уехал в тоннель. Мне казалось, что я должна заплакать – ведь обычно люди плачут в таких ситуациях. Не знаю, что я тогда почувствовала. Стояла, держала в руках цветы, которые ты мне подарил (где ты их достал посреди зимы?) и молчала. А потом на вокзале начали собираться люди, пассажиры следующего поезда, и я пошла домой.

Иногда я думаю – может, я недостаточно сильно любила тебя, и поэтому не плакала? С другой стороны, какой смысл плакать в таких ситуациях? Люди плачут только тогда, когда они жалеют себя. А я не жалела себя. Я знала, что ты уезжаешь туда, где тебе будет лучше. И потом чувствовала, что тебе действительно лучше там, где ты сейчас. Ну, а потом я узнала про Иерусалим! И теперь я уверена в том, что ты счастлив.

Я встречалась с молодым человеком, которого звали Уильям (не ново для Треверберга, а?). Мы были вместе около двух лет, а потом разошлись. Он не выдержал моего ритма жизни, а меня раздражало его спокойствие. Терпеть не могу спокойных мужчин! Хотя с тобой все было иначе, и это странно. В общем, с тех пор у меня не было каких-то более-менее постоянных отношений. Там и тут случались всякие интрижки, но это отношениями назвать нельзя. Я слишком увлечена работой, а мужчины не любят таких женщин.

Ладно, это получается слишком длинное письмо! Думала, что напишу пару строк – и расписалась. Расскажи мне о себе и о том, как ты живешь. Расскажи, бывает ли в Иерусалиме снег. И вообще, расскажи, как ты там. Буду ждать твоего письма.

Источник

Adblock
detector