янчевецкий у стен недвижного китая

Янчевецкий у стен недвижного китая

Стальной щетиною сверкая,

Не встанет Русская земля?

i 002

Однако в XIX в. эта страна древней истории и высокоразвитой цивилизации скатывалась в пропасть. Китай переживал глубокий кризис, достигший своего пика к началу XX века. Писатель Цзэн Пу в 1894 г. подписал одну из своих новелл псевдонимом «Больной человек Восточной Азии» – выражение это в буквальном смысле характеризовало процессы, происходившие в империи, которая все еще продолжала гордо именоваться Поднебесной. Сложно с точностью указать причину этого кризиса. Возможно, повинны в нем, хотя бы отчасти, сами китайцы, пытавшиеся отгородиться от мира с помощью политики самоизоляции. Но, без сомнения, немалая ответственность лежит и на европейцах, которые, прежде всего британцы, стремились во что бы то ни стало укрепиться в Китае, обеспечив себе стратегический плацдарм в Азии и огромный рынок сбыта для своих товаров. Сами китайцы европейских товаров не покупали, и за китайские шелк, фарфор и чай, которые пользовались огромным спросом в Европе, приходилось расплачиваться исключительно серебром.

Нанкинский трактат стал первым из так называемых «неравных договоров», которые вынужден был подписать Китай во второй половине XIX в. Свои условия Поднебесной, помимо Великобритании, диктовали США, Франция, Россия, Пруссия, Португалия. Подобные договоры были вынуждены подписать и другие страны Восточной Азии, в частности Япония. Но японцы, благодаря стремительному экономическому росту, довольно быстро отказались от своих обязательств и теперь сами проводили политику экспансии по отношению к Китаю.

Уже спустя три месяца после начала японо-китайской войны 1894–1895 гг. китайское правительство во главе с императрицей Цы Си начало искать пути для заключения перемирия. 17 апреля 1895 г. в городе Симоносеки был подписан договор, согласно которому Китай признавал самостоятельность Кореи, что создавало возможности для японской экспансии в этом государстве. Также Японии были переданы Тайвань, острова Пэнху и Ляодунский полуостров и предоставлены права строительства промышленных предприятий в Китае. Огромная контрибуция в 200 миллионов лянов окончательно обессилила Поднебесную.

Как считает большинство историков, именно Симоносекский договор стал отправной точкой в борьбе империалистических держав за территориальное расчленение Китая, в результате чего страна превратилась в полуколонию. Россия, Германия и Франция решили вмешаться, но не ради суверенитета Китая, а чтобы удовлетворить свои интересы. 23 апреля 1895 г. три правительства одновременно, но формально каждое по отдельности, потребовали от Японии пересмотреть условия Симоносекского договора, касавшиеся территориальных приобретений (так называемая «тройственная интервенция»). Японии пришлось уступить, выторговав себе разве что дополнительную контрибуцию.

i 003

В итоге к началу ХХ в. ведущие страны мира разделили Китай между собой: Британия контролировала важнейший район реки Янцзы и ее притоков; сфера влияния Франции охватывала южные провинции Юньнань, Гуанси, Гуандун и остров Хайнань; Германии – Шандунь; России – Маньчжурию и районы к северу Великой Китайской стены; Японии – провинцию Фуцзянь (что фактически означало контроль над Кореей).

Следствием международной экспансии стала практически полная зависимость экономики Китая от иностранного капитала. Зарубежные компании предпочитали вкладывать деньги не в промышленные предприятия, а в развитие месторождений полезных ископаемых и строительство железных дорог. Однако благое, на первый взгляд, дело стало одной из причин народного недовольства, вылившегося в крупнейшее восстание. Стремительное строительство новых путей сообщения, введение почтово-телеграфной связи, импорт фабричных товаров привели к настоящей катастрофе. Лишились средств к существованию многочисленные работники традиционных китайских видов транспорта и связи: лодочники, возчики, носильщики, охранники и смотрители посыльных служб. Да к тому же железные дороги часто прокладывали по полям, при их строительстве сносили дома и кладбища.

Добавили своего и засухи, а также эпидемии холеры, охватывавшие в 1890-х гг. целые провинции и приписываемые «заморским дьяволам». В общем, почва для восстания была подготовлена и удобрена…

«Ихэцюань» («Кулак во имя справедливости и согласия»), «Ихэтуань» («Отряды справедливости и мира»), «Иминьхуэй» («Союз справедливых»), «Дадаохуэй» («Союз больших мечей») – названия разные, суть одна: во второй половине 1890-х гг. на севере Китая появилось несколько стихийных, но достаточно быстро организовавшихся отрядов. Впоследствии особый вес приобрели два первых объединения. А поскольку многие участники восстания практиковали физические упражнения, напоминавшие кулачный бой, с подачи европейских и американских журналистов их стали называть боксерами.

В ноябре 1897 г. в провинции Шаньдун были убиты несколько немецких миссионеров. В ответ германские войска высадили десант в городе Цзяочжоу и захватили его. В марте 1898 г. китайское правительство передало Цзяочжоу в аренду Германии на 99 лет, в городе должна была появиться немецкая военная база. Захват этого населенного пункта и произвол германских солдат спровоцировали очередную волну возмущения. Восстание, несмотря на карательные меры, быстро перекинулось за пределы провинции Шаньдун. Урегулирование конфликтов между иностранными войсками и местными жителями возлагалось на китайских чиновников, однако те не могли (а часто и не хотели) ничего предпринять. Ситуация в северных провинциях начала выходить из-под контроля.

Эти события совпали с так называемыми «ста днями реформ» императора Цзай Тяня (его правление именовалось Гуансюй – «блестящее продолжение»). Молодой правитель привлек группу реформаторов, которые подготовили около 60 указов о преобразованиях, касавшихся всех сфер жизни. Реформы Цзай Тяня вызвали недовольство как среди повстанцев, так и в правящих кругах. В итоге по приказу вдовствующей императрицы Цы Си правитель был помещен под домашний арест, а реформы отменены.

В это время направленные в северные провинции правительственные войска потерпели поражение. Правящая династия Цин предпочла заключить перемирие с повстанцами. Те, в свою очередь, отказались от антиправительственных лозунгов и полностью сосредоточились на изгнании иностранцев и христиан из страны.

Источник

У стен недвижного Китая

О книге «У стен недвижного Китая»

В 1900 г. молодой российский корреспондент Дмитрий Янчевецкий отправился в Китай, чтобы своими глазами увидеть экзотическую страну и описать великое восстание, потрясшее Поднебесную империю. Восставшие считали себя «справедливыми людьми» и «священными воинами», цели перед собой ставили самые благородные: мир, справедливость, свобода, согласие, независимость от иностранного вмешательства. Но… очень скоро стали печальным подтверждением известного парадокса: чем благороднее цели революции – тем страшнее ее последствия…

И у тех, кто называли себя «ихэтуань», буквально: «отряды гармонии и справедливости», не получилось ни гармонии, ни справедливости, ни мира, ни согласия. А только убийства невинных людей и кровь – реки крови, а затем предательство и закономерный конец: еще большее порабощение огромной страны и ее народа…

В гуще всех этих событий оказался молодой корреспондент газеты «Новый край» Дмитрий Янчевецкий. Путевыми заметками он не ограничился – результатом его путешествия стала книга «У стен недвижного Китая». Восторженные отзывы читателей и специалистов были вполне заслуженными, а потому автор, по рекомендации президента Франции, был избран членом Французской литературной академии. А его брат, мечтавший стать писателем, чтобы не остаться в тени, решил взять себе псевдоним, укоротив фамилию до двух первых букв.

Но так случилось, что имя Василия Яна, автора прекрасных исторических романов, известно гораздо больше, чем имя Дмитрия Янчевецкого. И дело тут не в том, что кто-то из братьев талантливее. Судьба Дмитрия Григорьевича была растоптана катком сталинских репрессий. Он был арестован в 1927 г., отправлен на Соловки и умер с клеймом «врага народа», означавшим забвение его книг на долгие годы… Но, к счастью, не навсегда…

Записи, сделанные Дмитрием Янчевецким во время его опасного путешествия, легли в основу потрясающе достоверной, уникальной книги, которая откроет перед читателем картины столкновения средневекового и нового Китая, события, ставшего отправной точкой удивительных преобразований древней страны.

В приложении публикуется блестящая книга Александра Верещагина «В Китае». Мнение профессионального военного о событиях начала XX века интересно прежде всего тем, что в поверженном, разрушенном, разделенном, униженном Китае автор увидел зарождающееся величие этой страны и впервые в европейской истории предсказал ее будущее могущество.

Электронная публикация включает все тексты бумажной книги Д. Г. Янчевецкого и базовый иллюстративный материал. Но для истинных ценителей эксклюзивных изданий мы предлагаем подарочную классическую книгу. Сотни цветных и черно-белых уникальных иллюстраций, фотографий, карт и зарисовок с места событий позволяют зримо перелистать экзотические и местами зловещие страницы этого трагического эпизода китайской истории. Это издание, как и все книги серии «Великие путешествия», напечатано на прекрасной офсетной бумаге и элегантно оформлено. Издания серии будут украшением любой, даже самой изысканной библиотеки, станут прекрасным подарком как юным читателям, так и взыскательным библиофилам.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «У стен недвижного Китая» Янчевецкий Дмитрий Григорьевич бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Источник

i 001

Иль русский от побед отвык?

Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,

От финских хладных скал до пламенной Колхиды,

От потрясенного Кремля

До стен недвижного Китая,

Стальной щетиною сверкая,

Не встанет Русская земля?

i 002

Однако в XIX в. эта страна древней истории и высокоразвитой цивилизации скатывалась в пропасть. Китай переживал глубокий кризис, достигший своего пика к началу XX века. Писатель Цзэн Пу в 1894 г. подписал одну из своих новелл псевдонимом «Больной человек Восточной Азии» – выражение это в буквальном смысле характеризовало процессы, происходившие в империи, которая все еще продолжала гордо именоваться Поднебесной. Сложно с точностью указать причину этого кризиса. Возможно, повинны в нем, хотя бы отчасти, сами китайцы, пытавшиеся отгородиться от мира с помощью политики самоизоляции. Но, без сомнения, немалая ответственность лежит и на европейцах, которые, прежде всего британцы, стремились во что бы то ни стало укрепиться в Китае, обеспечив себе стратегический плацдарм в Азии и огромный рынок сбыта для своих товаров. Сами китайцы европейских товаров не покупали, и за китайские шелк, фарфор и чай, которые пользовались огромным спросом в Европе, приходилось расплачиваться исключительно серебром.

Нанкинский трактат стал первым из так называемых «неравных договоров», которые вынужден был подписать Китай во второй половине XIX в. Свои условия Поднебесной, помимо Великобритании, диктовали США, Франция, Россия, Пруссия, Португалия. Подобные договоры были вынуждены подписать и другие страны Восточной Азии, в частности Япония. Но японцы, благодаря стремительному экономическому росту, довольно быстро отказались от своих обязательств и теперь сами проводили политику экспансии по отношению к Китаю.

Уже спустя три месяца после начала японо-китайской войны 1894–1895 гг. китайское правительство во главе с императрицей Цы Си начало искать пути для заключения перемирия. 17 апреля 1895 г. в городе Симоносеки был подписан договор, согласно которому Китай признавал самостоятельность Кореи, что создавало возможности для японской экспансии в этом государстве. Также Японии были переданы Тайвань, острова Пэнху и Ляодунский полуостров и предоставлены права строительства промышленных предприятий в Китае. Огромная контрибуция в 200 миллионов лянов окончательно обессилила Поднебесную.

Как считает большинство историков, именно Симоносекский договор стал отправной точкой в борьбе империалистических держав за территориальное расчленение Китая, в результате чего страна превратилась в полуколонию. Россия, Германия и Франция решили вмешаться, но не ради суверенитета Китая, а чтобы удовлетворить свои интересы. 23 апреля 1895 г. три правительства одновременно, но формально каждое по отдельности, потребовали от Японии пересмотреть условия Симоносекского договора, касавшиеся территориальных приобретений (так называемая «тройственная интервенция»). Японии пришлось уступить, выторговав себе разве что дополнительную контрибуцию.

i 003

В итоге к началу ХХ в. ведущие страны мира разделили Китай между собой: Британия контролировала важнейший район реки Янцзы и ее притоков; сфера влияния Франции охватывала южные провинции Юньнань, Гуанси, Гуандун и остров Хайнань; Германии – Шандунь; России – Маньчжурию и районы к северу Великой Китайской стены; Японии – провинцию Фуцзянь (что фактически означало контроль над Кореей).

Следствием международной экспансии стала практически полная зависимость экономики Китая от иностранного капитала. Зарубежные компании предпочитали вкладывать деньги не в промышленные предприятия, а в развитие месторождений полезных ископаемых и строительство железных дорог. Однако благое, на первый взгляд, дело стало одной из причин народного недовольства, вылившегося в крупнейшее восстание. Стремительное строительство новых путей сообщения, введение почтово-телеграфной связи, импорт фабричных товаров привели к настоящей катастрофе. Лишились средств к существованию многочисленные работники традиционных китайских видов транспорта и связи: лодочники, возчики, носильщики, охранники и смотрители посыльных служб. Да к тому же железные дороги часто прокладывали по полям, при их строительстве сносили дома и кладбища.

Добавили своего и засухи, а также эпидемии холеры, охватывавшие в 1890-х гг. целые провинции и приписываемые «заморским дьяволам». В общем, почва для восстания была подготовлена и удобрена…

«Ихэцюань» («Кулак во имя справедливости и согласия»), «Ихэтуань» («Отряды справедливости и мира»), «Иминьхуэй» («Союз справедливых»), «Дадаохуэй» («Союз больших мечей») – названия разные, суть одна: во второй половине 1890-х гг. на севере Китая появилось несколько стихийных, но достаточно быстро организовавшихся отрядов. Впоследствии особый вес приобрели два первых объединения. А поскольку многие участники восстания практиковали физические упражнения, напоминавшие кулачный бой, с подачи европейских и американских журналистов их стали называть боксерами.

В ноябре 1897 г. в провинции Шаньдун были убиты несколько немецких миссионеров. В ответ германские войска высадили десант в городе Цзяочжоу и захватили его. В марте 1898 г. китайское правительство передало Цзяочжоу в аренду Германии на 99 лет, в городе должна была появиться немецкая военная база. Захват этого населенного пункта и произвол германских солдат спровоцировали очередную волну возмущения. Восстание, несмотря на карательные меры, быстро перекинулось за пределы провинции Шаньдун. Урегулирование конфликтов между иностранными войсками и местными жителями возлагалось на китайских чиновников, однако те не могли (а часто и не хотели) ничего предпринять. Ситуация в северных провинциях начала выходить из-под контроля.

Источник

У стен недвижного Китая

Скачать книгу в формате:

Аннотация

Иль русский от побед отвык?

Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,

От финских хладных скал до пламенной Колхиды,

От потрясенного Кремля

До стен недвижного Китая,

Стальной щетиною сверкая,

Не встанет Русская земля?

Однако в XIX в. эта страна древней истории и высокоразвитой цивилизации скатывалась в пропасть. Китай переживал глубокий кризис, достигший своего пика к началу XX века. Писатель Цзэн Пу в 1894 г. подписал одну из своих новелл псевдонимом «Больной человек Восточной Азии» – выражение это в буквальном смысле характеризовало процессы, происходившие в империи, которая все еще продолжала гордо именоваться Поднебесной.

Отзывы

Популярные книги

BC2 1464015704

Скажите, вы готовы работать за бесплатно? Вкалывать на известную корпорацию без праздников и выходны.

Темный Травник

BC2 1386613743

Агата Кристи Десять негритят Глава 1 1 В углу курительного вагона первого класса судья Уоргрейв.

Десять негритят

BC2 1392010857

Рэй Бредбери И грянул гром Объявление на стене расплылось, словно его затянуло пленкой скользящей.

И грянул гром.

BC4 1491481948

Трогательная история говорящего Лабрадора Мани, который оказался настоящим финансовым гением, в д.

Пёс по имени Мани

BC2 1444670351

В книге автор представляет независимый и разносторонний взгляд на жизнь и достижения самого ярког.

Илон Маск. Tesla, SpaceX и дорога в будущее

1622450434

Чужая территория (Альфа-4)

BC2 1433710051

Новинки

1637872366

Новые знакомства, новые друзья и… новые враги. Вот что ждёт любого человека, ступившего на путь отм.

Источник

Янчевецкий у стен недвижного китая

Стальной щетиною сверкая,

Не встанет Русская земля?

i 002

Однако в XIX в. эта страна древней истории и высокоразвитой цивилизации скатывалась в пропасть. Китай переживал глубокий кризис, достигший своего пика к началу XX века. Писатель Цзэн Пу в 1894 г. подписал одну из своих новелл псевдонимом «Больной человек Восточной Азии» – выражение это в буквальном смысле характеризовало процессы, происходившие в империи, которая все еще продолжала гордо именоваться Поднебесной. Сложно с точностью указать причину этого кризиса. Возможно, повинны в нем, хотя бы отчасти, сами китайцы, пытавшиеся отгородиться от мира с помощью политики самоизоляции. Но, без сомнения, немалая ответственность лежит и на европейцах, которые, прежде всего британцы, стремились во что бы то ни стало укрепиться в Китае, обеспечив себе стратегический плацдарм в Азии и огромный рынок сбыта для своих товаров. Сами китайцы европейских товаров не покупали, и за китайские шелк, фарфор и чай, которые пользовались огромным спросом в Европе, приходилось расплачиваться исключительно серебром.

Нанкинский трактат стал первым из так называемых «неравных договоров», которые вынужден был подписать Китай во второй половине XIX в. Свои условия Поднебесной, помимо Великобритании, диктовали США, Франция, Россия, Пруссия, Португалия. Подобные договоры были вынуждены подписать и другие страны Восточной Азии, в частности Япония. Но японцы, благодаря стремительному экономическому росту, довольно быстро отказались от своих обязательств и теперь сами проводили политику экспансии по отношению к Китаю.

Уже спустя три месяца после начала японо-китайской войны 1894–1895 гг. китайское правительство во главе с императрицей Цы Си начало искать пути для заключения перемирия. 17 апреля 1895 г. в городе Симоносеки был подписан договор, согласно которому Китай признавал самостоятельность Кореи, что создавало возможности для японской экспансии в этом государстве. Также Японии были переданы Тайвань, острова Пэнху и Ляодунский полуостров и предоставлены права строительства промышленных предприятий в Китае. Огромная контрибуция в 200 миллионов лянов окончательно обессилила Поднебесную.

Как считает большинство историков, именно Симоносекский договор стал отправной точкой в борьбе империалистических держав за территориальное расчленение Китая, в результате чего страна превратилась в полуколонию. Россия, Германия и Франция решили вмешаться, но не ради суверенитета Китая, а чтобы удовлетворить свои интересы. 23 апреля 1895 г. три правительства одновременно, но формально каждое по отдельности, потребовали от Японии пересмотреть условия Симоносекского договора, касавшиеся территориальных приобретений (так называемая «тройственная интервенция»). Японии пришлось уступить, выторговав себе разве что дополнительную контрибуцию.

i 003

В итоге к началу ХХ в. ведущие страны мира разделили Китай между собой: Британия контролировала важнейший район реки Янцзы и ее притоков; сфера влияния Франции охватывала южные провинции Юньнань, Гуанси, Гуандун и остров Хайнань; Германии – Шандунь; России – Маньчжурию и районы к северу Великой Китайской стены; Японии – провинцию Фуцзянь (что фактически означало контроль над Кореей).

Следствием международной экспансии стала практически полная зависимость экономики Китая от иностранного капитала. Зарубежные компании предпочитали вкладывать деньги не в промышленные предприятия, а в развитие месторождений полезных ископаемых и строительство железных дорог. Однако благое, на первый взгляд, дело стало одной из причин народного недовольства, вылившегося в крупнейшее восстание. Стремительное строительство новых путей сообщения, введение почтово-телеграфной связи, импорт фабричных товаров привели к настоящей катастрофе. Лишились средств к существованию многочисленные работники традиционных китайских видов транспорта и связи: лодочники, возчики, носильщики, охранники и смотрители посыльных служб. Да к тому же железные дороги часто прокладывали по полям, при их строительстве сносили дома и кладбища.

Добавили своего и засухи, а также эпидемии холеры, охватывавшие в 1890-х гг. целые провинции и приписываемые «заморским дьяволам». В общем, почва для восстания была подготовлена и удобрена…

«Ихэцюань» («Кулак во имя справедливости и согласия»), «Ихэтуань» («Отряды справедливости и мира»), «Иминьхуэй» («Союз справедливых»), «Дадаохуэй» («Союз больших мечей») – названия разные, суть одна: во второй половине 1890-х гг. на севере Китая появилось несколько стихийных, но достаточно быстро организовавшихся отрядов. Впоследствии особый вес приобрели два первых объединения. А поскольку многие участники восстания практиковали физические упражнения, напоминавшие кулачный бой, с подачи европейских и американских журналистов их стали называть боксерами.

В ноябре 1897 г. в провинции Шаньдун были убиты несколько немецких миссионеров. В ответ германские войска высадили десант в городе Цзяочжоу и захватили его. В марте 1898 г. китайское правительство передало Цзяочжоу в аренду Германии на 99 лет, в городе должна была появиться немецкая военная база. Захват этого населенного пункта и произвол германских солдат спровоцировали очередную волну возмущения. Восстание, несмотря на карательные меры, быстро перекинулось за пределы провинции Шаньдун. Урегулирование конфликтов между иностранными войсками и местными жителями возлагалось на китайских чиновников, однако те не могли (а часто и не хотели) ничего предпринять. Ситуация в северных провинциях начала выходить из-под контроля.

Эти события совпали с так называемыми «ста днями реформ» императора Цзай Тяня (его правление именовалось Гуансюй – «блестящее продолжение»). Молодой правитель привлек группу реформаторов, которые подготовили около 60 указов о преобразованиях, касавшихся всех сфер жизни. Реформы Цзай Тяня вызвали недовольство как среди повстанцев, так и в правящих кругах. В итоге по приказу вдовствующей императрицы Цы Си правитель был помещен под домашний арест, а реформы отменены.

В это время направленные в северные провинции правительственные войска потерпели поражение. Правящая династия Цин предпочла заключить перемирие с повстанцами. Те, в свою очередь, отказались от антиправительственных лозунгов и полностью сосредоточились на изгнании иностранцев и христиан из страны.

Источник

Adblock
detector