южная стена пик коммунизма

Южная стена пик коммунизма

ECOZpV rfPODOo32Ph27HSXqSDhB8oRMg8Ol2Hs4vyGwIBf MgntYNCTs7kTDZC8KdBtTXws

Николаю Петрову и Владимиру Башкирову

ECOZpV rfPODOo32Ph27HSXqSDhB8oRMg8Ol2Hs4vyGwIBf MgntYNCTs7kTDZC8KdBtTXws

ECOZpV rfPODOo32Ph27HSXqSDhB8oRMg8Ol2Hs4vyGwIBf MgntYNCTs7kTDZC8KdBtTXws

ECOZpV rfPODOo32Ph27HSXqSDhB8oRMg8Ol2Hs4vyGwIBf MgntYNCTs7kTDZC8KdBtTXws

Как я чуть не умер I

ECOZpV rfPODOo32Ph27HSXqSDhB8oRMg8Ol2Hs4vyGwIBf MgntYNCTs7kTDZC8KdBtTXws

На одной из ночевок, кажется, пятой, расчищая полку под палатки, мы нашли в снегу кастрюлю с ложками. Свою, и тоже с ложками, мы уронили в первый же день, а эту, скорее всего, забыла компания Валиева восемью годами раньше. Вроде бы не Гумачи…
Закон сохранения энергии работает, но, интересно, что скажет об этом теория вероятности?

Как я чуть не умер II

ECOZpV rfPODOo32Ph27HSXqSDhB8oRMg8Ol2Hs4vyGwIBf MgntYNCTs7kTDZC8KdBtTXws

Команду можно было разделить на две половины: основную и вспомогательную. В первой были Башкиров, Петров, Обиход и Яночкин, во второй – Егоров, Михайлов, Северов, Стеценко. Граница между этими половинами была размыта, каждый из нас постоянно перетекал туда и обратно, но, тем не менее, из-за разницы в опыте, физических и технических способностях, такая граница была. Мы все работали в меру своих возможностей, но…
Для прохождения особо сложных участков у нас был специально обученный Яночкин, которому абсолютно все равно, где лезть и по чему: по снегу, по скалам, по льду – рельеф не имеет значения. Направление – тоже, потому что Яночкин лез к выбранной точке, стараясь не сильно отклоняться от прямой, и что самое удивительное, почти всегда пролезал. Пожалуй, только Башкиров мог составить ему конкуренцию, но маршрут был слишком длинным для двоих, поэтому полазить, с переменным успехом, удалось почти всем.

ECOZpV rfPODOo32Ph27HSXqSDhB8oRMg8Ol2Hs4vyGwIBf MgntYNCTs7kTDZC8KdBtTXws

Примерно на 7000 стену пересекает полка, идущая справа налево до высоты 7200 и существенно облегчающая прохождение верхней части. По официальной версии, никто, кроме Масюкова, Пучкова и Хомутова, свернувших на нее после гибели Пелехова в 1977 году, там не ходил. Тем не менее, полка провешена перилами, некоторые крючья даже с клеймом. Спросили Масюкова: они перил не вешали, тем более из импортной веревки, которой у них просто не было. Не иначе это были черные альпинисты, ведь все остальные команды проходили верхнюю часть в лоб, о чем ими написано в официальных отчетах. А как можно не верить официальным отчетам чемпионатов СССР?

Мы оставили на горе полтора десятка веревок, немеряно крючьев и закладок, разбили или потеряли почти все ледорубы и молотки, целых кошек осталось половина, палатки прожжены, одежда изорвана, рюкзаки (у кого есть) пусты. После всего этого я предлагаю Петрову подарить единственный оставшийся молоток накормившим нас на спуске туристам, и Петров сказал: «Ты что? Он же казенный».

На что мы рассчитывали?

Статистика результатов посещений центральной части стены: 1977 – Непомнящий – 1-е место; 1980 – Валиев – 1-е место; 1981 – Солонников – 1-е место; 1990 – Захаров (после нас) – 1-е место.

Попадание в «десятку»

Обидно?
Еще как. Когда стали известны результаты судейства, я дал себе слово: не участвовать в чемпионатах СССР никогда в жизни, и держал это слово целый год.

Источник

userinfo v8olly_ru

Жизнь как приключение

Поздравляем, ваша заявка в космос принята!

Так начиналось письмо, которое пришло ко мне на почту. А я всего-то решила поучаствовать в космическом забеге в Королёве, вспомнив, что полумарафон с футболка и медальками это лучше чем просто длинная тренировка.

Там ещё было «приветствуем тебя, космический бегун!» и про космическое питание, и про космическую футболку и даже про лунные кратеры на маршрут. Так организаторы предупреждали о возможных ямах на асфальте.

В общем, понятно, что шансов не бежать у меня просто не осталось, несмотря на то, что я только-только начала возвращаться к беговой жизни, да и вообще к жизни после долгих горных приключений.

Но запомнился забег не этим, а совершенно неожиданными встречами.

0 180834 8402f0a2 XXL

И вот я лучше об этом расскажу.
Даже не о самих встречах, а о воспоминаниях связанных с ними.

Заодно, меня часто спрашивают, а что можно почитать о горах такого интересного. Так вот, давайте лучше о горах и о почитать.

Ну и вот навеяло про почитать. Есть такой человек Владимир Стеценко. В своё время он ходил просто невероятные маршруты в невероятной команде. Но в широких кругах альпинистов он стал известен не этим, а своими литературными не побоюсь этого слова произведениями.

Кроме «Южной стены» у Стеценко ещё много чего можно почитать. Собственно, благодаря Володе, я внезапно оказалась героиней одного из его рассказов. Узнала об этом я, правда, совершенно случайно, прочитав этот рассказ, где моё имя проходило незримой нитью и который заканчивался словами:

«В связи с этим хочу обратиться лично к Ольге Румянцевой: «Дорогая Ольга! Простите, что я так запросто к Вам обращаюсь, но в почти совместном восхождении на высочайшую вершину Европы, правда, по европейской версии, мы обязательно должны были встретиться и даже встретились, но разошлись, не узнав друг друга. Вы поднимались, а я спускался по тропе: орлиный взгляд, походка леопарда, львиная грива, чёрные стильные одежды, ботинки цвета моря на лазурном берегу (правый замотан скотчем). Если Вы меня когда-нибудь узнаете по этим приметам, пожалуйста, дайте знать, а то, по словам моего товарища Володи Лавриненко, не доверять которым у меня нет основания, нашу поездку без встречи с Вами нельзя считать успешной»

Вот такие забавные пересечения порой происходят.

А когда сознание растуманилось, я увидела, что это Антон, с которым мы лет 15 назад пересекались во время восхождения на Ленина и у которого остался мой диплом об этом восхождении.
С тех пор мы если и встречались, то исключительно на страницах фейсбука.

Там же можно найти ссылки на другие произведения автора.
Но раз уж я тут на днях обозначила вопрос «Зачем люди ходят в горы», дам отдельную ссылку на короткий рассказ под названием «Сценарий рекламного фильма». Где дана одна из версий ответов на этот вопрос. Один из вариантов истины.

И пусть здесь же, мне на память, будет ссылка на уже упомянутую мной историю под названием Настоящий альпинизм, во второй части которого моё имя появляется достаточно регулярно. Я правда там так и не появляюсь. Но это уже неважно.

Ну и примазавшись к писательской славе, заодно вот моя история в двух душераздирающих частях про моё почти соло восхождение на пик Ленина.

С той поездки у меня осталась одна единственная фотография.

0 180833 9d1cfacf XXL

Это мы в маленьком киргизском городе Ош, отмокаем в бассейне в попытках улететь домой.
Попытки наши были настолько неудачны, что в итоге мы поехали в Узбекистан и улетали уже от туда, нацепив на себя в самолёте красивые майки с надписью P.Lenin. Там же я отдала Антону на сохранение диплом о восхождении. И вот как теперь выяснилось, с задачей он справился, и несмотря на прошедшие годы, диплом сохранил. И даже нашёл его.

И вот фотографию нашёл и пару лет назад выложил в ФБ.
На вопрос, нет ли ещё других фотографий, ответ был неоднозначный.

Наша горная часть путешествия закончилась в базовом лагере, где скупив кажется все запасы водки и напоив весь лагерь мы устроили дискотеку в юрте где были киргизские дети с фонариками в качестве светомузыки и разнузданные танцы под популярного тогда «Шоколадного зайца».

Что сказать. С тех пор мы все сильно изменились. Наверное оно так и надо когда из прошлых жизней у тебя остаются только правильные вещественные воспоминания.
Например, о высоких красивых горах.

А всё остальное. Приятно вспомнить короче 🙂

Источник

Южная стена пика Коммунизма 7495м. История одного восхождения

10919 670

В 1953г. в верховья ледника Беляева поднялись К.Туманов и А.Балдин – участник экспедиции МГУ, руководимой Б.Гарфом. Они предприняли попытку поднятся и на Памирское фирновое плато по одному из контрфорсов, выходящих к плато между пиками Ленинград и Куйбышева. Но это была только разведка. Правда альпинисты сумели сделать первые фотографии южной стены пика Коммунизма.

В 1962г. команда спортивного общества «Спартак» во главе с В.Абалаковым предприняла попытку подъема на пик Коммунизма по южной стене. Однако неблагоприятные погодные условия не позволили ей добиться успеха.

В 1963г. выдающийся стенолаз, заслуженный мастер спорта Л.Мышляев планировал организовать экспедицию для прохождения южной стены Коммунизма, но год был «неэкспедиционным», а трагедия на Чатыне лишила коллектив общества «Буревестник» этого замечательного спортсмена. Однако альпинисты «Буревестника» решили во что бы то ни стало пройти южную стену.

Весной 1965г. на специальном заседании секции альпинизма «Буревестника» было принято решение о подготовке команды высотников для этого сложного восхождения. Подготовка к нему началась в том же году. Альпинисты В.Божухов и А.Белопухов направились на Памир для разведки стены. В течение лета они наблюдали за состоянием стены и выбирали возможные пути восхождения.

Стена разведана, но готовой команды еще нет, ее надо создать. Успешное восхождение команды альпинистов руководимой Л.Добровольским, по контрфорсу южного ребра на пик Коржиневской (7105м.) в 1966г. показало, что южная стена может быть пройдена.

1967г. опять был «неэкспедиционным». Снова штурм стены откладывается.

Осень 1967г. Президиум Федерации альпинизма СССР, после успешно проведенной Международной альпиниады на пик Ленина, посвященной 50-летию Советского государства,предполагает организовать советско-французкую экспедицию в район пика Коммунизма. Цель ее – восхождение по южной стене. В феврале 1968г. было сделано предложение альпинистскому клубу Франции о проведении совместной экспедиции. К сожалению, у французов было мало времени на подготовку, и они отказались принять участие в экспедиции. Пришлось штурмовать стену без их участия. К этому советские альпинисты были готовы. В состав экспедиции вошли: В.Глухов, В.Иванов, Э.Мысловский, А.Овчинников, которые уже совершили восхождение на пик Коржиневской по контрфорсу южного ребра, Г.Карлов, И.Рощин, В.Шатаев, и Н.Алхутов. Хозяйственную деятельность обеспечивал опытный высотник Н.Шалаев.

Итак, 19 июля 1968г. все участники экспедиции вышли к подножию пика, на верхнюю ступень ледника Беляева.

10920 670

Верхняя ступень ледника Беляева.»Грузинские ночевки»

Старт штурма не был обнадеживающим. Подойдя к намеченному участку скал, тренер команды А.Овчинников и руководитель Э.Мысловский увидели на снегу множество следов от упавших сверху камней. Спортсмены удачно миновали эту неприятную зону,укрылись под защиту стены и стали обсуждать, что делать. Первой мыслью у альпинистов было пойти влево. Казалось, что там нет следов от падения камней. Сделав несколько шагов в этом направлении, они решили, что можно подниматься прямо вверх, так как на этом участке камни не угрожают: участок находится под прикрытием стены.

10921 670

Прошли несколько веревок. Скалы довольно сыпучие. Четверке альпинистов будет трудно обрабатывать стену и поднимать все грузы, необходимые для восхождения. Следовательно, нужно идти восьмеркой.

Поздно вечером возвратились разведчики на ледник.Здесь их ждал горячий ужин, приготовленный Славой Глуховым и Валей Ивановым.
На следующее утро, 20 июля, пока не рассеялся туман, Мысловский и Овчинников пошли ко второй четверке. Рассказали все, что узнали о стене, и предложили включиться в обработку маршрута и последующее восхождение.

Предложение оказалось весьма заманчивым. Началось энергичное обсуждение. Стена выглядела грозной и непреступной, требовала высокого мастерства и спортивной дерзости. Эмоции постепенно уступили место рассудку. В конце концов участники второй четверки сказали прямо, что они морально не готовы к такому маршруту, поблагодарили друзей за доверие и отказались.

Начались тяжелые будни. Участники штурма стены обрабатывали ее нижнюю часть, меняясь по двойкам.

10922 670

Вторая четверка вышла на восхождение по маршруту на пик Правды.

10923 670

пик Правды (6406м) пик Россия (6868м)

К 23 июля было обработано уже 600м стены. На этом пути набивали крючья, на сложных участках навешивали веревки.
Вечером этого же дня вернулась команда с пика Правды. Возглавлявший ее Н.Алхутов рассказал о восхождении,совершенном по еще никем не пройденому маршруту. Победителей от души поздравляли. Записав в актив экспедиции первопрохождение 5Б (на тот момент, высшая категория сложности). Такое начало обнадеживало.

Считая первый этап подготовки к штурму стены законченным, все альпинисты 24 июля возвратились в базовый лагерь для отдыха и подготовки к ее прохождению. Отдых команды продолжался четыре дня. За это время была окончательно уточнена тактика штурма стены, принято решение направить вторую часть команды под руководством В.Шатаева на пик Коммунизма по пути К.Кузьмина (1959г.), обсуждены вопросы взаимодействия между обеими командами.

В соответствии с принятым планом предполагалось продолжить обработку стены до выхода на большую снежную полку и только затем начинать штурм.

«Стенная» команда в составе Э.Мысловского (руководитель), А.Овчинникова (тренер), В.Глухова и В.Иванова 29 июля вышла из базового лагеря и 31 июля уже была на стене.

Альпинисты обнаружили, что камнепады усилились. Но то, что раньше казалось страшным, теперь воспринималось более спокойно. Человек постепенно привыкает ко всему. Очередной бивак на скальном плече конторфорса. Видимо, альпинисты совершенно забыли, что над контрфорсом высится 2-километровая стена.

Ночью были слышны камнепады. Овчинников и Мысловский, оставшиеся ночевать в палатке, были уверены, что находятся в безопасном месте. 1 августа они вышли далее по обработанному пути. Было около 9 часов – стена южная, солнце ее освещает поздно, рано выходить холодно. Поднялись до площадки, где при первой обработке маршрута оставили грузы и палатку. Расширили площадку, насколько было возможно, но поставить палатку не удалось. Продолжили обработку стены. Навесили еще четыре веревки. Наконец вышли на снежное плечо, где можно было ставить палатки. Из-за позднего времени вновь поднятся сюда с рюкзаками не смогли. Мысловский и Овчинников остались ночевать в палаточке на контрфорсе.

Вечером состоялся обычный обмен ракетами. Внизу и вверху взлетели зеленые огни, свидетельствующие о благополучии. И вдруг вдали к небу поднялась красная ракета. Овчинников и Мысловский определили, что это из района пика Патриот. Там находились две команды Центрального совета физкультуры. Других альпинистов там нет. Так что же это? Сигнал тревоги или по ошибке дали ракету не того цвета? На душе у Мысловского и Овчинникова тревожно.

Утро 2 августа. Нагрузившись рюкзаками, двойка начала подъем. Но вскоре они заметили, что со стороны базового лагеря вышла двойка альпинистов и направляется к ним. Вскоре они останавливаются и что-то кричат. Наконец удалось разобрать слова: в одной из команд на пике Патриот произошел несчастный случай. Друзья переглянулись. Нужно спускаться вниз и идти на помощь попавшим в беду.

Спуск пострадавшего В.Федорова, сломавшего ногу при восхождении на пик Патриот, занял почти неделю.

В эти дни нагрузка на альпинистов была колоссальная. Пришлось совершить предельно быстрый подход к месту проишествия. Транспортировка пострадавшего по сложному маршруту требовала много сил, волнений и большого напряжения.

В базовом лагере, где уже находился врач, доставленный вертолетом, Федорову была сделана операция.

К «грузинскому» лагерю четыре альпиниста (В.Глухов, В.Иванов, Э.Мысловский, А.Овчинников) поднялись вновь 8 августа. На следующий день вышли рано. Вот и грозная стена. У ее подножия черным-черно от свалившихся камней. Они падают по широкому желобу. Дойдя до палатки на контрфорсе, альпинисты обнаруживают, что она пробита камнями. Мысловский и Овчинников внимательно осмотрели негостеприимную стену. Камнепады идут и справа и слева. Часто приходится укрываться за скальными выступами. Подъем приостанавливается. Альпинисты решают переждать камнепад.

После 19 часов камнепады стихли. Но пройти надо еще много. Путь известен, но рюкзаки тяжелые. Альпинисты решают быстро подняться ко второй площадке. Взять отсюда только необходимое – продукты, палатки; примус не брать. От площадки подняться по трем навешенным веревкам, хотя особенно им доверяться нельзя: веревки могут оказаться перебитыми камнями. Мысловский все время впереди. Уже в полной темноте они поднялись на гребешок и здесь поставили палатку. Осмотревшись, решили, что место защищено от камней, во всяком случае в ночное время. Договорились, что утром надо выйти как можно раньше, чтобы пройти камнеопасную зону до 12 часов.

Утро выдалось хорошее. Альпинисты встали рано. Подъем шел по неочень крутому снежно-ледовому склону. Решили надеть кошки и выходить. Но неожиданно выявилось затруднение: во время спасательных работ Мысловский оказался с маленькими кошками. Пригонять их по размеру ботинка времени не было. Единственное утешение: «кошачья работа» сегодня должна закончится. Вышли. Четверка шла в связках по двое с одновременной или попеременной страховкой. Все выше и выше. Вскоре крутизна склона стала увеличиваться. Продвижение замедляется: приходится страховать товарища на каждом участке. Начали падать камни. На очередном участке Мысловский идет медленно. Вот он потошел к скальным выступам. Пытается забить ледовый крюк, но пока безрезультатно. В этот самй момент Овчинников увидел как на него летит камень. Отскочить в сторону нельзя: можно сорвать Мысловского. Овчинников пригибается подставляя каску. Камень пролетел у самого его лица обдав осколками льда и снега. Наконец Мысловскому удается забить крюк. Далее идут одновременно. Веревка остается для второй связки. Она находится еще в опасной зоне. Вот подходит Иванов,а за ним и Глухов. Хотя времени не больше двух часов, но команда останавливается. Вчера легли поздно, а сегодня встали рано и изрядно устали. Прошли только ту часть стены, которая хорошо известна. Надо отдохнуть, осмотреться и выбрать направление дальнейшего штурма.
Впереди снова отвесная стена – очередной скальный барьер. Решили приготовить площадку для палатки. Затем Иванов и Глухов сварили обед, который у альпинистов, служит и ужином. Не теряя времени, Овчинников с Мысловским поднимаются на две веревки вверх. Они видят, как выше их метров на 200-300 зарождаются камнепады. Сначала падают отдельные камни. Но дойдя до «уровня расположения» группы, камни собираются и, подобно цепной реакции, образуют сплошной поток несущийся вниз со страшным грохотом. Камнепадов выше 6000м практически нет.
Наконец Овчинников и Мысловский возвращаются к товарищам. Происходит обмен мнениями. Следующий день решают посвятить обработке скального барьера.

Ночь проходит спокойно. Палатки стоят хорошо. С утра начинается напряженное лазание. За день прошли 7 веревок, и кажется, что барьер пройден. Альпинисты оставляют здесь все металлическое снаряжение и быстро спускаются к палатке. Вечером начинается снегопад.

На следующий день лазание значительно усложняется из-за свежевыпавшего снега. Приходится очищать зацепки. Потребовались и кошки, так как вибрам совершенно не держит. К 15 часам пройдена обработанная накануне часть пути. После траверса направо альпинисты вышли на очередную полку. Здесь они окончательно убедились, что барьер еще не пройден. Начинает темнеть, а площадки для палатки тут нет. Наконец уже в полной темноте штурмующие выходят на каменный выступ. Приходится устанавливать палатку в подвешенном состоянии. Все на надежной страховке: и альпинисты, и палатка. и рюкзаки. Неудобно. К счастью, ночью было не так холодно.

Утро. Три веревки достаточно сложного пути, и альпинисты выходят на хорошую площадку. После короткого обсуждения решают поставить палатку. Осмотревшись и посоветовавшись, куда идти, останавливаются на первоначальном плане – спуститься отсюда по веревке на большую снежно-ледовую полку и по ней идти влево вверх. В это время видят в разрыве облаков на плече пика Коммунизма группу Володи Шатаева. Далеко внизу идет группа чешских альпинистов, направляющихся на пик Правды.

На следующий день, 14 августа, команда продолжает подниматься по снежно-ледовой полке под очередной скальный барьер;

10924 670

«Последний» бастион (350-400м) отделяющий от южного гребня

на ночевку останавливается рано – в 15 часов. Оставшуююся часть дня альпинисты подготавливают площадку для палатки. У сожалению, место для нее выбрали неудачно, под самой стеной. К вечеру начался снегопад, и по стене начал беспрерывно сыпаться снег, словно снежный водопад. Сон часто прерывается: приходится стряхивать с палатки нарастающий слой снега.

Это помогло сделать неутешительный вывод, что перкалевые палатки непрочны на морозе.
На утро палатка оказалась под снегом. С трудом альпинисты выкарабрались из нее. Очень холодно. Отчаянно мерзли руки и ноги. Все же решили начать восхождение.

Солнце осветило их только в 11 часов. Стало тепло. Сразу же улучшилось настроение. Остановились позавтракать. И снова в путь по полке до основания виднеющегося вдали снежного треугольника, чтобы оттуда штурмовать очередной скальный бастион.
Во второй половине дня случилось непредвиденное. Мысловский, выйдя на полверевки вверх траверсом, остановился для забивки крюка. Во время перекладки его из одной руки в другую он поскользнулся и полетел вниз. На всякий случай Овчинников прыгает вниз на маленькую полку. Если даже крюк не выдержит, то он погасит часть накопленной кинетической энергии. В противном случае через несколько минут они оба будут на леднике Беляева. Последовал рывок. Веревка протравилась метра на два. Падение остановилось.

Овчинников кричит Мысловскому: «Как дела?» Ответа долго нет. Слышится какое-то невнятное бормотание. Затем доносится: «Все впорядке». И вслед за этим Мысловский поднимается к Овчинникову. Небольшая остановка и снова движение. Теперь первым идет Слава Глухов из второй связки, а Мысловский замыкает движение: ему нужно отдохнуть хотя бы морально. Пройдя еще веревки три, команда останавливается на ночевку.

С утра 16 августа снова трудное лазание. За день пройдено всего несколько веревок. Альпинисты останавливаются на ночевку в большой скальной нише. Никто не остается без дела. Пока Иванов и Глухов страивают площадку и ставят палатку, вторая связка навешивает одну веревку на стене. Отсюда участники двойки увидели, что поднялись они уже высоко – пики Правды и Ленинград где-то внизу.

10925 670

пик Ленинград (6733м),пик Москва (6785м).Вид с южного гребня

Даже пики Россия и Москва тоже ниже.
Трудное лазание продолжается и на следующий день. Сначала оно идет прямо вверх, а затем траверс влево. Путь становится проще. Кажется, вот-вот альпинисты выйдут на гребень. Мысловский уходит в очередной раз на всю веревку и оттуда сообщает, что дальше можно идти «пешком».
Всем уже надоело лазать. Хочется скорее добраться до вершины. Очередной навес. Овчинников с трудом выбирается на него и с удовольствием ложится на камень – отдыхает. Еще одна веревка, и участники команды на гребне под вершиной. Отсюда они видят группу альпинистов на вершине. Ниже другие группы – это команды экспедиции Совета физкультуры.

На следующий день следом за группой С.Морозова и Е.Муравьева «стенная» команда выходит на вершину.

Теперь они не спешат. На вершине альпинисты проводят около двух часов. Единственное, что все-таки заставляет их спуститься – контрольный срок и тающий запас питания. На спуске к плато Правды их встречают альпинисты «Спартака». У них надежная связь с базовым лагерем. «Стенная» команда передает туда просьбу – продлить контрольный срок до 12 часов 21 августа. Но это уже перестраховка. В базовый лагерь команда Мысловского возвратилась 20 августа.

Так было совершено первое прохождение южной стены пика Коммунизма.
Участникам покорения южной стены пика Коммунизма были присвоены за эту победу звания мастеров спорта международного класса. Они были награждены медалями ФК и С «За выдающиеся спортивные достижения».

Прошло уже почти две недели как мы вернулись с этой стены, с этого маршрута, а я до сих пор просыпаюсь там – в маленкой палатке, что еле помещалась на гребне контрфорса.
Как будто часть этой громадной стены поселилась во мне.
И пусть по разным причинам нам не удалось достичь самой вершины. Мы нашли эту вершину в каждом из нас. И как сказал один очень хороший человек Валера Бабанов: «Отступить – это не значит проиграть!»

Спасибо компании Mountain Hardwear за предоставленное снаряжение.

Источник

Adblock
detector